Погода
на 27 августа
16°C
Курс валют
на 26 августа
$ 64.85
73.21
Ваш город:
Кузбасские хроники

Трупные пятна истории

Два года назад, 18 сентября 2011 года, скоропостижно скончался губернатор Кемеровской области Аман-Гельды Тулеев.


— Представляете, Бубликов умер!
— Что значит умер? Я не давала такого распоряже… Как умер? Почему умер? Зачем умер?

Проснулся тем погожим утром Аман-Гельды Молдагазыевич, выпил чаю с чипсами производства Яшкинского пищекомбината, открыл окно. Теплый осенний ветер ворвался в комнату его резиденции в селе Мазурово, что под Кемеровобадом, и застряв в растрепанной спросонья шевелюре старого губернатора, зародил там важную мысль о судьбах родины и народа. Отогнав ее наконец куда подальше, вышел Аман-Гельды Молдагазыевич на крыльцо (чтобы почесать себе самолюбие), а там...

Что за безумие в родном народе?
Движенья в разные направленья...
Тулеев умер! Вот откровенье!
Все сумасшедшится и колобродит...

Но правда ль это? И точно ль это?
В обкоме бывшем останки хана
В гробу дубовом, в цветах и лентах
Лежат свинцово… Везде охрана.

В носу у хана набита вата,
Чтоб мозг зловонный не полз наружу...
Кругом чиновники: «Аман, куда ты?»
Кому чиновник без хана нужен?
..

(Дочитать, ибо дальше совсем уж калорийно).

… И понял, что пошутили и хватит. Как умер, так и воскрес — делов-то. Зомби ведь пришли к власти в этой стране еще в 1917-м, и до сих пор ее не оставляют: ни молитвы, ни осиновые колья, ни чеснок, ни отрубленные головы, ни серебро их не берут — проходят годы, сменяются десятилетия, а они все работают с документами, не приходя в сознание.

В Кемеровской области ничего даром не пропадает — любой негатив губернатор и его команда умудряются использовать себе во благо. Уж если Тулеев даже шахтерские смерти, которые давно превратились в важную составляющую его щедрого образа, конвертирует в проценты рейтинга, то почему он должен брезговать сплетнями со слухами. А чтобы у народных масс, разморенных уборочной кампанией тем жарким бабьим летом, окончательно закоротило в мозгу, источником слухов нужно становиться самостоятельно. И тут Аман-Гельды Молдагазыевич снова не прогадал.

Трагедией в тот день, правда, так и не пахнýло — площади городов не оказались заполненными бьющимися в траурной истерике кузбассовцами, чего Тулееву, наверное, очень бы хотелось. Покупая пенсионеров оптом по 600 рублей в месяц, он считал, что в этот столь сложный для него час сможет рассчитывать на их поддержку. Конечно, отдельные случаи запредельного холуйства имели место быть, но массовой скорби я тогда так и не увидел. Впрочем, не оказалось в тот день и народных гуляний, и не виднелись уходящие за горизонт и накрытые снедью столы — это справедливости ради.

Руководители регионов умирали и воскресали в России и до Тулеева. Первопроходцем тут стал президент Татарстана Минтимер Шаймиев, его дело продолжил губернатор Омской области Виктор Полежаев. Нет ведь лучшего способа проверить на лояльность свое окружение и вверенное население, чем как имитировать собственную смерть — первая реакция будет самой искренней. До 18 сентября 2011 года Тулеев умирал в интернете как минимум дважды: весной в ЖЖ и летом в Твиттере, и широкого резонанса те слухи тогда не вызвали — пообсуждали и забыли. Но кузбасский бог любит троицу, и вдохновившись опытом Шаймиева и Полежаева, а также учтя особенности ранее пролетевших уток о кончине, пресс-служба Аман-Гельды Молдагазыевича решила выйти в офф-лайн.

Это потом будет уголовное дело по факту распространения слухов, это потом начнут таскать на допросы блогеров и станет читаться следователями их изъятая по решению суда переписка из социальной сети «ВКонтакте», и это потом ставшая хроникером тех событий собкор «Комсомольской правды в Кузбассе» Лариса Максименко, заламывая руки, подарила чудесную по своей меметичности фразу, очень точно характеризующую суть того события — «Официальные следователи идут по следу».

А в тот день впервые за много лет впервые забрезжила надежда — не смог уйти с поста по-человечески, значит закопаем по-советски. Прирезан на операционном столе города Березовский, попал в ДТП, заломан йети (потому что Валуев успел убежать, а Тулеев — нет) или вовсе, практически по Дине Рубиной, произошел всплеск гражданской самосознательности («От страха поджилки мои дрожат, / Но я не вернусь назад! / И я, как дочь своего народа, / Добьюсь, чтоб казнили Амана-урода!» — «Последний кабан из лесов Понтеведра», если что) — не важно. Медальки и ордена — в отдельный гроб, не помещаются уже с хозяином-то.

Youtube

Когда в ночь на 9 мая 2010 года рвануло на «Распадской», власть в патриотическом угаре предпочла ту трагедию сначала не заметить — на улицах городов чинно проходили парады и устраивались праздничные митинги, на которых ораторы о сотне человеческих жертв в кузбасской шахте почему-то предпочли не говорить. Как и почти не обсуждались они в согнанной по разнарядке толпе — нечего было обсуждать, власти вспомнили о взрыве метана лишь после отгремевшего салюта; ничто не должно омрачать торжеств. Тут же притянутый к провокации административный ресурс тщательно распространял заготовленный в администрации Кемеровской области смертельный слух — начальники управлений в городах и селах обзванивали по утру своих подчиненных на уровне директоров школ и больниц, и требовали донести до персонала важную весть, в свою очередь спущенную им сверху. Пока бюджетники расширяли это слуховое окно до размеров региона, губернаторская пресс-служба начала вяло оправдываться. Сначала, не взирая на воскресенье, на сайт региональной власти повесили как бы свежий пресс-релиз — в нем сообщалось, что Тулеев проводит выходной день в поселке городского типа Яшкино, известному по одноименному кондитерскому бренду, и открыл там линию по производству чипсов. Хотя точно такая же новость висела на сайте АКО двумя днями раньше: в Яшкине Аман-Гельды Молдагазевич был замечен еще 16 сентября — увлекся, видимо, с разрезанием ленточки… Только к обеду, когда виртуальные страсти достигли накала и новость о фальшивой кончине попала во все информационные ленты, было сделано заявление, что губернатор, мол, жив, здоров и не дождетесь — цель достигнута, можно и правду рассказать. Даже перестаравшись: глава-пресс службы Антон Горелкин не преминул возможностью указать, что эта «провокация связана с начавшейся избирательной кампанией, которая обещает быть очень грязной». И предвидел будущее — выборам в Госдуму, состоявшимся через два с половиной месяца, предшествовала действительно самая грязная кампания в регионе, только вот единственным источником, откуда летели комья медийного хлама, оказалась почему-то «Единая Россия», погоняемая в регионе губернатором.

Источник тех слухов, кстати, быстро нашли — его может обнаружить любой и без бригады «официальных следователей», достаточно покопаться в кэше поисковых систем. Первым, опубликовавшим сообщение о смерти Тулеева, оказался курсант полицейского училища Богдан Сухих, которого губернатор потом простил чуть ли не в прямом эфире. Стало быть, уголовное дело на том и исчерпано, но это ведь Кемеровская область — там правоохранители исповедуют свой собственный Уголовно-процессуальный кодекс. И, несмотря на истекшие сроки, они ищут до сих пор распространителей тех «чудовищных», по Ларисе Максименко, слухов: видимо, натолкнулись на какую-нибудь неустранимую преграду — поди на рынках и на вокзалах, также ставшими местами обсуждения фейковой смерти, в качестве ретранслятора туннельный Tor использовался, не иначе.

В тот день выиграли все — Тулеев, обожающий повышенное внимание к себе, стал героем дня в большинстве СМИ, накрутив на пустом месте индекс упоминания, оппозиция получила прекрасный информационный повод обсудить не только моральный облик, но и психическое здоровье губернатора, а генпрокурор Юрий Чайка заявил о необходимости взять под контроль социальные сети. Кузбассу не привыкать быть подопытной крысой для реализации сомнительных государственных затей — многие инициативы последних месяцев обкатывались именно здесь. Запрет на усыновление детей-сирот гражданами США, запрет на ненормативную лексику в СМИ и в интернете: впервые это обкатывалось на Кемеровской области, а свобода печати и вовсе уничтожалась в России по лекалам шахтерского края — Тулеев узурпировал власть, когда еще никто не знал, кто такой Владимир Путин.

В общем, эта недосмерть оказалась полезна всем, и неизвестно, какую еще пользу сможет принести думским законотворцам. А сегодня у Аман-Гельды Молдагазыевича второй день рождения — так по крайней мере вправду получается. Вовремя и к месту захороненный, а потом воскрешенный собственными пиарщиками, он вернулся на политическую арену с прибавкой в рейтинге, и продолжает руководить регионом, жестко держа его за причинное место. Пусть продолжает в том же духе — нарушения конституционных прав, гражданских свобод и законодательства в Кузбассе практически ежедневно фиксируются в новостийных лентах и в колонках в СМИ. Так что у меня нет другого выхода — я пожелаю ему доброго здоровья и долгих лет жизни.

Потому что ему нужно и до суда дожить и до приговора.

Dmitry Shipilov
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 4.86 /5 (36 оценок)
Поделиться:
Комментарии
  • Svyatoslav Dubrovskih
    // Svyatoslav Dubrovskih
    Слышь, аффтар, тебя похоже огорчает, что слухи оказались всего лишь слухами. А тебе напомнить, из какой навозной кучи Тулеев область вытащил? «Узурпатор» — говоришь. Может ты чудило хочешь чтобы губернатором в области был еще какой-нибудь М. Б. Кислюк?
Комментировать: