Погода
на 24 ноября
-9°C
Курс валют
на 24 ноября
$ 58.38
69.22
Ваш город:
Блоги пользователей
  • Наш российский Гаагский трибунал - самый справедливый трибунал в мире!

    // Дмитрий Шагиахметов Дмитрий Шагиахметов

    Внук Молотова (это который "пакт Молотова-Риббентропа") Вячеслав Никонов, выступая в Госдуме, предложил создать свой, российский трибунал по военным преступлениям. Потому что нет у него надежды, что Гаагский трибунал будет судить преступления на Украине как следует.

    Читать дальше
  • Интернатовские. Отрывки из книги.

    // Vera Sidorova Vera Sidorova

    Из рассказов врачей, которые работали в лагере до меня, я получила кое-какую напутственную информацию: повара воруют; воспитатели просто серые мыши, бывшие троечники; директор – мегера; санэпидстанция приезжает с проверками, чтобы получить пакеты с продуктами; дети постоянно падают с деревьев и ломают руки; работа не бей лежачего; бери с собой купальник, загорать и купаться.

    Читать дальше
  • Случай с рестораном

    // Роман К. Роман К.

    Старая странная история. Работал я тогда в одной областной газете. Настолько популярной, что бабушки сами выписывали и дедушкам зачитывали. А сотрудник такой газеты мог пинком почти любую дверь открыть.

    И вот приходит ко мне мужичок. Простой такой, испитой, но с выправкой. Показывает удостоверение: сотрудник РВСН (не упомню точного текста).

    Читать дальше
  • Утопия

    // Elena Surikova Elena Surikova

    Одиннадцатое марта… Пять часов утра. В кабинет председателя правительства входит министр обороны. Он садится за длинный стол, снимает фуражку с золотым шитьем и устало отирает пот со лба. В кресле хозяина кабинета сидит, забравшись в него с ногами, премьер, хнычет и бормочет:

    Читать дальше
  • Я не знаю - болеет Путин или здоров, жив или нет

    // Elena Surikova Elena Surikova

    Я не знаю — болеет Путин или здоров, жив или нет. По мне — лучше был бы жив и здоров: он должен лично довести страну до того состояния (недолго осталось), когда народ на собственной шкуре прочувствует его управленческий "гений". В противном случае, если будем биться о дно без него, — а биться будем обязательно и с ним, и без него, — 84 процента (или сколько их там?) начнут причитать, а как было при нём, родимом, хорошо. 

    Читать дальше
  • «Что же делать ему с красотой бесполезной?..»

    // Дмитрий Шагиахметов Дмитрий Шагиахметов

    Вероятно у меня легкая форма аутизма. Нет, карты считать, как в «Человеке дождя» я не умею. Но по части стихов – точно. Я их никогда не учил наизусть – даже в школе, когда задавали. Прочитал один раз – и оно укладывалось где-то в голове, как книжка на полке в библиотеке.

    Читать дальше
  • Интернатовские (Отрывки из книги)

    // Vera Sidorova Vera Sidorova

    Были последние дни в лагере. С утра ожидалось что-то важное, то ли генеральная проверка, то ли конкурс на самый чистый лагерь. Завхоз в истерике носилась по лагерю, заглядывая во все углы, все дворники и уборщицы в мыле гремели ведрами, швабрами и метлами, воспитатели гоняли детей, дети прятались.

    Меня тоже предупредили о комиссии. Мне бояться было нечего, но одно слабое место было и у меня. Так сказать, скелет в шкафу. Впрочем, ни одна комиссия его почему-то никогда не замечала. Мои враги проспали свой звездный час. Хотя это было так просто и на поверхности. Достаточно было посмотреть любых двух-трех детей с волосами на голове, чтобы моя карьера и все такое полетели к черту.

    Это была проблема с насекомыми. Почти все дети в интернате всегда были со вшами. Вши не покидали интернат, никакие средства не помогали.  Слишком много голов в одном помещении. Никогда нельзя было сказать: «Ура, сегодня мы их победили. Можно отдохнуть». Завтра дети ехали домой на выходной день, и снова привозили вшей на всех. Или местные вши выходили из токсической комы и начинали снова размножаться. На старых фото детдомовские дети часто острижены наголо. Это было бы очень удобно. К тому же дети не испытывали бы укусов и спокойно  спали.

    Мы не могли остричь наголо всех. У некоторых девочек были волосы длинные, крашеные, обесцвеченные перекисью, но вши не боялись перекиси. Сначала меня это бесило. Потом я просто давала им флакон шампуня от насекомых на троих-четверых, и отправляла в душ. Наверное, это было не очень полезно для детей.

    Это была глобальная проблема не моего уровня, я тут была бессильна. Но получить штраф могла именно я. Такова жизнь.

    В целом медпункт был образцовый. Ежедневное мытье окон, стен и пола по инструкции растворами, убивающими микробов, кипячение и стирка белоснежных крахмальных простыней и салфеток на столах для инструмента, инструкции на стенах, ванная комната с грелками-клизмами на стенах, белоснежные халаты на гвоздиках, и ни грамма пыли на ста квадратных метрах. Окна всегда были закрыты, мылись каждый день, а на входной двери развевалась штора из марли.

    Но у медпункта был свой скелет в шкафу. Муравьи. Мы стали встречать муравьев в комнатах с первого дня. Небольшие коричневые лесные муравьи, которые строят в лесах высокие муравейники и приносят большую пользу природе.

    Оказалось, что мой медпункт - это тоже муравейник. Гигантский муравейник из кирпича, в котором жили люди и муравьи. Несмотря на то, что каждой весной происходила побелка стен, покраска окон, дверей, пола, ремонт сантехники и электропроводки, здание оставалось муравейником. Можно было постучать в любом месте по стене или по полу, и всюду жили муравьи. Их там были сотни тысяч, а может быть и миллионы. Люди жили своей жизнью, а муравьи – своей.

     Мы не могли не пересекаться, живя на одной территории. Иногда они покусывали меня, иногда я оставляла им лужицу сиропа на подоконнике. Когда они наглели и начинали ходить толпами, как на демонстрации, я рассыпала на их дорожках аскорбиновую кислоту из пакетиков, которую они терпеть не могли. Тогда они на время прятались и меняли маршруты, уходили в другие углы.  

    Когда появились муравьи в медпункте, неизвестно. Здание ли медпункта построили на муравейнике, или муравьи заселили его после постройки, мы не узнаем никогда. Везде, где кирпичная стена граничила с деревянными плинтусами или дверными косяками, возникали сети мелких отверстий для выхода из муравейника. Ходы и вентиляционные шахты пронизывали все здание, кирпичи, дерево и цемент, и укрепляли  строение изнутри.

    В лесу люди могут  пинком развалить муравейник, или поджечь его. Так что в случае с медпунктом муравьи не прогадали. Очевидно, какой-то муравей-гений додумался, что развалить или поджечь муравейник в медпункте не сможет ни человек, ни медведь. И привел сюда свой народ. Муравьи - социальные насекомые.…Это была, конечно, муравьиная самка, а не муравей.

    Все это выяснилось позже. А пока мы встречали одиноких муравьев на столе, и старались не обращать на них внимания.

    Дело в том, что убивать муравьев было нельзя, даже тапком. Моя младшая дочь уже принесла из школы новость, что насекомые такие же живые существа, как люди, и поэтому их нельзя ни убивать, ни отрывать им лапки и крылышки. Бороться с ними было бессмысленно, как пытаться навести порядок в тайге.

    Так вот, это был день какой-то суперпроверки. Примерно в девять тридцать утра в медпункте уже был идеальный порядок и чистота, все записи в девятнадцати журналах сделаны, все сотрудники пищеблока поклялись письменно в журнале, что у них нет жидкого стула и гнойничковых заболеваний. Уже прошел завтрак, и все банки с «пробами» стояли в холодильнике под замком. Уже я проверила с санитарной комиссией помещения отрядов и нарисовала фломастерами оценки в виде красных, синих и черных треугольников на стенде «Санитарное состояние». Представьте еще чудный летний день в лесу, конец июля и настроение перед отъездом домой.

    Оставалось ждать комиссии. Вернуться в медпункт, помыть руки, налить кофе, посмотреть, как там мои дети,  между прочим. И вот я захожу в туалет, спокойненько мою руки,   поднимаю глаза  на зеркало и вижу в нем отражение чего-то темного у меня за спиной. Пожалуй, я вздрогнула. Оглянувшись, я увидела на потолке и стенах тучу каких-то черных крылатых насекомых. Их становилось все больше, они появлялись из стен.

     Сразу вспомнились «Секретные материалы», нашествие инопланетян и пчелы-убийцы. Над головой был реальный черный  шевелящийся потолок из живых  насекомых, размером с муравья, потрескивающих прозрачными крыльями. И это было во всех комнатах!

     Побледневшие мои дети смотрели на меня с надеждой и тоской, приготовившись покорно принять смерть или загробную жизнь. Но прошло несколько минут, а потом еще несколько минут, а летающие насекомые не делали попыток облепить нас паутиной или слизью с ног до головы и высосать всю кровь. Они молчали, тихонько перебирая крылышками и лапками. Тогда я присмотрелась к ним. И увидела, что это действительно муравьи, только с крыльями,  молодые и стройные, даже розоватые вблизи. Их было очень много.

    Я увидела, что эти муравьи просто покрыли весь потолок и никуда не уходят. Страх ушел, но появилась проблема. Избавиться от них не поможет ни метла, ни швабра, я не смогла бы уничтожить такое количество муравьев и убрать следы своего преступления. Да, честно говоря, я боялась даже приблизиться к ним. Сколько их на самом деле? А вдруг они разозлятся и накинутся на нас? И ведь надо было им появиться именно сегодня!

     Тогда я сделала то, чего не делала ни разу за все дни лета, что мне даже в голову никогда не приходило. Я открыла все окна и двери настежь в своих стерильных идеальных кабинетах. Это было непросто, заняло несколько минут, но мы с детьми справились. Летите!

    Через полчаса муравьи все до единого сами улетели в лес. Они улетали туда, где росли деревья, кусты и трава, и жужжали всевозможные формы жизни. Потом  я узнала из учебника, что  день, когда молодые муравьи вылетали из своих гнезд, был единственный день в их жизни с крыльями. Это называется «брачный полет». В этот день они почему-то не могут ходить по земле, как все нормальные муравьи. В этот день самцы потеряют жизнь, а самки потеряют крылья. А муравейник продолжает жить дальше.

    Еще через полчаса в медпункт пришла комиссия, опять принялись ворошить девятнадцать моих журналов, перелистывать страницы, потом пожилая дама в белом халате уселась строчить акт проверки на трех листах. Я стояла у окна и смотрела на  легкую дрожь  крахмальных занавесок. Сотни тысяч глаз наблюдали за нами каждую секунду. И неизвестно, что у них назначено на завтра. А я-то думала, что я здесь главная.

    Вера Сидорова. Город Кемерово. Страна Россия.

     

  • В России может быть возобновлено льготное автокредитование

    // Романов Александр Романов Александр

    Правительство утвердило ряд дополнительных мер, направленных на поддержку отечественного автомобильного рынка. Ранее уже был увеличен срок действия программы утилизации подержанных автомобилей, а сегодня стало известно о возобновлении льготного кредитования. Воспользоваться им потенциальные покупатели смогут с первого апреля.

    читать дальше
  • Я знаю, кто убил Бориса Немцова. Я обвиняю

    // Elena Surikova Elena Surikova

    Ведь это совершенно неважно, кто нажал курок и по чьему заказу. Его убила ненависть, разлитая в воздухе. Его убил телевизор. Его убили люди, которые этот телевизор делают ради будущего своих личных детей, и этим убивают будущее всех остальных. 

    Читать дальше