Погода
на 17 октября
2°C
Курс валют
на 16 октября
$ 57.18
67.51
Ваш город:
Андрей Новашов

Закончились вымысел, книжка и жизнь

5 октября в Кемерове открывается фестиваль «Кузбасс театральный», в конкурсной программе которого Прокопьевский драматический покажет спектакль «Любовь – книга золотая». Пьесу Алексея Толстого поставил Дамир Салимзянов.

Столичные критики знают Прокопьевский драматический как театр фестивальный: «Золотая Маска» в номинации «Приз критики» за спектакль «Экспонаты» в 2011-м; участие в последующие годы во внеконкурсных программах «Маски». Прокопьевские спектакли были в афишах питерской «Радуги», пермской «Текстуры», «Ново-Сибирского транзита». Но в небольшом шахтерском городе театр не проживёт только камерными фестивальными спектаклями. Большинство зрителей предпочитает «понятные» и «костюмные» комедии и мелодрамы. И с опаской относится к экспериментам с игровым пространством. Для Дамира Салимзянова, ставившего в московской «Практике» и несколько лет руководившего неортодоксальным пермским театром «Сцена-Молот», новый спектакль в Прокопьевском драматическом – своего рода эксперимент: возможно ли в 2015 году создать нечто современное в пространстве стандартной театральной коробки, используя не новые уже приемы?

Комедия Алексея Толстого «Любовь – книга золотая» – история любви крестницы Екатерины Великой — восемнадцатилетней Дарьи, отданной в жены недалекому князю, и адъютанта императрицы Валерьяна. Екатерина приезжает в захолустное поместье, где главная героиня живет с постылым мужем. Столкновение патриархальной провинциальной Руси с миром столичным, живущим по-европейски, порождает массу забавных ситуаций. В конце XVIII века Глеб Громов издал свой опус «Любовь, книжка золотая» – шутливое наставление любовникам. Название этой книжки, которую, как написано у А. Толстого, императрица подарила Дарье, дало имя пьесе. Салимзянов поставил «Любовь – книгу золотую» как трагикомедию. Три года назад он выпустил в Прокопьевске «Класс Бенто Бончева» Максима Курочкина: ученые будущего пытаются доказать, что любовь – антинаучная выдумка (прочитать об этом спектакле можно здесь: http://ptj.spb.ru/blog/olyudyax-ivelosipedax). А в «Книге золотой» А. Толстого для просвещенного общества екатерининской эпохи любовь – это только игра. Но и высоколобые сциентисты, и куртуазные циники, в конце концов, убеждаются: настоящая любовь существует.

Дамир Салимзянов и художник-постановщик Денис Токарев сочинили спектакль сказочный и мистический. Когда Валерьян, которому суждено разбить сердце юной Дарьи, впервые появляется на сцене, валит дым, гремит гром. С шумом падает часть стены комнаты, в которой происходит действие, и Валерьян, как по мосту, проходит по этому обломку на авансцену. Появление статного и пылкого адъютанта, которого играет Андрей Жилин, во всех смыслах сотрясает привычный уклад.

Сцена из спектакля. Фото из архива театра.

Гром гремит и в тот момент, когда Дарья и Валерьян впервые встречаются взглядами.

А начинается спектакль в комнате княжеского дома. Через открытое окно виден уголок усадьбы и несколько увенчанных капителями полуберезок-полуколонн. Такие вот плоды прививки европейской культуры. Позже зрителям открывается вся березовая роща и зеленый холм в глубине сцены.

На стене комнаты огромное живописное полотно: обнаженная женская натура. Эта картина появилось в доме, вероятно, по настоянию молодой жены. Князь и его слуга Решето плевать хотели и на европейскую культуру, и на эротику. В прямом смысле: подходят к картине и ее оплевывают. Слуга в исполнении Сергея Жуйкова напоминает дворового пса. Сходство это усиливают мешковатый свитер и вязаная шапочка с длинными свисающими ушами (художник по костюмам Елена Попова). И в пластическом рисунке этой роли есть что-то звериное. Когда приехавшая в княжескую усадьбу Екатерина играет в кольца, Решето-Жуйков приносит ей улетевшее кольцо в зубах. Князь (Константин Тимофеев) одет не богаче, чем его слуга. Он неловок, когда дело касается дворянского этикета. Застав жену в объятьях Валерьяна, долго не может вытащить шпагу из-за пояса. Но в привычной для себя обстановке Князь вовсе не выглядит рохлей и недотепой. Простоват, но не глуп и не лишен чувства собственного достоинства. Князь и его слуга – обаятельные деревенские чудаки, в которых нет злобы.

Дарья, которую играет Александра Кириченко, в начале спектакля холодна и надменна. Менторским тоном рассказывает мужу и слугам, как полагается жить современным людям. При этом  восседает в кресле, как на троне, а окружающие внимают ее речам стоя, замерев неподвижно. Она чувствует себя не только крестницей, но и полномочной представительницей Екатерины.

Книга золотая присутствует в спектакле не только как атрибут. В сцене объяснения Дарьи и Валерьяна возлюбленные цитируют этот фолиант. Читая пьесу, можно решить, что со стороны Дарьи это проявления кокетства и жеманства. Но в прокопьевском спектакле на главную героиню и впрямь обрушивается сокрушительная любовь. Дарья–Кириченко не лукавит, когда говорит избраннику, что никогда прежде не любила, и о чувствах только читала. Поэтому она и хватается за книгу, как за спасательный круг. И Валерьян, вовсе не насмехаясь над наивной девушкой, включается в эту игру. Они как будто репетируют пьесу. И пошлые, в общем-то, реплики-цитаты в их устах звучат трогательно. Находясь при дворе любвеобильной императрицы, Валерьян вроде бы должен постигнуть все премудрости «науки страсти нежной». Но в герое Андрея Жилина нет ничего порочного. Может быть, его сделала чистым любовь, поразившая как гром и Валерьяна.

Анна Соколова в роли Екатерины играет не исторического персонажа, а умудренную опытом женщину, которой горько от того, что ее время прошло, и что Валерьян, к которому она не равнодушна, предпочел юную княгиню.

Пока императрица не сменила милость на гнев, на сцене атмосфера деревенского праздника под открытым небом с песнями и плясками.

Композитор Виталий Сокол написал к спектаклю музыку, не стилизованную под русскую народную, а скорее с народными мотивами перекликающуюся. Хореограф Ирина Белюшкина тоже придумала оригинальные танцы, отсылающие к хороводам и плясовым. Екатерина резвится на зеленом лугу наравне со всеми, будто и не царица вовсе. Но героиня Соколовой не столько участница, сколько режиссер действа. Когда понимает, что Валерьян всерьез влюблен в юную соперницу, грозным голосом произносит: «Довольно!..», и в один миг прекращает пастораль. Сцена, прежде будто залитая ярким летним солнцем, теперь пуста (по ходу действия декорации постепенно разрушаются: исчезают сначала стены комнаты, а потом и березы-колонны) и окрашена грязно-красным светом. Соколова в пышном царском облачении и короне (прокопьевские бутафоры совершили подвиг, изготовив за несколько недель почти точную копию короны Экарта и Позье 1762 года) отходит в глубину сцены и замирает. Шахматная королева, которой надоело притворяться пешкой.

Императрица приказывает Валеряну и остальным мужчинам присоединиться к царскому поезду, который следует в Крым. На опустевшей сцене хор девушек-служанок исполняет акапелла песню «Оборвала жизнь мою птица черная…» В тексте Толстого финальная песня другая, оставляющая надежду на возможность воссоединения возлюбленных. Под чёрной птицей подразумевается, видимо, Екатерина, которая в первое свое появление на сцене одета в черный балахон. В финале пьесы Дарья бросает книжку – подарок царицы – «под обрыв». В Прокопьевском спектакле Дарья–Кириченко взбирается на холм с книжкой в руках. Короткое затемнение. А когда снова зажигается свет, молодой княгини уже нет на сцене. Подошли к концу глупая книжка, потешная история про нешуточную любовь. Закончилась и жизнь главной героини.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (7 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: