Погода
на 26 июля
22°C
Курс валют
на 25 июля
$ 59.99
69.99
Ваш город:
Мнения

Чудны уголовные дела твои, Господи!

Сразу, чтоб знали: население современной России уже давно разделено на сословия. Как в средневековой Индии. Но там, на берегах несущего свои грязные воды Ганга, каст бесчисленное множество, и они в общем-то исторически и даже в чем-то этически обусловлены — у каждого государства и общества своя модель вертикали. В Российской Федерации же таких сословий сегодня по большому счету только два. Это «шудры» — почти что парии — слуги и разнорабочие, практически все население страны и «кшатрии» — дерзкая самопровозглашенная элита в виде чиновничье-ментовско-судейско-прокурорской плесени, то есть власть во всей своей отвратительной красе.

Самое время, конечно, уткнуться носом в Конституцию РФ, в ее девятнадцатую статью, пропагандирующую всеобщее равенство перед законом и судом, особенно «независимо от должностного положения». Но основным законом в государстве за последнее время не подтерся лишь ленивый, и с представителей власти, кстати, начиная. Так, в бытность президентом РФ Дмитрий Медведев в 2011 году выступил за либерализацию уголовного законодательства, предложив изъять из Уголовного кодекса статьи о клевете (129-я) и оскорблении личности (130-я), переведя их в плоскость административных правонарушений. Госдума тогда наживку заглотила, декриминализовав статьи, но длилось это недолго — с приходом в Кремль Путина клевета вернулась в УК (с заметно ужесточенным наказанием в трактовке), а вот право граждан восстанавливать свои честь и достоинство так и осталось предметом исключительно человеческих взаимоотношений. Самым прелестным в этих псевдозаконодательных инициативах является то, что против 319-й статьи УК РФ («Оскорбление представителя власти») Медведев выступать даже и не собирался — завернутая в либерализацию законотворческая афера лишь усилила позиции касты кшатриев.

Это я к тому, что в Кузбассе снова готовятся судить за слова — на сей раз мыслепреступление совершил беловский активист «Другой России» Александр Николаенко, в творческом активе которого не только стихи и публицистика, но и преследование по 319-й и 282-й статьям Уголовного кодекса с двумя с половиной годами колонии строгого режима по 280-й, за публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя. Богатую диссидентскую биографию Александра также дополняет чрезмерно пристальное внимание к нему со стороны правоохранительных органов: редкий его одиночный пикет не проходил в присутствии обязательных сорока-пятидесяти полицейских, а отделом криминальной полиции УВД по городу Белово было установлено фактически круглосуточное наблюдение за домом, где он проживает.

Последние два с половиной года Николаенко жил в состоянии непрекращающейся судебной тяжбы по уголовному делу об оскорблении губернатора Кузбасса Аман-Гельды Тулеева и президента РФ Владимира Путина — за этот период прошло тридцать три заседания суда. А буквально перед новым годом дело было закрыто за истечением срока давности, что нацбола даже, можно сказать, расстроило. Но передышка оказалась недолгой.

На этот раз причиной недовольства рыщущих в поисках крамолы правоохранителей стал опубликованный Николаенко в своем ЖЖ комикс, он же домашний спектакль. Александр еще в декабре писал о том, что серия фотографий о «свержении чучела» попала в полицейские сводки, но реальные репрессии наступили лишь в первый день февраля.


Так и написал. | Фото: nikolaenkonb.livejournal.com

У Николаенко уже проведены обыск с изъятием орудий преступления (ноутбука и — не смейтесь! — чучела), о котором он вчера по горячим следам отписался в Фейсбуке: «Я не оскорблял и не намеревался оскорблять государева человека, а: 1) творчески самовыражался; 2) выражал свою гражданскую позицию к деспотическим методам управления Кузбассом; 3) обличал и буду обличать всякого тирана, осуществляющего в отношении народа Кузбасса, вообще России, геноцид».

Самое время вспомнить, что Александр Николаенко далеко не первый и не последний преследуемый в Кемеровской области даже не за слова — за позицию. В прошлом году я уже делал подборку победоносного тулеевского шествия по судам дабы отстоять свое как бы доброе имя, но за прошедшее с публикации время многое изменилось — список лишь расширился. (О своих же взаимоотношениях с губернатором я деликатно промолчу).

Август 2006 г. | В квартире главного редактора и издателя газеты «Российский репортер» Александра Косвинцева проходит обыск в связи с возбужденным прокуратурой Кемеровской области уголовным делом по статье 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство»). Поводом стало якобы выявленное нарушение при оформлении протокола учредительного собрания одноименной изданию Автономной некоммерческой организации «Газета „Российский репортер“».

Подлинной причиной для проникновения в жилище Косвинцева являлась профессиональная деятельность журналиста, активно критиковавшего областное руководство — формальных оснований возбудить дела об оскорблении или о клевете у власти тогда не нашлось. Более того: обыск был произведен в отсутствие хозяина дома сотрудниками ФСБ. По мнению московских адвокатов Бровченко и Нерсисяна (фонд «Гласность»), это дело «исключительно административное, и может повлечь за собой предупреждение либо штраф. Но это никак не компетенция ФСБ».

Во время обыска в квартире Косвинцева были изъяты не только учредительные документы АНО, но и жесткий диск компьютера, а также аудиозапись секретного совещания в УБОПе, на котором обсуждались итоги одной не совсем обычной операции спецслужб, в ходе которой пострадали невинные граждане. В компьютере Косвинцева хранились свидетельства людей о различных нарушениях чиновников, включая влиятельных сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры. В частности, там находилась информация, касающаяся операции по перевозке отходов золотодобычи, в которой могли быть замешаны силовики и чиновники Кузбасса и Москвы.

Уже в декабре опасающийся за свою жизнь Косвинцев был вынужден покинуть не только территорию Кемеровской области, но и Российской Федерации, а в 2008-м стал первым иностранцем, получившим политическое убежище в Украине.

Июнь 2007 г. | После последовавших друг за другом трагедий на кузбасских шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная» глава Ростехнадзора Константин Пуликовский сделал на заседании Госдумы жесткое заявление о подлинных причинах инцидентов: «И собственники, и менеджеры, и руководство области знали о том, что в контрольные агрегаты [шахты „Ульяновская“] вводились изменения».

Последовал обмен любезностями: Тулеев отказался подписывать акт расследования аварии, назвал спич Пуликовского «незаслуженной клеветой», а его самого — «провокатором», попутно переложив вину за случившееся на Ростехнадзор. Для пущей солидности в регионе была на всю мощь включена пропагандистская машина, в лучших геббельсовских традициях рассказывающая кузбассовцам о новом враге губернатора. Пуликовский тогда от полемики отказался, на следующий день лишь усилив свою мысль: «Ответственность за аварию должны нести собственники, региональные и федеральные власти». Тулеевские нервы не смогли выдержать такого натиска критики, и областной руководитель отправился в суд с исковым заявлением о клевете.

Что странно: до сих пор каких бы то ни было сведений об исходе этой судебной тяжбы нет. Но уже через год Константин Пуликовский покинет кресло главы Ростехнадзора — основанием для отставки стали никак не козни Тулеева, а личное решение Пуликовского. Более же интересным финал данного конфликта оказался для владельцев опальных предприятий: губернатор тогда заявил, что за трагедией должна последовать смена собственников и руководства шахты. Он также пообещал, что будет добиваться от трех менеджеров «Южкузбассугля» продажи их пакетов акций компании второму совладельцу — Evraz Group. Что в итоге и произошло.

Впрочем, такие управленческие решения извне никоим образом не сказались на повышении техники безопасности труда на угледобывающих предприятиях Кузбасса. Достаточно вспомнить «Распадскую» или «Шахту номер семь».

Ноябрь 2007 г. | Лидер КПРФ Геннадий Зюганов, комментируя ход парламентской избирательной кампании, заявил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» следующее: «Тулеев паханат устроил, которого история не знала. Закрыли приемные, приемные депутата [от КПРФ]. Арестовывают каждый день ребят, не дают возможности провести встречи, сейчас уже колбасу с водкой развозят по участкам, будут дегустацию устраивать. Разве это выборы?» Уже через два месяца кемеровский Центральный районный суд постановил взыскать с Зюганова 450 тысяч рублей (изначально заявлялся миллион) в пользу Тулеева в качестве компенсации за причиненный моральный вред по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также обязал лидера КПРФ опровергнуть не соответствующими действительности распространенные ранее сведения (про паханат, конечно же).

Март 2008 г. | Лидер КПРФ Геннадий Зюганов, комментируя ход уже президентской избирательной кампании, сделал на пресс-конференции заявление: «Тот же Тулеев в Кузбассе собрал всех своих янычар и сказал: „У кого Зюганов получит больше десяти процентов, завтра сниму!“ В ЦИКе у Чурова лежат материалы, связанные с Кузбассом». И снова кемеровский суд постановил взыскать с лидера серпасто-молоткастых в пользу Тулеева 500 тысяч рублей (при стабильно запрашиваемом миллионе). Ходатайство о проведении слушания по месту жительства ответчика было, разумеется, отклонено (как и в предыдущем эпизоде), суд принимал решение с грубейшими нарушениями процессуальных норм — сторона ответчика вообще отсутствовала на заседании (адвокат находился на больничном, но судья предпочла проигнорировать представленные бумаги).

Февраль 2010 г. | Депутат Государственной Думы от партии КПРФ Нина Останина, комментируя в газете «Россия» ситуацию, в которой оказались коммунисты на выборах Кемеровского городского совета народных депутатов, охарактеризовала Кузбасс как «регион страха, где нет места свободным выборам». Иски от губернатора, областной избирательной комиссии и регионального отделения партии «Единая Россия» последовали незамедлительно — каждый по пол-миллиона рублей. И были удовлетворены кемеровским судом — как же еще.

Останина, впрочем, тут же обратилась в Европейский суд по правам человека с жалобой на действия властей Кемеровской области, нарушивших право на справедливое судейское разбирательство, право на свободу выражения мнения и право на эффективное средство правовой защиты, гарантированное Конституцией. На данный момент эта жалоба еще не рассмотрена.

Забавно, но полтора года спустя, в сентября 2011-го, Останина впервые не проиграет в кузбасском суде именно по формулировкам, изложенным в жалобе в ЕСПЧ. Тогда иск к депутату Госдумы подали представители лояльного губернатору ЗАО «Холдинговая компания „Сибирский деловой союз“», посчитавшие, что выступление Останиной на одном из митингов подрывает деловую репутацию основателей компании. Требовалось опровергнуть, в частности, такие реплики: «осваивая федеральные деньги, [ХК „СДС“] каким-то странным образом строит элитное жилье вместо того, чтобы строить социальное жилье и жилье эконом-класса» и «без всякого конкурса эти деньги [пришедшие из федерального бюджета на снос ветхого жилья] снова выиграет компания „Сибирский деловой союз“». Решение арбитражного суда города Кемерово было фантастическим — мало того, что иск оказался без удовлетворения, так еще судья в мотивировочной части развернула для истцов (которые, кстати, сами законодатели — депутаты Госдумы) понимание сути политической дискуссии: «Свобода слова охватывает не только „информацию“ или „идеи“, которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет „демократического общества“. Ценная для каждого свобода выражения мнения также представляет ценность для политических партий и их активных членов. Они представляют своих избирателей, рассматривают вопросы, которые их заботят, и защищающих интересы. Таким образом, вмешательство в свободу выражения мнения политика, члена оппозиционной партии, требует от суда наиболее острого контроля».

Март 2010 г. | Беловский активист коалиции «Другая Россия», публицист Александр Николаенко распространял на митинге в своем городе брошюру «Неэкстремистские призывы к социальной революции и наведению в стране конституционного порядка заслуженного экстремиста России и Кузбасса, или Смерть Тулееву, Путину и олигархии. Да, смерть!». Через пару месяцев на основании рапорта майора ФСБ Марковой против него возбудили уголовное дело по 319-й статье УК РФ («Оскорбление представителя власти»), причем пострадавшей стороной оказался не только уже привычный Тулеев, но и тогда председатель правительства РФ Владимир Путин (также речь шла и о 282-й статье УК плюс 280-я, но эксперты не нашли состава преступления).

Брошюра содержала такие, например, стихи.

А ты нам враг, Амангельды,
Предавший всех, кто шел с тобою...
Кто с большевистскою любовью
Воображал, что с нами ты...

Не с нами ты. Ты — ренегат,
Из паутины соткан лживой;
Твоя религия — нажива;
Твой Бог — твой безобразный зад.

На ранней стадии судопроизводства представитель потерпевшей стороны заявил, что «со стороны Аман-Гельды Молдагазыевича никаких препятствий для перемирия нет, Николаенко должен только извиниться». Нацбол парировал: «Никакого перемирия с преступниками и бандитами! Тулеев мой враг и враг народа, и это не обсуждается!»

После нервотрепки длиной в два с половиной года уголовное дело в итоге было закрыто полтора месяца назад в связи с истечением срока давности.

Июль 2010 г. | Кемеровский журналист Александр Сорокин публикует в своем блоге пост «Латиноамериканщина по-российски...», где пытается предугадать ход событий после того, как Тулеева отправят на покой. В начале августа, и толчком здесь служит дублирование записи на сайте «Эха Москвы» (по выбору редакции), против Сорокина заводится уголовное дело по статье, предусматривающей ответственность за клевету. До суда оно доходит только год спустя — в сентябре 2011-го, но уже в декабре делу присваивается статус закрытого, в связи с изъятием из УК РФ соответствующей статьи. Что, в общем-то, чудом позволило Сорокину избежать наказания — несмотря на абсурдность обвинений и взаимоисключающие результаты лингвистических экспертиз, несвободный в своих решениях кузбасский суд при любых обстоятельствах признал бы его виновным.

И именно «дело Сорокина» становится отправной точкой для следователей всех мастей — они открывают для себя блогосферу как источник интересного и увлекательного применения своих профессиональных способностей.

Сентябрь 2010 г. | В последний день сентября при странных обстоятельствах проходит обыск в доме журналиста газеты «Беловский вестник» Виталия Обухова.

По официальной версии, летом 2010 года Обухов прокомментировал ситуацию, связанную с аварией на кемеровской шахте «Распадская», дав при этом личную оценку действий губернатора. После этого в отношении журналиста было возбуждено уголовное дело по статье 319 УК РФ.

Обыск проводила специализирующая на подобного рода делах дознаватель кемеровского УВД Оксана Игнатьева (за что и получила почетное место в списках на люстрацию), и развернулась она в доме Обухова на широкую ногу — не вручила Виталию экземпляр постановления об обыске, и приказала подчиненным надеть на журналиста наручники и положить лицом на пол. Через неделю появился рапорт дознавателя Игнатьевой о том, что Обухов оскорблял ее во время обыска, в том числе прозвучали выражения «оборотень в погонах» и «проститутки» — свидетелями «оскорбления» дознавателя стали участники следственно-оперативной группы, некие Клопертанц и Шишкин. Они также заявили, что Обухов всех толкал, «раскидал» по квартире пятерых оперативников и, находясь в наручниках, искусал им руки и ноги (но дела по так любимой полицаями 318-й статье УК РФ — «Применение насилия в отношении представителя власти» — не возбуждалось).

Игнатьевна впоследствии «примирилась» с Обуховым — на шестом судебном заседании она сказала, что не желает ему уголовного наказания и сняла иск о компенсации морального вреда. Но уголовное дело об оскорблении губернатора продолжило свой ход в суде.

Существует, правда, еще одна версия о подлинной цели визита полицейских к беловскому журналисту. Обухов — бывший нацбол, тесно в свое время общавшийся с Александром Николаенко (что подтверждено многочисленными стенограммами незаконной прослушки телефонных переговоров, вшитых в одно из уголовных дел). И поскольку Николаенко никогда принципиально не сотрудничает со следствием, доказательную базу собирали в среде его сподвижников — Обухов действительно проходил свидетелем по уголовному делу. В Кемеровской области же, где сотрудники правоохранительных органов исповедуют свой собственный УПК, такого процессуального статуса как правило оказывается достаточно, чтобы проводить следственно-оперативные мероприятия навроде обыска или осмотра. И дело об оскорблении губернатора журналисту шили не на основании каких-то там комментариев в СМИ, а опираясь на изученную почтовую переписку Виталия, в которой применительно к Тулееву Обуховым было употреблено слово «хам».

Чем закончилось судебное противостояние беловчанина с губернатором, впрочем, неизвестно, но на единственном освещавшем эту историю сайте «Каспаров.Ру» писали о том, что государственный обвинитель запросил на суде для журналиста 120 часов обязательных работ. Зная же безропотность кузбасских судей и полное их преклонение перед прокурорскими, уверен, что в приговоре отражено именно это.

Февраль 2011 г. | На сайте кемеровского областного отделения КПРФ появляется публикация с заголовком «Тулеев покрывает педофилов», в которой не столько освещалась история, произошедшая в Калтане, где была изнасилована 12-летняя школьница, сколько говорилось о том, что власти региона запретили родным потерпевшей поехать в Москву, чтобы дать интервью федеральному каналу. В мае суд постановил опровергнуть данный материал, а также взыскать с областного отделения КПРФ возмещение морального вреда в сумме 500 тысяч рублей (из выстраданного от текста миллиона).

Март 2011 г. | Снова предметом судебного разбирательства становится публикация с сайта кемеровского областного отделения КПРФ, на этот раз внимание тулеевских юристов привлек текст с заголовком «Испытание психушкой детей-сирот в Кузбассе». В материале рассказывалась история 12-летнего Володи Семибратова, которого его дед обнаружил не в детском доме, а в детской психиатрической больнице города Кемерово, где «в наказание за активность <...> маленьких пленников колют психотропными препаратами, после которых они становятся покорными и тихими». Кроме того, в публикации было отмечено о претензиях Нины Останиной к губернатору Кемеровской области, «под покровительством которого Кузбасс вошел в первую тройку регионов, торгующих детьми-сиротами», хотя речь шла всего лишь об иностранном усыновлении. В сентябре суд Центрального района города Кемерово иск губернатора к сайту местного отделения КПРФ удовлетворил, обязав выплатить выплатить 720 тысяч рублей в качестве компенсации (Тулеев требовал уже два миллиона рублей, но там была и вторая публикация — о крышевании губернатором криминальной деятельности мэра города Белово Евгения Панова).

Август 2011 г. | Объектом пристального внимания следователей становится кемеровская писательница Дина Ахметова, в то время заведовавшая выпуском газеты «Советский Кузбасс», в одном из номеров которой была опубликована карикатура «Аман-Гельды Молдагазыевич убивает опасную журналистку».


Так и нарисовал. | Фото: shipilov.livejournal.com

Автору ироничных детективов не было предъявлено ни постановление о возбуждении уголовного дела, ни повестки на допрос, но в телефонных разговорах с правоохранителями Ахметовой стало известно о проверке в рамках уголовного дела по 282-й статье УК РФ — Тулееву не понравилось, что насаженную ему на голову шапку Мономаха венчает полумесяц. На данный момент все процессуальные сроки уже истекли, а воз и ныне там.

Газета «Советский Кузбасс», к слову, в то время печаталась за пределами Кемеровской области, в Томске — кузбасским типографиям было запрещено изготавливать ее тираж. Но даже это не мешало властям противодействовать распространению информации — так, в мае 2010-го 25 тысяч экземпляров газеты были изъяты на посту ДПС перед въездом в Кемерово с пояснением, что якобы «данный спецвыпуск содержит материалы экстремистского характера». Впрочем, с такими условиями существования здесь сталкивается любое не лояльное властям СМИ — отказ местных типографий сотрудничать выслушивали издания «Российский репортер» и «Наша газета», а газета «Край» только за 2004-й год была вынуждена сменить четыре офиса и пять типографий.

Сентябрь 2011 г. | Восемнадцатого числа Тулеев внезапно умирает, и столь же внезапно воскресает. Несмотря на то, что следствие придерживается версии, что основной массив слухов был в офф-лайне, он-лайну тоже достается. На скорую руку заводится уголовное дело, в рамках которого начинаются допросы блогеров и пользователей социальных сетей, выливающиеся впоследствии в чтение следователями частной переписки юзеров «ВКонтакте» (конечно же, на основании решения кемеровского суда, причем выемке подверглись базы сообщений за внушительный временной интервал). Более того: следствие, пытаясь установить источник распространения слухов, на полном серьезе назначает лингвистическое исследование (то есть для фразы «Тулеев умер»), и даже заинтересовывается внесенной правкой в статью о Тулееве в Википедии, куда была добавлена дата смерти, что, разумеется, символизирует уровень уже виртуальной вменяемости тех, кто стоит на страже закона. (Корреспондент «Комсомольской правды в Кузбассе» Лариса Максименко в одной из своих многочисленных страдальческих заметок о ходе расследования, кстати, подарила прекрасную по своей меметичности фразу, очень точно отражающую дух этой истории — «Официальные следователи идут по следу»).

Финала же у этой истории до сих пор нет, но все имиджевые бонусы губернатором получены: назначенного виноватым от интернета кемеровского курсанта Богдана Сухих Тулеев простил под вспышки фотокамер, осталось теперь найти распространявших слух неверных старушек на рынках и в автобусах. Хотя я бы на месте следствия копал глубже: в этом сюжете почти все говорит о том, что в распространении слухов о кончине губернатора не просто не обошлось без административного ресурса — источником дезинформации скорее всего была сама администрация Кемеровской области, где насмотрелись на относительно положительный медиа-эффект подобных провокаций, уже имевших место быть в Омске и в Казани.

Ноябрь 2011 г. | В разгар думской предвыборной кампании лидер либерал-демократов Владимир Жириновский предложил президенту «Единой России» Дмитрию Медведеву отправить Тулеева в отставку, что и было отражено в публикации на партийном сайте: «Администрация Кемеровской области проводит систематическую политику по подавлению оппозиции. <...> На уведомления о проведении различных партийных мероприятий выдаются отказы по надуманным причинам. <...> Помимо этого, здесь ведется целенаправленная пропаганда с обвинением ЛДПР в разжигании межнациональной розни и ксенофобии. <...> Все усилия Тулеева повысить рейтинг „Единой России“ дают обратный эффект. Известный факт, недавно произошедший на концерте группы „Машина времени“, когда конферансье объявил, что концерт проходит в поддержку „Единой России“ — лишнее тому подтверждение. Зал освистал конферансье и потребовал вернуть деньги за билеты. Вот оно — истинное отношение к власти Кемеровской области. В современных условиях, когда страна находится на пути демократического развития и усиления роли партий, недопустимо, чтобы такие люди руководили субъектами Федерации. <...> [Cтиль работы Тулеева напоминает поведение] глав закавказских республик, где политический режим приближен к тоталитарному».

Этого набора громких фраз оказалось достаточно, чтобы адски оскорбиться и обратиться с исковым заявлением в суд, требуя не только опровержения, но и привычную компенсацию — репутационные издержки губернатор оценил в 1,1 миллиона рублей. Дело, кстати, так и окончилось ничем — ЛДПР играет в оппозицию исключительно во время выборов, в оставшиеся же периоды времени это максимально лояльная власти партия, так что, видимо, как поругались Аман Гумирович с Владимиром Вольфовичем, так и помирились.

Август 2012 г. | В блогосфере появляются крайне странный журнал в ЖЖ и столь же странные видеообращения на Ютьюбе, авторство которых принадлежит кемеровчанину Сергею Губкину, рассказывающему фантастическую историю взаимоотношений своей семьи с губернатором Тулеевым. А именно: Тулеев якобы лишил молодую чету прав на недвижимость, угрожает физической расправой через своих подчиненных, домогается до тела его супруги Анны. Как и следовало ожидать, было возбуждено уголовное дело по статье 306 УК РФ («Заведомо ложный донос»).

Губкина в сентябре срочно изолируют от общества, опираясь на его же обещание в видеообращении устроить самосожжение на одной из кемеровских площадей, — закрывают в СИЗО. В ноябре Сергея Губкина переводят в психиатрическую больницу, откуда, по имеющейся информации, он спустя некоторое время вроде бы сбегает.

Уже февраль на дворе, а до сих пор нет никакой информации о том, дошло ли его дело до суда — вытащившие на свет эту историю прогубернаторские блогеры сообщали, что с них взяты показания, и что судебное следствие должно было начаться в декабре прошлого года. Этот сюжет в принципе настолько странен, что отсутствие развязки в нем нисколько не удивляет — скорее наоборот дополнительно убеждает в том, что без подачи тулеевских пиарщиков он бы не мог появиться.

Следующим же, на кого обрушится вся мощь правоохранительных органов Кузбасса, будет, я так понимаю, приятель Губкина Николай Экстер, выкладывающий сейчас на (о, боже!) Ютьюбе свою книгу про Тулеева с исчерпывающим названием «Я здесь хан и самодур».

Подытожу. То есть Тулеева никоим образом не оскорбляют фальсификации и нарушения на выборах, его не волнуют наглость подчиненных и полицейский беспредел, его не возмущают взрывы на шахтах — его абсолютно искренне оскорбляет лишь то, что находятся люди, которые позволяют себе поделиться своим мнением с окружающими. Подбирая для этого те слова и облекая их в ту форму, которые находят по ситуации приемлемыми.

Хорошо, проехали, утерлись. Готов на секунду примерить на Тулеева ореол такого вот безропотного и беззащитного мученика, страдающего от нападок журналистов с политическими деятелями. Всегда корректного, всегда учтивого, никого ни разу не то, чтобы не оскорбившего, не обидевшего даже не только словом, но и взглядом. Ни разу не солгавшего. Ни-ни.

Ну-ну.

То есть это не губернатор Кемеровской области Аман-Гельды Тулеев после трагедии на «Распадской» размахивал на пресс-конференции портретом горняка из Междуреченска Романа Кретинина, назвав того «лидером преступной группировки», тем самым публично оклеветав. Это не Тулеев без соответствующего приговора суда заклеймил как «вора» бывшего мэра Новокузнецка Сергея Мартина, а гуманный кузбасский суд потом отказал Мартину в праве на восстановление репутации. Это не Тулеев на конференции партии «Единая Россия» поносил (я бы в этом случае ударной гласной сделал букву «о») с трибуны генерального директора ООО «Анжерская управляющая компания» Данила Ружицкого, ничуть не стесняясь отпускаемых в его адрес эпитетов «хам, наглец, мерзавец». Ну и, конечно, само за себя говорит еще одно видео с Ютьюба — «Тулеев обосрал всех кандидатов, кроме Путина».

Прям образчик хороших манер в этом агрессивном социопате прячется.

Ведь что позволено Юпитеру, то не позволено быку.

Ну и каков поп, таков ведь и приход. Там, где Тулеев понимает, что на собственном хамстве далеко не уедешь, на помощь приходят прикормленные писаки навроде инвалида журналистики Василия Попка (или говорящей головы Андрея Андреева), у которого, впрочем, иногда бывают озарения, судя по его пониманию такого места как Лайвджорнал«Блогосфера прежде всего личное пространство. <...> Блоги, в юридическом даже смысле, это мнения, а не информация». Впрочем, это не помешало ему спустя некоторое время приползти в суд над Сорокиным, и доказывать там ровным счетом обратное; Попок «отрекся от всего, что он пишет от имени vas_pop, заявив, что это лишь мысли и мнения выдуманного им „персонажа“». То есть удобно, да: как нахваливать губернатора — так под своим именем, как смешивать с грязью его врагов — так надуманный сетевой тролль.

Для тех же случаев, где бы даже Попок побрезговал поставить под текстом свою фамилию главному управлению по работе со СМИ администрации Кемеровской области приходит на помощь их главный проект — позиционирующий себя как «федеральную сетевую газету» сайт «Новолитика». Открытый тулеевской пресс-службой под парламентские выборы, он свою изначальную задачу, похоже, даже перевыполнил — из неофициального рупора властей превратился, по меткому определению кузбасских спикеров ЛДПР, в настоящий «конвейер клеветы». Те же либерал-демократы очень четко переиначили и название сайта: «Навалите-ка».

Главный козырь «Новолитики» — анонимность и, следовательно, полнейшая безнаказанность его авторов и владельцев. Спустя время появляющиеся на сайте тексты стали даже публиковаться в газете «Кузбасс» — с соблюдением кредитной линии, что уже уводило от ответственности редакцию печатного издания; согласно Закону о СМИ, предъявлять претензии можно только к первоисточнику. (Из-за этого, как поговаривают, и был вынужден покинуть редакторский пост Юрий Кухмарь, не желавший превращать «Кузбасс» в помойку). То есть все эти истории про фальшивый диплом депутата Госдумы Натальи Ермаковой и украденные ею же у шахты «Заречная» 80 миллионов — оттуда. Как и опус про разоренный Останиной разрез «Черемшанский» и ее пикантная пластическая операция, как и байка про женившегося на Волочковой бывшего начальника департамента молодежной политики и спорта АКО Антона Собянина, как и блеф про криминальное прошлое несостоявшегося кандидата в кемеровские мэры Павла Муравьева. Как и текст про фальшивый диплом еще одного претендента на должность главы областного центра Ирины Ореховой — вот, у них даже кризис жанра.

Тулеева такое положение дел не может не радовать — образ оппозиции не просто замарывается, он уничтожается; ничто не бросает теней на его светлый лик. Более того: у трех депутатов Госдумы (Ермаковой, Останиной и Дмитрия Савельева) не получилось найти тщательно спрятанные концы этого мутного сайта. Впрочем, как сказать. Останина, например, смогла выяснить, что учредителем «Новолитики» является некий Вадим Вадимович Торелкин. Губернаторского же пресс-секретаря зовут Антон Вадимович Горелкин — что, конечно, просто странное совпадение на уровне фонетики. Да и адрес, где Торелкин проживает, не может не удивлять: в здании по проспекту Химиков, в доме №3 вообще никто не может проживать — там располагаются ФГУП «Охрана» МВД России по Кемеровской области и управление вневедомственной охраны по г. Кемерово; это административное здание. Савельев же, обратившийся в прокуратуру по факту публикации в ходе предвыборной кампании в нескольких муниципальных газетах порочащего его материала с «Новолитики», узнал от следователей, допросивших главных редакторов тех городских изданий, что «данная статья поступила на электронный адрес от начальника управления по работе со СМИ администрации Кемеровской области для пресс-секретарей и редакторов, с текстом статьи и с указанием опубликовать ее в местной газете». Казалось бы, ловушка должна захлопнуться, но… Но это ведь Кузбасс.

И вот теперь считающий себя порядочным человеком и выдающимся политиком губернатор Кемеровской области Аман-Гельды Тулеев, при одобрении которого благополучно работает целая гвардия клеветников (да и сам он, как видно, непрочь похамить), готов выписать генеральную доверенность на имя юриста Алексея Синицина, чтобы тот представлял его интересы в суде над беловским нацболом Александром Николаенко, который опубликовал в своем личном, по Василию Попку, ЖЖ-пространстве комикс про чучело губернатора же Кемеровской области. Синицыну потом нужно будет обязательно дать средствам массовой информации победоносный комментарий, разъяснить про нехорошего Николаенко, что его «довод о том, что его неприличные высказывания являются мнением и находятся в рамках допустимой критики, необоснован, ведь ни отечественное, ни европейское законодательство о правах человека не дает гражданам права оскорблять представителей власти с использованием нецензурной брани». Было уже, читали, смеялись. Но раз Синицын апеллирует к европейскому законодательству (исповедуя при этом двойные стандарты), то ему не нужно забывать, что в любой цивилизованной стране представителю власти как раз дозволено гораздо меньше, чем обычному гражданину — таков его, народного представителя, контракт с обществом.

И мне также интересно, какой штраф и сколько лет изоляции от общества получил бы в этих цивилизованных странах сам Тулеев — ответь, Синицын.

Ну да: парии и кшатрии — как и было сказано. Осталось только еженедельные жертвоприношения неприкасаемых богине Кали на площади Советов внедрить в план мероприятий департамента культуры и национальной политики. Для правдоподобности картины насильно разделенного на касты российского общества не хватает лишь эпической капли крови на брусчатке.

Другие публикации автора:

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 4.81 /5 (26 оценок)
Поделиться:
Комментарии
  • Георгий Лисовский
    // Георгий Лисовский
    Придет время, и материалы твоей статьи лягут в основу настоящих, а не липовых, как ныне, уголовных дел. Подсудимыми пойдут, как сам аман, если доживет, так и его многочисленная свита холуев. Они могут сколько угодно тешить себя надеждами, что пронесет. Но в истории еще не было такого случая. И в этот раз не будет. Адик Шикльгркуббер в 38-м тоже планировал править миром, а в 45 внезапно скончался, но Нюрнберг расставил точки над "и". Статья отличная. По мне, так, лучшая из твоих.
  • Николай Сергеевич Зайцев
    // Николай Сергеевич Зайцев
    Сампозиционирующийся ханом выглядит сущим хамом.Тот-наверху -царем.
  • Administrator
    // Administrator
    Николай-Сергеевич Зайцев, держите себя в руках, пожалуйста, и не оскорбляйте кого бы то ни было. Часть комментария удалена.
Комментировать: