Погода
на 26 мая
11°C
Курс валют
на 25 мая
$ 56.31
63.15
Ваш город:
Политическая жизнь в Кузбассе

Свой среди чужих, чужой среди своих, или Мемуары члена УИК с правом решающего голоса

Сергей Чувичкин

08.09.13 я шел на избирательный участок № 327 к 7:00 утра со смешанными чувствами. В памяти ещё свежи были воспоминания о каруселях на выборах Ермакова 27.01.13 и день грядущий сулил немало сюрпризов.

Полугодовая борьба за справедливость на выборах в коридорах полиции, прокуратуры, следственного комитета, районного и областного судов, территориальной избирательной комиссии показала, что вся государственная машина, следуя инстинкту самосохранения, покрывает преступников и фальсификаторов, которые её (власть) периодически пытаются легализовать красиво нарисованными цифрами в итоговых протоколах голосования. Состав комиссии с предыдущих выборов практически не изменился. Все кто голосовал на прошлых выборах за заведомо незаконное решение о моём удалении с участка вновь были в комиссии.

При этом в комиссии появился новый член от Гражданской платформы. Кроме как на него в борьбе с единоросами-фальсификаторами мне рассчитывать было не на кого. С самого утра мои предположения о грядущих фальсификациях нашли своё подтверждение. Ознакомившись с протоколами № 1 – 5 нашей УИК я обнаружил, что с апреля по сентябрь комиссия собиралась не менее 5 раз и голосовала по текущим вопросам в полном составе. При всём при этом я был извещен и присутствовал только на 2-х собраниях УИК, а моя фамилия была вписана в список присутствующих во всех протоколах. И мой голос тоже был посчитан.

Абсолютно никому не нужные, имеющие чисто техническое значение протоколы голосования и те накануне выборов были подделаны. Видимо тяга к фальсификациям защита в ДНК. Распределяя обязанности членов УИК перед началом голосования, председатель Грачев поручил мне принимать входящие звонки от избирателей, сидеть у стационарного телефона в соседнем помещении и носа оттуда не высовывать, дабы разумением своим не смущать начальство.

После открытия избирательного участка я подошел к члену УИК от партии ЛДПР и попросил ознакомиться со списком избирателей. Я должен был проверить отсутствие каких-либо пометок (точек, галочек напротив фамилий избирателей) в списках.

В моей просьбе мне категорически отказали и отправили к председателю. В ходе непродолжительного спора, чтобы избежать регистрации жалобы с моей стороны по столь незначительному поводу, председатель пошел на уступки и лично произвел ознакомление меня с 3 книгами со списками избирателей. Думаю, что мы установили новый рекорд по скоростному пролистыванию списков избирателей, что впоследствии было названо «ознакомлением».

Не обнаружив явных следов каких-либо пометок, я заступил на боевое дежурство на свой пост рядом с урной для голосования. Это очень нервировало председателя. Он кружил вокруг меня как уж на сковородке. 

— Сергей Викторович, отойдите от урны, Вы мешаете избирателям, нарушаете тайну голосования

— Игорь Николаевич, таинство голосования вершится в избирательной кабинке, а помех для голосующих я не создаю, видите вот избиратель спокойно бросил свой бюллетень в урну не испытывая никаких помех.

Примерно такие диалоги возникали между нами каждые 5-7 минут. Председатель настаивал, чтобы я покинул помещение для голосования и ждал звонков от избирателей в соседнем помещении.

В итоге было найдено компромиссное решение: меня обеспечили радиотелефоном и я смог принимать звонки, стоя рядом с урной. А звонки действительно были. Звонила одна и та же молодая девушка. За день она позвонила раз 15. Её интересовало из раза в раз одно и тоже: может ли она проголосовать за маму, может ли мама проголосовать за неё, какие мероприятия проводятся у нас на участке, есть ли у нас та или иная акция. После первых 5 звонков я заметил закономерность.

Все звонки раздавались в тот момент, когда из кабинок для голосования выходили избиратели с подозрительно толстыми пачками. Ведя диалог по телефону, я не мог вести видеозапись и из раза в раз разочарованно фиксировал: вброс удался. В дальнейшем телефонная террористка стала моим помошником – стукачем.

Как только я слышал её голос в телефоне я включал камеру и ждал очередного «несуна» с толстой пачкой. Объясняя ей в 10-й раз что проголосовать за свою маму она не может, а с полным перечнем мероприятий можно ознакомиться прямо на участке, я предотвратил первый вброс. Молодой парень успел просунуть толстую пачку бюллетеней в урну лишь на половину. Я заблокировал эту пачку и не дал завершить начатое.

Вызвав на подмогу дежурных полицейских, я потребовал задержать нарушителя до прибытия дежурного наряда и позвонил по телефону 02. Изъятую пачку бюллетеней как вещественное доказательство я передал дежурному полицейскому после ознакомления с её содержимым. Это была моя роковая ошибка. Как выяснится позже, полицейский отдал пачку заместителю председателя госпоже Ушкаловой. А поскольку она по праву является лучшим учеником волшебника Чурова, она продемонстрировала нам фокус-покус заявив, что в переданной ей пачке были чистые белые листы формата А4. Я не знал кому мне верить: своим глазам, глазам свидетелей этого вброса или словам Ушкаловой.

Я зарегистрировал у председателя жалобу на зафиксированные и предотвращенный мною вбросы пачек избирательных бюллетеней и вновь вернулся на свой пост рядом с урной для голосования. Следует отметить, что после поимки первого нарушителя к дежурным полицейским прибыла группа делегатов, среди которых было вышестоящее полицейское руководство и представители администрации. Они провели с полицейскими разъяснительную работу и потребовали впредь не вмешиваться в происходящее на участке. После этого я и Дворецкий остались один на один с потоком зомби-несунов и слепо-глухо-немых остальных членов комиссии, которые в каждом новом факте вброса видели лишь попытку помешать работе комиссии со стороны лиц, пресекающих нарушения.

Очередного жулика долго ждать не пришлось, женщина лет 35 никак не могла просунуть в урну толстенную пачку бюллетеней. Увидев, что я всё фиксирую на камеру она бросилась бежать. Поскольку дежурные полицейские не вмешивались и даже не пытались задержать нарушителя, я передал пачку бюллетеней члену УИК с правом решающего голоса Дворецкому, позвонил 02 и бросился за нарушителем.

Смешно и пафосно смотрелись мои тщетные попытки загородить своим телом вход в гимназию, чтобы задержать нарушителя до прибытия наряда полиции. Грузная женщина на голову меня выше начала дубасить своей сумкой меня и Дворецкого. Навалившись на меня своим массивным телом, она вынесла меня вместе с дверью и побежала прочь из гимназии.

Продолжая вести видеосъемку, я минут 20 преследовал нарушителя по Лесной поляне, продолжая информировать полицию о месте нашего текущего нахождения. В тот момент, когда за нарушителем уже ехала машина спасения, мы с полицейскими автоматчиками повязали беглеца на выезде из Лесной поляны. После этого на избирательный участок приехали представители следственного комитета. Выглядели они один в один как агенты Смит из фильма «Матрица». Строгие костюмы и черные очки придавали им поразительное сходство с теми, кто должен удалять из матрицы «сбойные» элементы.

Я слил следователю по особо важным делам имеющийся у меня видеоматериал и вернулся на участок. Председатель Грачев заметно нервничал. Уже два жулика пойманы, а он никак себя не проявил и активного члена комиссии нейтрализовать не смог. Стоя на боевом посту возле урны, я вновь выслушивал его требования отойти подальше, не вести видеосъемку.

Я ждал провокации. Интуиция меня не подвела. Из кабинки для голосования вышла молодая женщина (которая впоследствии весь день сидела и дежурила у входа в избирательный участок), в руках которой был ежедневник. Предыдущие нарушители не скрывали содержимого своих пачек и по кончикам листов было явно видно, что там находятся именно бюллетени.

В этом случае всё было наоборот. Пачка листов есть, но их окрас не виден. Я включил камеру и стал ждать развития ситуации. Женщина остановилась возле меня и урны, кокетливо демонстрируя мне свой ежедневник, как бы намекая: « Я вся твоя, задержи меня, противный….» После затянувшейся паузы она спросила: «Что — то не так? Я могу проголосовать?». Я пояснил ей, что мой повышенный интерес к ней вызван исключительно толщиной пачки листов, вложенных в её ежедневник. Я сказал, что она безусловно может проголосовать и предупредил её, что если в пачке окажутся бюллетени и она их попытается вбросить в урну, то это деяние будет уголовно наказуемым. В этот момент на сцену спектакля «Злой карабас Чувичкин обижает бедную мальвину-избирателя» выехал на белом коне защитник обиженных и обездоленных председатель Грачев. 

— Смотрите граждане, снимайте операторы, самодур Чувичкин вновь препятствует голосованию очередного избирателя. Он уже изъял пачку белых листов и теперь снова. Женщина, покажите, что у вас там….

Женщина открыла ежедневник и продемонстрировала пачку своих записулек, обернутую в избирательный бюллетень. Я снимал их, они снимали меня, в воздухе висела мхатовская пауза, Станиславский кричал: «Не верю …… !!!!!» Устроенная провокация послужила поводом для вынесения комиссией решения о моём отстранении от участия в работе комиссии. По мнению председателя, я препятствовал женщине проголосовать, хотя имеющееся видео подтверждало прямо противоположное, остановить председателя в реализации изначально задуманного было уже нельзя.

В этот момент я закончил оформление жалобы по факту попытка вброса пачки бюллетеней со стороны женщины, за которой я гонялся по всей Поляне и зарегистрировал жалобу у председателя. Торжественной вручив мне копию решения о моём отстранении, в глазах у председателя мелькнули искорки победной надежды. Он заявил мне: «Вы отстранены. Присядьте в самый дальний угол и никому не мешайте.» Я оставался рядом с урной и никуда уходить не собирался. Это явно не входило в планы председателя. Он вновь начал нервничать и срываться на крик: «Вы не имеете права, я вас отстранил!!!» Я объяснил председателю, что лишить меня специального статуса может только суд.

Отстранение от работы комиссии не мешает мне пресекать обнаруженные правонарушения и никуда со своего поста я не уйду. В этот момент председатель резко «подобрел», и отталкивая меня от урны своим грузным телом, загородил мне обзор, отвлекая меня потоком ментально-философского поноса «Сергей, зачем Вам это нужно? Ваша борьба бесполезна. Зачем Вы это делаете? Будьте как все…». Понимая, что повышенный интерес председателя ко мне не мог быть случаен, я с трудом обогнул его и в последний момент заблокировал вбрасываемую в урну пачку.

Молодой человек, который не успел завершить начатое, явно был не готов к такому повороту событий. Он стал требовать назад свои бюллетени и председатель тоже попытался их у меня отобрать. Вернувшись немного назад в своём повествовании, нужно отметить, что вторая изъятая пачка бюллетеней была утрачена Дворецким в ходе погони за женщиной нарушителем, поэтому в этот раз никому отдавать пачку бюллетеней я не собирался. Пока на участке кипели страсти, нарушитель при попустительстве дежурных полицейских с участка убежал. Третий пойманный жулик стал последней каплей в чаше терпения председателя.

Принимается решение о моём удалении с участка. Я был готов к такому повороту событий и с собой у меня было решение Территориальной избирательной комиссии, которая ещё в январе на этом же участке отменила предыдущее решение о моём удалении, поскольку по закону члена УИК с правом решающего голоса можно только отстранить. Полицейские, зная о заведомой незаконности вынесенного решения, принудительно удалили меня с участка. В ходе удаления полицейские вместе с председателем Грачевым пытались вырвать у меня фото-камеру с отснятым компроматом. К счастью, видео удалось отстоять. Оказавшись за бортом избирательного процесса, я не отчаивался. На улице меня ждал уполномоченный представителя партии «Яблоко», который оформил мне направление от партии на данный участок в качестве наблюдателя.

Понимая, что зомби-несунов на участке планируется ещё не мало, председатель не мог допустить моего нахождения рядом с урной, поэтому в допуске меня на участок в ином статусе мне также было отказано. Исчерпав возможности вернуться на участок, я направился в областную избирательную комиссию, где зарегистрировал жалобу на свое удаление. После этого мой путь лежал в Рудничный суд к дежурному судье.

По Закону все жалобы в день выборов рассматриваются судьёй незамедлительно. Поскольку выборы идут до 20:00, конституционное право на судебную защиту должно быть обеспечено вплоть до завершения выборов. В течении часа я ожидал реакции судьи на мою жалобу. Из кабинета судьи было слышно, как он по телефону консультируется: «Что со мной делать?» В итоге мне вручили определение об оставлении моей жалобы без движения, поскольку к ней не приложена квитанция об оплате гос. пошлины.

Особо не надеясь на то, что в воскресенье работают какие-либо банки я помчался в ближайший сбербанковский банкомат. При попытке оплатить гос. пошлину при вводе ИНН и ОКАТО получателя я из раза в раз получал сообщение, что платеж осуществить невозможно. Я решил вернуться в суд, чтобы подать ходатайство об отсрочке уплаты гос. пошлины до понедельника, чтобы получить решение суда уже сегодня. Все мои надежды рухнули, когда в суде мне сообщили: «Дежурный судья завершил рабочий день и покинул помещение в неизвестном направлении…».

На часах было 17:45. Оставалось лишь дожимать облизбирком. Я помчался на площадь советов. Зарегистрировав заявление с требованием незамедлительного рассмотрения ранее поданной жалобы, я получил информацию о том, что моя жалоба будет рассматриваться в окружной избирательной комиссии в Кировском районе на Ушакова 5. Через весь город я поехал туда.

Отыскав там председателя, я получил от него информацию, что он лишь подготовит данные и направит их обратно в облизбирком, рассматривать мою жалобу он не намерен. И снова я мчусь из Кировского на площадь советов, снова разрываю телефон облизбиркома, требуя прекратить этот политический футбол. В облизбиркоме мне дали телефон исполнителя, который курирует мою жалобу.

В половине восьмого вечера он прибыл на рабочее место и пояснил мне, что жалобу рассматривать он не будет, рассмотрение будет проводиться Территориальной избирательной комиссией Рудничного района. Ближе к 10 часам вечера ТИК Рудничного района принимает единогласное решение: мою жалобу удовлетворить, решение о моём удалении отменить.

Я поинтересовался у председателя Хряниной: «Как же исполнить их решение, если участок уже закрыт?». «Не переживайте», — сказала она. Я позвоню Грачеву и он Вам откроет. Я прибыл на свой участок и наткнулся на запертую дверь гимназии. Позвонив в ТИК, я уточнил: «В чем дело? Почему меня не пускают?» Хрянина разочарованно констатировала: «Мы не можем дозвониться до Вашего участка».

Удача вновь была на моей стороне, выгоняя меня с участка, у меня не отобрали выданный утром радиотелефон. Через третьих лиц я передал информацию одному из юристов, находившихся на участке, чтобы тот принял от меня телефон через окошко. Передав телефон на участок я позвонил в ТИК и сообщил, что связь с участком восстановлена. Председатель ТИК пообщалась с председателем УИК и потребовала от него допустить меня на участок. Это ничего не изменило. Я продолжал мерзнуть под дверью 327 участка, грустными глазами наблюдая как внутри представитель администрации контролирует подсчет голосов.

На участке не нашлось ни кого, кто бы упрекнул его в незаконном нахождении при подсчете голосов. Минут через 15 подъехал наряд полиции. Они сообщили мне, что им дано задание добиться моего допуска на участок. Даже с 2 автоматчиками нас на участок не пустили. Дверь никто не открыл, ломать дверь мы не стали. Окончательно замерзнув в летней одежде, я поехал в ТИК Рудничного района. Зарегистрировав жалобу на неисполнение Грачевым решения ТИК, я принялся писать особое мнение члена УИК с правом решающего голоса.

В двенадцатом часу я зарегистрировал в ТИК своё особое мнение, к котором констатировал, что многочисленные фальсификации на 327 избирательном участке не позволяют установить действительную волю избирателей.

Уже через пару дней мне будет известно, что мою жалобу на Грачева оставили без удовлетворения, а особое мнение к итоговому протоколу голосования прикладывать отказались, а пока мой путь лежал к дежурному следователю в следственное управление следственного комитета по Кемеровской области. До половины пятого утра я давал пояснения по своему заявлению о совершении на избирательно участке 327 целого ряда нарушений.

Golos Kemerova
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 0.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: