Погода
на 21 ноября
-2°C
Курс валют
на 21 ноября
$ 59.48
69.72
Ваш город:
Блог Фомы Неверова

Новые докучные сказки

Летел гусь, сел на дорогу — упал в воду. Мок-мок, кис-кис — вымок, выкис, вылез — сел на дорогу и опять упал в воду.
Русская народная сказка

* * *

Умерла у мужика жена. Он, недолго думая, нашёл себе новую. А ещё у того мужика дочка была, Настенька. Мачеха невзлюбила падчерицу и вздумала извести.

Тем временем в деревню приехали цыганы – цирк с медведями показывать и мухоморами торговать. И все мужики от мухоморов померли. А мачеха ушла в другую деревню, купцов баловать.

Настенька подросла, спуталась с цыганом, понесла от него и поехала на «Пусть говорят». Там её и видели.

* * *

А в городе жил охотник. Подстрелил он однажды горлицу, та ему и говорит: «сука ты, охотник!». И сдохла.

Царь узнал про это, рассказал боярскому собранию, и долго хохотал. И все бояре хохотали из вежливости, хотя шуток не понимали. Один только не хохотал, его за это в тюрьме и сгноили. А он просто в твиттере завис.

* * *

В столице был боярин по имени Дурак. Все его любили за весёлый нрав и прямоту: то бабу за волосы оттаскает, то королю заморскому дулю покажет. А то, случалось, и царю перечить начнёт. Так и скажет: «не прав ты, царь-батюшка, ох как не прав, но я за твою неправду и помереть готов».

Так и помер, наверное, за неправду. В те времена многие Дураки за неправду костьми ложились.

* * *

Ещё была история. Пошёл крестьянин на рынок корову продавать. Подошли стрельцы, говорят: «странная у тебя, крестьянин, корова. На заморскую похожа». И сожгли корову. И крестьянина сожгли заодно.

* * *

В одно село приехали артисты и стали представления показывать. О том, как прежний царь плясунью охаживал; как цыганы деревню мужиков заморили; как коров жгут, и много ещё всякого смешного. Народ валом валил на представления.

Потом пришёл поп, окропил всех артистов святой водой, и прогнал. Одного крестом до смерти забил.

* * *

Другой поп в самой столице читал себе акафисты, но вдруг разозлился и всех проклял. Царь его и сослал тогда в лес.

Идёт поп, видит, — навстречу стая зайцев. Поп скорей облачение надел и говорит: буду я вам, зайцы, смирение проповедовать.

А те ему смеются в лицо:

— Мы не зайцы, мы хипстеры. Иди ты дальше лесом, мракобес пузатый.

* * *

В столице было огромное поле. Говорят, раньше на том месте кладбище стояло. Потому и прозвали место Могилкиным.

Повелось на Могилкином поле гулянья устраивать для увеселения народу. Там бои кулачные или цирк с медведями. Тут на гуслях играют и песни поют, а главные гусляры сидят ко всем задом, и слушать никого не хотят. Каждый день выходили глашатаи, зачитывали царские указы, а бояре потом глотки рвали, кто с царём больше согласен, и как за неправду помереть готов.

На одном краю поля девки с парнями строили дом и тискались по углам. Потом разрушат дом, порченых девок прогонят, наведут молодок, и давай всё сызнова.

На другом краю собирались именитые бояре, попы, купцы и главные стрельцы. Соберутся, браги напьются, и вызывают жалобщиков. Жалобщик только начнёт рассказывать, как почтенная публика о нём забывает и давай орать каждый про своё. Передерутся, бывало, и довольные по домам разъезжаются. Про жалобу никто, конечно, и не вспомнит.

Заводилой у них был евнух по кличке Малой.

Царю рассказали об этом странном месте, он узнал, что царского двора там не касаются, и махнул рукой, — дескать, пусть говорят. Этак название к сборищу и прижилось.

Как-то приехала на пустьговорят Настенька из глухой деревни, где цыганы мужиков мухоморами потравили. Рассказала свою историю – про мачеху, про отца, про то, как ребёночка от цыгана родила.

Евнух Малой отыскал уже того самого цыгана, притащил и вместе с медведем. Нашлась мачеха, старая и полоумная, но она только глазами вращала и кричала свиньёй.

Бояре с попами, купцами и стрельцами по привычке обозвали Настеньку дурой набитой, цыгана пообещали на пихте вздёрнуть, а мачеху на скотный двор поселить. И ну было между собой по привычке собачиться. Уже один поп на голове ходит, а стрелец купца мутузит.

Только Настенька с детства одна росла, с волками выла, с медведями рычала, с цыганами в карты играла. И как рявкнет на всё Могилкино:

— А ну, козьи морды, заткнули хлебальники! Я к вам полгода с рыбным обозом для чего шла – чтобы вас послушать? Быстро, абортивный вы материал, приняли мою жалобу к рассмотрению. Привыкли над простым людом издеваться, устроили себе кунсткамеру. Кто обещал моего Цыгана на пихте вздёрнуть? Ты, собака боярская? А пошёл бы ты сам в пихту да ей же и накрылся! Тебе царь зачем из казны жалованье даёт – чтобы ты пьяный своё седалище здесь отирал? Или ты против царя-батюшки рыло корчишь?

Кто мачеху грозился на скотный двор определить? Ты, купчина жирная? Дай-ка, Цыган, свой нож, я ему липосакцию сделаю. Эй, стрельцы, а ну взять его, пустозвона на букву мэ, да самого к свиньям…

До того разошлась баба, что уже и стрельцы её ослушаться не смеют, и попы притихли, и бояре потихоньку расползлись, а евнух Малой только поддакивает и в ладоши хлопает. И народ собравшийся тоже в ладоши хлопает и свистит: «Так их, мироедов!»

Узнали об этом царские советники, тут же велели доставить Настеньку во дворец. И Цыган с медведем прибыли туда же. Советники посоветовались, пошептали царю в ухо, тот и провозгласил выделить отдельную царскую палату на втором этаже, и назвать её Верхней Палатой. Призвать туда на заседания главных бояр, а над ними всеми поставить Настеньку верховодить.

С тех пор ничего не изменилось. Цыганы торгуют мухоморами, дураки-бояре воруют и баб за волосы таскают, царь всем войну объявил, а сам спрятался.

Могилкино пуще лютует: скоморохи послов заграничных колотят, артисты с собаками сношаются, а на пустьговорят бабы детей рожают и зрителям раздают.

Настенька в Верхней палате с боярами чаи попивает, а Цыган с медведем им цирк устраивают.

* * *

Сам я этого не видал – люди рассказали.

Оригинал: журнал Абажур

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: