Погода
на 19 января
-30°C
Курс валют
на 19 января
$ 56.59
69.45
Ваш город:
Андрей Новашов

Вечный российский вопрос

Заголовок мог бы быть и по-сенсационнее. Например, — «Разгадана великая тайна русской души!». Или: «Умом Россия понята». Может показаться, что этот текст про трамваи или про журналистские будни. Но всё-таки он – про «вечный вопрос» и «великую тайну».

Сатори-просветление случилось, когда прочитал у Льва Рубинштейна: «Всегда считалось, что советский человек, особенно молодой советский человек, думать своей головой не только не мог, но даже и не осмеливался. «Кто тебе это сказал?» «От кого ты это услышал?» «Кто внушил тебе эту вредную чушь?» Носителем и распространителем неканонической версии истории и современности всегда и непременно был «кто-то». А этот «кто-то», которого следовало «выявить» и «разъяснить», тоже вряд ли был самостоятелен в своих умозаключениях. Откуда «подбрасывались» к нам вредоносные и опасные для душ юных строителей коммунизма «идейки»? Из-за границы, вестимо».

Как можно догадаться, текст Рубинштейна посвящён вернувшемуся из советского прошлого жупелу, именуемому «иностранный агент». Но сейчас важен именно тот отрывок, который выше процитировал.

Прошлым летом писал для областной газеты, с которой внештатно сотрудничаю, о трамвайном движении в Прокопьевске. Точнее, о том, что чем дальше, тем чаще движение этих самых трамваев в городе вообще останавливается. Увидеть главного трамвайного начальника удалось только с третьей попытки. Предварительно с ним созванивался, он назначал время встречи. А когда подходил, секретарша сообщала, что начальник уехал, и когда вернётся – неизвестно. Побеседовать согласилась другая трамвайная начальница – не самая главная. При условии, что я ничего писать не буду, пока не встречусь с её шефом. Должен сказать: не худшая для журналиста ситуация (о худших – как-нибудь в другой раз). И вот – задаю вопросы Не-Самой-Главной. Трамвайная остановка у меня рядом с домом. Всю прошлую зиму на  свою пролетарскую работу ездил и назад возвращался на трамвае. Если трамвай приходил. Но вечером слишком часто топал домой пешком, так и не дождавшись вагона. А иногда и утром на работу бежать по шпалам приходилось. Можно предположить, что я один такой невезучий. Но, судя по реакции других пассажиров, перебои в движении случались и в моё отсутсвие. Запомнилась реплика пожилой женщины, когда вагон в очередной раз остановился на середине пути на неопределённое время: «И в мороз вы ломаетесь, и в снегопад вы ломаетесь, и – если дождь. И даже когда лето и солнце светит!».

Словом, мне, жителю Прокопьевска, не надо было спрашивать, хорошо ли в городе ходят трамваи. Об этом и рассказал Не-Самой-Главной, чтобы общение оптимизировать. Но она не поверила. Чужая голова, как и душа, — потёмки. И могу только предположить, в чём причина её сомнений. Вероятно, решила, что пишущий для областной газеты и сам должен быть «областным» — живущим в Кемерове, а в крайнем случае в Новокузнецке. Но никак ни в Прокопьевске. Что касается местных журналистов, — они работают под чутким руководством Горадминистрации, а отмашки заступаться за трамвайное движение или писать о том, что его необходимо ликвидировать, вроде бы не было.

Самый длинный прокопьевский трамвайный маршрут – «пятёрку» — относительно недавно в полтора раза сократили: демонтировали рельсы. По городу ходили слухи, что Прокопьевск полностью откажется от трамваев и перейдёт на маршрутки. Никакой официальной информации, подтверждающей или опровергающей эти слухи, не было. Поэтому и решил поговорить с трамвайными начальниками. Но Не-Самую-Главную эти доводы не убедили. «Это вам кондуктора сказали, что нас будут закрывать? – возмущалась она. – Конечно, кондуктора. Вы их не слушайте, они вам такого наговорят!». Объяснял, что и без кондукторов вижу, как плохо трамваи ходят, и что вполне логично предположить, что трамвайное движение в Прокопьевске закрывается, как закрылось оно во многих российских городах. Но собеседница эти объяснения пропускала мимо ушей. Убеждала, что никто их не закроет, и что Прокопьевск без трамваев не может… Правда, когда случайно столкнулся с ней во время следующего визита, она уже не под диктофон сказала: «Вы же понимаете, мы – муниципалы. Захотят – закроют. Захотят – оставят. А мы сами ничего не решаем».

Всё-таки влез в трамвайную тему. Придётся с ней развязываться. Минувшим летом официальные комментарии от прокопьевских трамвайщиков мне получить удалось. Заверили, что трамвайное движение в городе сохранится, остальные трамвайные маршруты укорачивать не будут. Признали, что серьёзные перебои в движении имеют место быть, и что связано это с изношенностью трамвайного парка. Поступления новых вагонов не ожидается. Будут ремонтировать тот подвижной состав, который есть.

Веер путей в прокопьевском трамвайном депо. Фото автора. Здесь стоят и те вагоны, которые, уже не выходят на линию. Обновления парка не ожидается, и прокопьевские трамвайщики ничего не выбрасывают – на запчасти пригодится.

Несколько дней назад по местному телевидению выступал мэр Прокопьевска Андрей Мамаев. Сам не видел, но телезрители рассказали, что мэр всё подсчитал: по стоимости 1 трамвай = 10 маршруток. Поэтому новых вагонов город приобретать не планирует. Так что Прокопьевск, судя по всему, полностью перейдёт на маршрутки, но когда это произойдёт – неизвестно. Как в знаменитой песне Егора Летова: «Ни-по-нят-но ни-хре-на-а-а…».

Не прокопчане, наверное, устали от перипетий этой общественно-транспортной истории: «Какая разница: трамваи, маршрутки?!». Есть разница. В прокопьевских трамваях проезд сейчас на треть дешевле, чем в маршрутках. Для пенсионеров это не пустяк. Кроме того, немало прокопчан, которым, как и мне, до трамвая идти ближе, чем до маршрутки. Мэрская арифметика – не повод усложнять им жизнь. Отказываться от городских трамваев – самое простое, но не всегда оптимальное решение. Насколько мне известно, в Новосибирске трамвайное движение планируют возрождать. Всё-таки трамвай – один из самых экологически чистых видов транспорта. Когда в Прокопьевске упразднят трамваи и на дороги выйдёт куча маршруток – как пить дать, появятся пробки. Прокопчане буду жить, как в мегаполисе. (Ура!).

И самое главное. Почему никто не спрашивает у пассажиров (если этот текст вдруг читают чиновники, напомню: пассажиры – это люди такие, у которых служебных автомобилей нет), как им удобнее: с трамваями или без них? Почему никто даже не пытается учесть их интересы?

Но возвращаюсь к заявленной теме. И в прежней жизни, когда журналистика меня кормила, попадал в такие ситуации, как с этой Не-Самой-Главной начальницей. Должностные и частные лица интересовались: «Кто вам вообще разрешил писать на эту тему?». Говорили, что никогда не слышали обо мне и о тех СМИ, которые я представлял. Внимательно изучали журналистское удостоверение, а потом признавались: «Я такое тоже подделать могу». В общем, всеми способами пытались избавиться от корреспондента, задающего «неправильные» вопросы. Но только столкнувшись с Не-Самой-Главной вдруг понял: «Она не притворяется. Она и впрямь не понимает!». Не понимает, как обычный человек (каковым я, безусловно, и являюсь) способен, «думать своей головой» (отсылаю к цитате из текста Рубинштейна).

Поэт и публицист Лев Рубинштейн. Фото из интернета

Оказывается, существует целая популяция людей, которые искренне считают, что наблюдать, сопоставлять и анализировать могут только избранные, да и то по высочайшему соизволению. Скажу наивное, но наболевшее: эти люди выполняют любые приказы-распоряжения, не рассуждая, и голосуют, за кого велят.

Это ещё не все открытия, связанные с трамвайной темой. Прежде чем идти к начальникам, искал водителя трамвая, который мог бы рассказать, как он видит сложившуюся ситуацию. Вагоновожатые от разговора уклонялись. Прокопчане вообще не разговорчивы: в городе жестокая безработица, все боятся остаться без места. Но у трамвайной истории есть одна особенность: десятки тысяч людей знают, как в Прокопьевске ходят трамваи. Даже семьи, у которых есть личный автотранспорт (не на каждого же члена семьи по автомобилю). Соответственно, никакой тайны водители трамваев не раскроют. Пассажиры, уставшие от бесконечных поломок вагонов, срывают зло на вагоновожатых и кондукторах. И вроде бы логично предположить, что те, кто непосредственно общаются с пассажирами, воспользуются случаем, чтобы объяснить: «Мы не виноваты!». Но – не тут-то было. Особенно запомнилась водитель трамвая, которая, выслушав меня, отрезала: «Я не знаю, что говорить!». И, ей богу, — не соврала. Она не разрешает себе думать. Наверное, любимая ученица Не-Самой-Главной. Пока «не знает» — с голоду не помрёт. А если случайно хоть что-то узнает – ещё не известно, как дело обернётся.

К слову упомянул про свою прошлую жизнь. А была ещё позапрошлая – когда в университете учился. Из того времени врезался в память эпизод. Авторитарный препод читает лекцию. Студентка, которую покоробило очередное его неполиткорректное (как сегодня бы определили) высказывание, пытается возразить: «Я думаю…». «Кто тебе вообще дал право думать?». – обрывает препод. Вот эта его реплика – и есть вечный российский вопрос. И я даже знаю, когда Россия будет жить по-другому. Когда мы перестанем слушаться тех, кто запрещает думать.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: