Погода
на 22 ноября
-2°C
Курс валют
на 21 ноября
$ 59.48
69.72
Ваш город:
Мнения
  • «Команда Тулеева» и кузбасское «благо»

    Евгений Сонин
    Евгений Сонин

    В поисках таинственного «блага»

      В сентябре в Кузбассе прошли выборы в Областной Совет народных депутатов. Как и следовало ожидать, в условиях отсутствия реальной конкуренции, кандидаты от «партии власти» настолько обленились, что, имея широчайшие пропагандистские возможности, так и не удосужились ознакомить избирателей со своей предвыборной программой. Они лишь туманно намекали на некое «благо», которое снизойдет от них на Кузбасс.

      Но хотелось бы поконкретней узнать,- в чем будет выражаться это «благо» и какой прок от него конкретным категориям граждан? (В таком вопросе хорошо быть информированным максимально точно и держать карман шире.) Не найдя вразумительного ответа в распространяемых ими предвыборных газетках, мы сами отправились на его поиски.

    Читать дальше
  • Молчание ягнят

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov
    Почти каждый уголок на Земле в какое-то определенное время дня, под определенным углом зрения смотрится лучше всего. (Здесь и далее цитаты из книги Томаса Харриса «Молчание ягнят»).

    Свежеизбранный Совет народных депутатов Кемеровской области приступил к работе. Их там теперь не тридцать шесть, как было раньше, а на десять больше — и количество пока не переросло в качество, скорее даже наоборот, если продолжение законотворческой деятельности окажется таким же, как ее начало. Вместо того, чтобы наградить Тулеева очередным никчемным званием навроде «Губернатора Вселенной» или лишить его оппонентов еще каких-нибудь областных наград, они решили заняться привычным для современного народного избранника делом — заботиться о детях. Забота эта последние пару лет всецело строится на выдуманном Ильфом и Петровым «Союзе меча и орала», который в путинской России стал страшной реальностью — вчера кузбасские депутаты на своей второй сессии сразу в двух чтениях приняли закон Кемеровской области «О защите прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при усыновлении (удочерении) их иностранными гражданами и лицами без гражданства, постоянно проживающими за пределами Российской Федерации».

    Читать дальше
  • Орлята учатся летать

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov

    Главным результатом избирательной кампании в Областной совет стала отнюдь не вздутая до чеченских показателей явка и не громкая победа «Единой России» — к тому, как власть в Кузбассе обходится с процедурой волеизъявления граждан, за шестнадцать тулеевских лет уже можно было привыкнуть. Удивительно, но в Кемеровской области, где на участие в оппозиционных партиях введен чуть ли негласный запрет, в политику все равно идут люди, и это люди молодые. Они еще не замечены в скандалах, не делали громких заявлений, не перебегали из партии в партию — и, возможно, мы присутствуем при рождении новых лидеров общественного мнения, к словам которых в скором времени будет прислушиваться Кузбасс.

    Я поговорил с двумя наиболее перспективными молодыми политиками в регионе сегодня, чье участие в жизни шахтерского края по большому счету только начинается. Выборы в Облсовет были дня них первыми в карьере — как и это интервью.

    Читать дальше
  • Обезглавленные города

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov

    Назначенные на 8 сентября досрочные выборы мэра Новокузнецка могли бы, наряду с выборами градоначальника в Москве и в Екатеринбурге, стать еще одним центром внимания общественности — не последний город в России как-никак, крупнейший индустриальный центр с населением в почти 550 тысяч человек. Но не станут — выборы в Кузбассе традиционно проходят без процедуры, собственно, выборов: ставшая нормой фальсификация результатов голосования неоднократно прославляла регион на всю страну. Хотя это пол-беды — в особенности муниципальные выборы в Кузбассе лишены именно выбора, и вот почему.

    Читать дальше
  • Ловец слов

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov

    В некоторых кузбасских виртуальных кругах сегодня очень любят поговорить про суть и смысл журналистики — сетевые персонажи гордо провозглашают, что с профессией, оказывается, в области все хорошо (отвлекаясь при этом, конечно, на соревновательное написание клеветнических заметок в адрес оппонентов губернатора, но это издержки их образа жизни). Факт же остается фактом: шахтерский край на данный момент является наиболее проблемным для медиа-сообщества регионом — свободы печати и слова здесь практически устранены, причем произошло это чуть раньше, чем в стране в целом.

    Публицист Борис Синявский уехал из Кемеровской области, что называется, вовремя — к 1997 году журналистика уже потихоньку начинала исчезать из общественного поля, все больше и больше превращаясь в служанку власти. Останься он в Кузбассе, достойно выполнять свою работу ему не помогли бы ни былые заслуги — Синявский долгие годы возглавлял редакцию газеты «Комсомолец Кузбасса» (ныне «Кузнецкий край»), был корреспондентом газеты «Кузбасс», — ни собкорские корочки «Известий». В его публикациях в местной и федеральной прессе отразилась вся новейшая история — он бывал в центре шахтерских стачек, много писал о проблемах международного усыновления в России, ездил в командировки в Чечню, издавал альманах «Провинция», на страницах которого пытался связать прошлое, настоящее и будущее. Он всегда мог точно подобрать слова и уловить интонацию, дабы передать для читателя суть происходящего — и это ему до сих пор не могут простить некоторых из коллег, чьи известность и влияние так и не вышли за пределы Кемеровской области.

    Сегодня в жизни Синявского журналистики чуть меньше, чем привычно — страсть к текстам вытеснила фотография. Да и его миграционная история оказалась шире одного отъезда из Кузбасса — последние годы по несколько месяцев он проводит вдали от родины, во Франции. Я встретился с Борисом Васильевичем до его отъезда на Лазурный берег, чтобы не только поговорить о настоящем и вспомнить прошлое, но и немного заглянуть в будущее.

    Читать дальше
  • Призрак коммунизма

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov

    Кузбасские события двадцатичетырехлетней давности не только изменили ход истории, но и заметно обогатили политический ландшафт, который до этого в регионе был скорее лунным — шахтерский протест стал трамплином в большую политику для нескольких десятков людей, некоторые из которых до сих пор умудряются пользоваться плодами тех волнений.

    Бывший председатель Совета рабочих комитетов Кузбасса, народный депутат СССР, депутат Госдумы второго созыва Теймураз Авалиани сегодня живет вне высокого и скользкого паркета. Выдавленный из публичной политики еще в начале нулевых, он тем не менее не утратил интереса к происходящему, и что, наверное, главное — не отказался от своих взглядов, не принял линию соглашательства. Исключенный в свое время из КПРФ за раскольническую деятельность, он по-прежнему является одним из основных критиков не только коммунистической партии, отказавшейся от своих идеалов, но и нынешней власти.

    Я встретился с Теймуразом Георгиевичем в один из летних дней, и засвидетельствовал не только удивительную бодрость духа, но и не менее удивительную ясность мышления, редко сегодня встречающуюся у его ровесников.

    Читать дальше
  • Дети анархии

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov

    Когда государство перестает существовать, нишу, которую ранее занимали правоохранительные органы, немедленно заполняют маргинализованные элементы, считающие своей обязанностью отправлять правосудие, исходя из своих убогих представлений о нем. Сбиваясь в стаи, они ставят себя над законом, провозглашают свои нормы права и морали, стараясь уничтожить любого несогласного и с их взглядами и с их методами.

    В Кемеровской же области власть очень нервно относится к любой гражданской активности, здесь рамки дозволенного не только грубо очерчены — выход за эти границы жестко пресекается. То есть, с одной стороны, государство в Кузбассе проявляет себя в полную силу — достаточно посмотреть на те моменты, когда оно бросает всю свою мощь на борьбу с теми, кто отваживается выйти с одиночным пикетом или написать что-либо подрывающее основы режима в интернете.

    А с другой стороны, пропадает в Кемерове пятнадцатилетняя девочка Яна Титова, и в течение недели правоохранительные органы не смогли сдвинуться с места — розыск в основном шел силами волонтеров, которые от отчаяния даже начали писать экстрасенсам. Результат по-российски очевиден — бездыханное тело Яны было обнаружено в месте, которое неоднократно проверял поисковый гражданский отряд. Максимум, на что в этой ситуации оказалось способно государство, так это завести уголовное дело по факту исчезновения, а впоследствии и убийства, ну и попиариться, конечно, — губернатор Тулеев первым делом объявил о вознаграждении в двести тысяч рублей за любую информацию о Яне Титовой.

    Но ровно так же, как стражи правопорядка проморгали похищение пятнадцатилетней кемеровчанки, которое наверняка можно было бы раскрыть по горячим следам, пропустили они и начало работы в областном центре скандального проекта «Оккупай-Педофиляй».

    Читать дальше
  • Дорогие мои москвичи

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov

    То, что Кемеровская область является сегодня одним из лидеров среди сибирских регионов по внутренней миграции — из Кузбасса стабильно уезжают те, кто там родился и вырос, — не контрпропагандистский миф, а вполне реальные данные, отраженные в статистических отчетах. И то, что многие из внутренних мигрантов оседают в итоге в Москве или в Питере — столь же очевидно; от примитива и беззакония всегда стараешься дистанцироваться как можно дальше. Говорить о кузбасских диаспорах в двух столицах, конечно, пока еще рано, но сообщество неравнодушных людей на основе места происхождения уже вполне оформилось.

    Я пригласил поговорить, а точнее повспоминать про Кузбасс, людей, имена которых не только тесно связаны с Кемеровской областью, но и до сих пор регулярно вспоминаемых на малой родине. На предложение посидеть за чашкой чая в ресторане Eat&talk откликнулись журналист, музыкант, ½ дуэта «Макулатура» Константин Строкольский, журналист, гражданский активист, в свое время познакомивший Кузбасс с движением «Стратегия-31» Михаил Рязанов, звезда гражданского протестного движения в Кемерове Надежда Косенкова и ее супруг, политик Алексей Паньшин.

    Читать дальше
  • Площади несогласия-1989

    Дмитрий Шагиахметов
    Дмитрий Шагиахметов

    В июле будет очередная годовщина шахтерской забастовки, всколыхнувшей СССР, положившей начало концу советского режима. Конечно же, как это было и во все прошлые годовщины, власть глухо промолчит, журналисты «не заметят», «не вспомнят» про совершенно историческое событие.

    Я предлагаю свой старый текст, четыре года назад опубликованный в «Нашей газете». Старый, потому что и сегодня мне нечего добавить к нему. И, увы, потому что и сегодня, по прошествии столького времени власть никак не поменяла своего отношения к тем событиям, не дала повода думать, что какие-то уроки из собственной истории она делает.

    … Мы ходим и ходим по кругу. Власть снова уверена, что она вечна. Снова уверена в своей мудрости и в тупости и покорности подведомственного населения.

    Начальники в 89-м, помнится, тоже были абсолютно спокойны. До самого июльского взрыва.

    Читать дальше
  • Какие наши годы

    Dmitry Shipilov
    Dmitry Shipilov

    Человеку свойственна ностальгия. Чувство это вредное, даже в чем-то опасное — ты готов вспоминать только самое хорошее, напрочь забывая о плохом. От того бесполезное — и надо бы каждого, ударяющегося в мемуаразмы, заставлять носить при себе английскую булавку, дабы при острых приступах ностальгии наносить себе возвращающий к реальности укол.

    Впрочем, в России сегодня ностальгия наоборот — относительно отдельного исторического периода нас заставляют вспоминать только плохое, смаковать негатив, упиваться им; «хуже уже было». Противопоставлять нулевым девяностые стало не просто модно — это краеугольный камень внутренней политики. Не оглядываться на прошедшее в этой стране не могут, и ладно бы эта мания ограничивалась лишь кивками в порастающими мхом десятилетия — дерзают сравнивать. И это спасает: когда радоваться за мутное сегодня особо не получается, нет ничего лучшего, чем плюнуть в еще не стертое в памяти вчера.

    Читать дальше