Погода
на 15 декабря
-21°C
Курс валют
на 14 декабря
$ 58.64
69.34
Ваш город:
Блог Фомы Неверова

«Личный враг губернатора». Портрет проплаченного отморозка

Жители Кузбасса собирают всё новые пикеты и митинги против строительства и разрастания угольных разрезов на юге области. Об этом рассказал в ходе своего "бюджетного послания" 23 ноября губернатор Аман Тулеев. Он назвал протестующих «отморозками», отрапортовал о новых рекордах добычи угля и открытии двух новых угольных разрезов.

«Соединённые Штаты заявили, что нужно создать как можно больше проблем, угроз при выборе президента России».

«В СМИ, в Интернете, блогерами идёт настоящая война против нас», — сообщил глава области. «Очень много непонятных людей, которые вообще не понимают в работе угольной отрасли, но уже стоят вдоль дорог с плакатами, на которых написано «закрыть, закрыть, закрыть». <…> Идут митинги, то в одном городе, то во втором, причём все мы понимаем, да и они в открытую говорят: им платят большие деньги…»

 «Нам нельзя позволять этим отморозкам так себя вести», — заявил Тулеев и предложил сплотиться вокруг «национального лидера Владимира Владимировича Путина».

Одного из лидеров протестов на юге Кузбасса — пенсионера Александра Гартмана, мы легко обнаружили в городе Киселёвске. С 2003 по 2008 год он руководил обществом шахтёров-инвалидов «Регрессник», добивался от государства положенных пенсий и других выплат по производственным заболеваниям и травмам. 24 года отработал в забое, в том числе бригадиром киселёвской шахты «Краснокаменская», на месте которой сейчас развёрнут разрез «Киселёвский».

Аудиозапись интервью находятся в распоряжении автора.

С супругой. Фото из личного архива А.Гартмана

 

На мой вопрос об экологии Александр Андреевич сразу заводится:

— У нас в Киселёвске полностью «лунный ландшафт». Прямо в городе работают разрезы. Происходят буровзрывные работы, дома трясёт. Бельё люди не могут вывесить на балкон, оно сразу становится чёрным. В Прокопьевске то же самое. В Новокузнецке народ волнуется, митинг собирали в сентябре против новых разрезов.

Ведут добычу открытым способом не только на месте заброшенных шахт. Я встречаюсь с фермерами, они говорят, что вскрывают лучшие пахотные земли.

Смертность на 50% превышает рождаемость, это по официальной статистике. Рождаются двое, умирают трое.

Лунный ландшафт. Разрез "Киселёвский"

 

— Губернатор назвал протестующих проплаченными отморозками, ничего не понимающими в угольной отрасли. Вы были бригадиром в забое, теперь оказались в числе протестующих. Насколько вы не понимаете в отрасли?

— В угольной отрасли я понимаю больше всех чиновников кемеровской областной администрации. Моя бригада была лучшей, нас награждали медалями и грамотами от министерства. Я найду способ этому гастарбайтеру ответить жёстко, по-шахтёрски. По букве закона, но жёстко. Не этому… Не ему решать, что делать жителям области. Он обращается к кузбассовцам, говорит: «Дорогие мои земляки!» Он не земляк

— Много случайных людей среди протестующих?

У нас в Киселёвске вышли люди (на согласованный митинг 30 октября 2017 года – автор), которые как раз живут возле этих разрезов, террикоников, где пыль, газ, взрывные работы производятся вот таким варварским способом. Непосредственно люди это видят: они живут в этих городах, в самом Кузбассе. Это не тот, который сел в «Мерседес» бронированный, под мигалки его провезли, ленточки разрезал и уехал.

— Тем не менее, акции собирают немного людей, даже после таких оскорблений.

У нас люди к этому так относятся… Подходят, спрашивают: а что толку, чего вы добились? Говорю им: почему вы-то не выходите, это же непосредственно вас касается! Так и привыкли: кто-то за нас бьётся, а мы за этим понаблюдаем и с удовольствием что-то получим – экологию, или повышение пенсий, ещё что-то…

Это я закалённый, прошёл и обыски, и тюрьмы, и операцию на сердце прошёл, но я иду. А люди думают, что может стать ещё хуже. Некоторые говорят, что вот, будет как на Украине. А они там, на Украине, как бы там ни было, хотя бы заявили о себе, показали своё «я».

А Тулеев, он ведь лечиться куда поехал? Он поехал в Германию, к врагам, которые обложили санкциями Россию. Он ездит на вражеском «Мерседесе» бронированном. Он пользуется всеми вражескими благами.

Бригада шахты №12, победитель соцсоревнования, у дважды орденоносного знамени Кузбасса в Кемерово. Фото из личного архива А.Гартмана

 

— Тулеев заявил, что организаторы митингов в открытую говорят, что получают за эти митинги «большие деньги». Сколько вы получаете за свои протесты?

— Я тебе клянусь, что ни одного цента не получил ни из Германии, ни из США (смеётся). Более того, наша организация инвалидов труда в своё время не получала положенных денег из бюджета, ни рубля не было.

* * *

«Ты вроде бы уже звезду майора получил, а как бегал с видеокамерой, так и продолжаешь бегать...»

— На одном из ваших митингов сотрудник полиции требовал, чтобы вы говорили только об экологии. О чём-то другом говорить запрещал…

— Он ещё во время голодовки сутками стоял с камерой и не пропускал в квартиру людей, которые к нам приходили, этот майор...

— Майор Ламжеев?

— Ламжеев! Он в то время был старлеем. И в этот раз я ему сказал: «Вот ты вроде бы уже звезду майора получил, а как бегал с видеокамерой, так и продолжаешь бегать».

Майор Вячеслав Ламжеев, отдел охраны общественного порядка полиции г.Киселёвска

 

— Если всё так плохо, то почему в Кузбассе нет организованного, сплочённого протеста? Почему акции в основном стихийные, мало ярких лидеров, или даже совсем их нет?

— Был такой Марк Абрамович Рудник, генерал, правая рука Тулеева (заместитель губернатора по координации работы правоохранительных органов и органов военного управления администрации области, ушёл в отставку в 2009 году, – автор). Так он звонил прокурору города Жарикову, который в тот момент сидел у нас в офисе "Регресснка", и мои люди сидели, всё это слышали. И Рудник, он же не знал, что мы рядом, кричал на Жарикова: «Когда мы не будем слышать фамилию Гартман? Когда вы его заткнёте? Когда вы его закопаете, когда вы его изолируете?» То есть вплоть до моего устранения, ликвидации.

Рудник тогда (в 2008 году – автор) так и сказал: «Если Гартмана не будет, мы это стадо разгоним». И с тех пор так и продолжается – они стараются лидеров убрать, а остальные для них как стадо.

— По-вашему, высокие рейтинги Путина и Тулеева в Кузбассе соответствуют действительности?

— Я всегда привожу пример. Мне люди звонили в восьмом часу вечера из разных городов области в день выборов губернатора (в 2015 году – автор). И говорили: «Андреич, мы подаём паспорта и видим по журналам, что проголосовали 20-30% населения». Половина листа было не заполнено. А я отвечал, что результат всё равно будет. И точно: проголосовали 92% избирателей, и Тулеев набрал почти 97% голосов. Я не стерпел и тут же написал на имя Тулеева обращение, чтобы День дурака и День смеха перенесли в Кемеровскую область. Почему в соседних областях была явка 30%, а у нас 92%, откуда? Приехал гастарбайтер из Азии, сел на трон...

— Кто из чиновников и политиков сейчас обращает внимание на проблемы шахтёров?

Сейчас же все ползут в «Единую Россию». Наши депутаты не бывают на митингах, других акциях протеста. Уезжают в Москву и пропадают.

От профсоюзов тоже толку нет, можно вспомнить профсоюзного лидера Сергея Неверова, который сейчас в политсовете «Единой России».

О личных встречах с руководителями забыто. Мэр города Лаврентьев никогда с нами не встречался.

— Две судимости по уголовным делам, которые вы считаете сфабрикованными. Какие ещё методы давления со стороны государства вы ощущаете?

— Я же обращаюсь во все инстанции — не только от себя, но и от бывших шахтёров, инвалидов, пенсионеров. И мы все лишены льготного угля. Я лично отработал 24 года в забойной группе. Спрашиваю: почему считается, что я не заработал этот уголь? Мне говорят: вы заработали, но в связи с ликвидацией предприятия, и в связи с тем, что раньше вы углём не пользовались, вам по нормативу положено всего две тонны шестьсот килограммов. Раньше было 7800 килограммов для Кемеровской области, это федеральный закон.

У нас Тулеев любит чудить и пиариться. Допустим, кто из толстых женщин больше сбросит вес, тех он награждает углём бесплатным. Те люди, которые этот уголь добыли, не могут его получить, — только те, кто похудеет.

— Вы боретесь за экологию, за права инвалидов, или у вас есть и политические требования, какие-то выводы о политике страны, региона?

— Я всё чаще думаю о том, что так жить в богатейшей стране мира, как мы живём, нельзя. В прошлом году я был приглашён на международный форум чернобыльцев в Москве. Я поехал потому, что мне пообещали десять минут трибуны. Надеялся, там будут люди из Госдумы и правительства, но их не было. Я со многими пообщался, — с профессорами, с академиками, но трибуну мне так и не дали.

Там были иностранцы, в том числе японцы, израильтяне, белорусы, казахи… Показал им распечатку своей пенсии – ровно двенадцать тысяч за 24 года трудового шахтёрского стажа. Они были в шоке. Я бы хотел эту распечатку показать людям из Госдумы и правительства.

У нас есть политические требования: Тулеева в отставку, мэра нашего в отставку; возбудить против них уголовные дела. Мне один сотрудник ФСБ говорил: «Я бы с удовольствием надел наручники прямо сейчас – хоть Лаврентьеву, хоть Тулееву. Доказательной базы предостаточно, а вот сделать мы ничего не можем, не мы это решаем».

Последние мои обращения были непосредственно на председателя Совета по борьбе с коррупцией. Он же президент Российской Федерации. Я обратился с тем, что у нас за последний год прошла хорошая волна арестов в областной администрации – после того, как нагрянули новосибирские силовики. Они приехали, восемь человек арестовали – в том числе замов тулеевских, генерала, который до сих пор под стражей… И я обратился, чтобы к нам в город Киселёвск прислали такую же бригаду. Работы им хватит, а мы поможем...

Свою борьбу с нерадивыми чиновниками Гартман начал 15 лет назад:

— 2002-й Путин объявил «Годом инвалида», и Тулеев взялся за «оздоровление Кузбасса», начали лишать инвалидностей и регрессных выплат. Попали под этот замес в основном шахтёры – кто увечья получил, кто профзаболевания. У меня была позвоночная грыжа, производственная травма, но с меня тоже сняли группу.

Человек из нашей организации потерял ногу в шахте. У него вторую группу сняли и дали третью. Человек без ноги по колено, а ему перестают платить за утрату трудоспособности, и дают третью, «рабочую», группу. И такие случаи стали массовыми.

Мы тогда поднялись, устроили акции протеста, голодовки в нескольких городах области. И кое-чего добились. Некоторым возвращали регрессные выплаты. Администрация подсунула и своих людей, которые шахты никогда не видели, но тоже получили свои проценты. Здорово тогда получилось.

* * *

За это время было две судимости, семь месяцев в ИВС, митинги, пикеты, голодовки за экологию и права шахтёров, бесконечные суды, письма во все инстанции, всё чаще – на имя президента России.

* * *

В 2008 году общество инвалидов «Регрессник» было закрыто, но Гартман продолжает бороться:

— У меня был знакомый замгубернатора, который как-то при встрече сказал: «Александр Андреевич, ты прекрати так на Тулеева гнать». А я ведь ни разу лживого слова не сказал, всегда говорю по существу, у меня натура такая. А он мне: «Понимаешь, у нас утром начинается селекторное совещание или планёрка, фамилия Гартман звучит, и Тулеев в лице меняется, встаёт, уходит, стопочку коньяка принимает. Он тебя объявил личным врагом номер один, возмутителем спокойствия в Кемеровской области». Но мы нигде не нарушили законов России, Конституции. А им надо деньги сэкономить, где-то, может быть, себе прибрать. Они сокращают количество пострадавших на производствах, а мы отстаиваем свои права. Они новые разрезы открывают, а мы протестуем.

Друзья называют бузотёром и революционером; журналисты, — правозащитником или профсоюзным лидером.

* * *

Кроме отвоёванных регрессных выплат пострадавшим на производстве шахтёрам, у Александра Гартмана есть небольшая гордость – выигранный в 2014 году у МВД и прокуратуры суд.  Активисту выплатили 45000 рублей морального ущерба – за обыски, допросы и незаконную экспертизу, из-за которых он мог получить новый срок, и получил-таки инфаркт.

* * *

Постскриптум

В 2004 году губернатор Кемеровской области Аман Тулеев «установил планку для шахтёров» — не более 170 миллионов тонн угля в год:

«Дальше надо будет заниматься другими проблемами — углеобогащением и экологией», — говорил глава области.

В 2015 году Тулеев требует ограничить добычу 200 миллионами тонн:

«Я убежден: нельзя безгранично рыть нашу землю! Мы просто обязаны сохранить нашу природу и недра для своих потомков».

23 ноября 2017 года настроение Тулеева вновь изменились:

«В этом году выдадим 240 млн тонн "черного золота". Такого в истории Кузбасса еще не было…»

«Личный враг губернатора» Александр Гартман со всей шахтёрской прямотой ответил на мой вопрос о переменчивых нравах Амангельды Молдагазыевича. Увы, я не могу поставить этот ответ в публикацию.

Оригинал

Фома Неверов
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (8 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: