Погода
на 19 ноября
-1°C
Курс валют
на 18 ноября
$ 58.96
69.52
Ваш город:
Андрей Новашов

Театр «Встреча». Тихая контрреволюция

Кемеровский театр «Встреча», за последние десять лет превратившийся в арт-центр, фактически уничтожен. Об этом пишут в соцсетях. Кузбасские СМИ отмалчиваются или изъясняются туманно. На сайте Change.Org размещена петиция, но непосвящённые вряд ли что-то поймут из её текста. Ниже о том, что на самом деле произошло со «Встречей», и почему петицию нужно подписать.

Буфет вместо театра

В чём уникальность этого кемеровского театра, известного даже за рубежом, напишу. Но сначала – о самом конфликте.

«Встреча» — театр, действующий при Кемеровском госуниверситете. Камерная сцена и гримёрка располагались во втором корпусе КемГУ.

Зрители после спектакля «Встречи», проходившего ночью под открытым небом. Здесь и далее – фото автора

Официально объявлено, что театр переезжает в третий корпус. То ли до окончания ремонта в прежнем помещении, то ли насовсем. «Встречу» покинули те, кто определял лицо театра в последние годы, – режиссёры и актёры Лариса Лапина и Сергей Сергеев, музыкант и организатор концертов и фестивалей Александр Маричев (он больше известен под сценическим псевдонимом Маркварт). Официальные издания не пишут напрямую, что стало причиной их ухода. Вроде как – наигрались и разъехались по разным городам. Многие творческие люди перебираются из провинции в центрА. Казалось бы, ситуация ординарная. Но зачем тогда понадобилась петиция в защиту «Встречи»? Списался с Сергеевым, Лапиной и Марквартом, чтобы выяснить. Вот что ответил Сергеев:

«Решение закрыть помещение с нами (Маричев, Лапина, я) не обсуждалось. Преподнесли как данность. На совещании нам было сказано: «Помещение театра закрываем, на его месте будет гардероб или буфет. Через два дня вам надо вынести свои личные вещи». Формально театр не закрыли — перенесли в третий корпус. Там просто две аудитории без света, звука и прочего необходимого. Нам было сказано, что ремонт (то есть обустройство помещений под нужды театра) там никто делать не собирается, и вообще, третий корпус сам скоро закроется на ремонт. Мол, в этих аудиториях вполне можно репетировать, а если надо будет играть спектакль, то можно арендовать где-нибудь помещение. Руководить «Встречей» теперь будет Петрова. Она была в театре в 90-е годы, потом уходила. Затем опять вернулась в университет сперва в должности директора студклуба (кажется, с 2005 года), а году этак в 2010-м её снова перевели в театр. Последние года два она в театре только числилась, но фактически почти ничего не делала, даже на работу не ходила. Мы с Сашей и Ларисой занимались театром, организовывали показы, концерты, фестивали. На наши изумления, что Петрова даже на работу не ходит, а все культурное пространство создаем мы, было сказано, что «такой театр» нам не нужен, что наши мероприятия не имеют отношения к универу и их посещает «непонятно кто». Новая драма их не устраивает. Деньги театр не зарабатывает.

Всю эту историю организовала сама Петрова и директор концертного зала КемГУ Мизгирев. Зачем им это надо — не знаю. С Петровой у нас были разногласия раньше по поводу театра, но последние годы она на работу не ходила, мы ее не трогали, и она нас тоже… Были созданы условия, чтоб мы уволились».

С. Сергеев на открытии кемеровского фестиваля «Театральная площадь»

Маркварт-Маричев ответил, что петиция в защиту «Встречи» составлена неравнодушными зрителями. «Проблема в том, что официальное заявление универа в прессе немного отличается от того, что нам было сказано на внутреннем совещании. – объясняет Маркварт. — Петрова два года не ходила на работу, вообще практически ничего не делала, а увольняют нас. Четко и ясно было сказано, что современное искусство и проектный театр как арт-центр больше не нужны. А люди уже привыкли, что у нас много чего интересного проходит. Отсюда и резонанс. Хотя формально и не закрывают «Встречу», но такой, как последние восемь лет, она уже не будет».

Концерт во «Встрече». М. Евстропов, А. Маричев, Е. Мирошник

И из письма проработавшей в КемГУ двадцать семь лет Ларисы Лапиной, которую в сентябре вынудили уволиться: «… не вижу развития в Кемерове. Не вижу заинтересованности официальных структур нашей деятельностью. Ни администрации, ни театральных деятелей. Все только на личном энтузиазме. Очень печально. Ситуация с театром подлая. Люди, тайно сговорившись, решили нас выгнать. Петрова Ирина и Мизгирев Игорь. Возможно, они сделают хороший театр, но в этой ситуации они поступают подло. Захватили группу в ВК, которую мы развивали. И много чего. Мне жалко студентов, которые с нами работали. Ректор не реагирует. Ему как-то не до культуры».

Л. Лапина

Будучи режиссёром и руководителем «Встречи», Лапина задерживалась в театре до глубокой ночи. Нередко приходила на работу по субботам и воскресеньям (автор этих строк тому свидетель). Но в некоторые дни всё-таки давала себе отдых. При продлении трудового договора ей сказали, что теперь её рабочий день официально с девяти до шести. Заверили, что это простая формальность. А позже объявили, что у неё два прогула и университет решил с ней расстаться. Получается, что Лапину «за прогулы» заставили уволиться, а Петрову за те же прогулы, которых, к тому же, было гораздо больше, назначили на её место.

Про группу «Встречи» ВКонтакте. Как написала Лариса Лапина, Петрова и Мизгирёв зашли в эту группу с аккаунта Сергея Сергеева и удалили все «крамольные» посты прежних руководителей театра. «Операция «Ы» — чтоб никто не догадался!».

Как вспоминает Лариса Лапина, во многом именно из за Петровой из «Встречи» в своё время ушёл стоявший у истоков театра режиссёр Гребёнкин. «Где она — там вечные склоки», — подчёркивает Лапина.

 

Буто и авант-джаз

В 2014-м, к 35-летию «Встречи», писал об этом театре для кемеровской газеты. К тогдашнему тексту подготовил нечто вроде пресс-релиза:  «Театр участвовал в фестивалях как в России, так и за её пределами – в Польше, Франции, Англии, Норвегии, Японии. Сегодня «Встреча» – площадка для самых разных арт-проектов; инициатор проходящих в Кемерове фестивалей студенческих театров «Встречное движение» и фестиваля уличных театров. При участии «Встречи» проходят фестиваль современных искусств «Тезисы» и придуманный кемеровско-московским филологом, преподавателм РГГУ  Сергеем Лавлинским гуманитарный семинар «Драмомания».  Этой осенью театр при КемГУ запустил новый проект под названием «Лучший». Каждый раз участники – не актёры по профессии — читают тексты какого-то одного автора. Следующий будет посвящён Даниилу Хармсу. В этом году театр решил работать не только со студентами, но и со взрослыми людьми. Для них устроили что-то наподобие драмкружка. Среди записавшихся – юрист, экономист и вузовский профессор.

На сцене театра проходят читки пьес и концерты. Выступают кемеровские авангардные музыканты – Александр Маркварт, Егор Мирошник, Руслан Данилевский, Глеб Успенский и Елена Евстропова. И столичные рок-персоны, в частности Умка (Анна Герасимова) и Псой Короленко».

 «Встреча» — это абсолютная демократия. Здесь ничего не навязывали ни зрителям, ни участникам. И всё же главный идейный вдохновитель у театра был – режиссёр Лариса Лапина. Два года назад, отвечая на мои журналистские вопросы, она сказала:

Любительский [театр]– от слова «любовь». Мне нравится свобода. Мы не спрашиваем никакой худсовет, что нам ставить. Никакой директор не может нам ничего навязать. В профессиональных театрах актёры иногда годами ждут, когда их назначат на роль. А у нас – сами предлагают пьесы. Если есть желание, во «Встрече» можно сделать всё!

Все проекты, о которых шла речь выше, стартовали по инициативе или при поддержке Ларисы Лапиной, которая пришла во «Встречу» студенткой в начале 80-х и в этом театре сформировалась как актриса и режиссёр. Её приглашали в труппу Кемеровского облдрамтеатра. На год она уходила в профессиональный театр кукол. Но осталась верна «Встрече». «Встреча» делала то, на что не каждый профессиональный театр решится. Лапина и её единомышленники ставили современную драматургию. Один из любимых авторов «Встречи» — Иван Вырыпаев. Экспериментировали и со способом актёрского существования и со сценическим пространством. Играли спектакли в обсерватории. И даже ночью под открытым небом. На ночном показе спектакля «Встречи» «Совы нежные» (по рассказу Вырыпаева «Сентенции Пантелея Карманова») побывала Елена Ковальская –театральный критик, педагог Российской академии театрального искусства (бывший ГИТИС) и арт-директор Центра имени Вс. Мейерхольда. Очень тепло отозвалась об увиденном. И приглашала всех друзей на этот спектакль, когда актёры «Встречи» играли его на сцене московского Театра.Док. А ещё упомянутый спектакль стал лауреатом проходившего в Тюмени всероссийского молодёжного театрального фестиваля «Живые лица». В  воё время писал об этом для газеты «Кузбасс». Вот что рассказывал тогда занятый в «Совах» Сергей Сергеев:

– Высказывания были разные. В жюри был Алексей Барыкин, литературный и театральный критик. Ему очень понравилось. Он сказал, что это очень хороший постмодернистский текст (в постдраматическом театре спектакль тоже называют текстом). Другие члены жюри признались, что им было не очень понятно, и не понравилось, что мы ничего «не разжевали»… Хотя у меня есть своё мнение на этот счёт: кто сказал, что в театре обязательно должно быть всё понятно?

Сцена из спектакля «Совы нежные»

Гуманитарный семинар «Драмомания», придуманный кемеровско-московским филологом, преподавателем РГГУ Сергеем Лавлинским и проходивший во «Встрече», вырос в настоящий фестиваль: не только лекции, но и читки пьес, показы авторского кино, концерты. В кемеровской «Драмомании» участвовал известный российский драматург Вячеслав Дурненков. Позже он приехал в Кузбасс, чтобы написать для облдрамтеатра пьесу-вербатим о телеутах. Вячеслав настаивал, чтобы в спектакле были заняты и актёры «Встречи». Я был на публичных читках этой пьесы. Скорее, это были уже эскизы, черновики будущего спектакля. Актёры «Встречи» выглядели вполне достойно, играя на одной сцене с артистами профессиональными.

Читка пьесы о телеутах. Актёры Кемеровского облдрамтеатра и театра «Встреча»

На фестивале студенческих театров, проводившийся «Встречей» в Кемерове, сыграл спектакль знаменитый челябинский театр «Манекен». Ещё один кемеровский фестиваль, организованной Лапиной и её единомышленниками, назывался «Театральная площадь»: артисты из разных городов России и из Чехии показывали представления под открытым небом.

Актеры из Чехии на фестивале уличных театров в Кемерове

Уличные показы собрали сотни зрителей (к вопросу о том, что «Встреча», как утверждают теперь чиновники, существовала неизвестно для кого). Кроме представлений традиционных, «Встреча» знакомила с искусством перформанса. На сцене этого театра я увидел буто – это авангардная форма танца, возникшая в Японии.

Буто в театре «Встреча»

И ещё одно имя, а вместе с ним и целый культурный пласт, открыл для себя в этом театре. На упомянутой выше «Драмомании» впервые увидел и услышал кемеровского музыканта-мультиинструменталиста Александра Маркварта. На сцене «Встречи» он играл совершенно непривычный для меня репетитивный рок. Но тем интереснее было погрузиться в эту новую музыкальную реальность! Вот что написал для газеты о том концерте: «Программа называлась «Циклофрения». Александр играл определённую музыкальную фразу, с помощью специального устройства записывал её и «закольцовывал», постоянно воспроизводил, играя «поверх» на других инструментах. Он умудрялся извлекать из гитарной «примочки» какие-то звуки, даже через несколько минут после того, как перестал прикасаться к струнам».

Позже попал на фестиваль современных искусств «Тезисы», придуманный и организованный Марквартом. Главные события происходили на сцене «Встречи» и в концертном зале КемГУ. «Тезисы» проводились с 2010-го. Процитирую собственную газетную публикацию о «Тезисах-2013»: «Предельно насыщенная программа: музыка, театральное и изобразительное искусства, современная хореография. География участников – Польша, Франция, Швеция, Италия. Российские музыканты и художники – представители Петербурга, Красноярска, Томска, Новосибирска и, разумеется, Кемерова». Вот что написал тогда о совместной импровизации Маркварта и итальянского саксофониста:

«Пожалуй, самым эмоциональным стало выступление итальянского саксофониста Стефано Фериана (StefanoFerrian). Он играл вместе с Марквартом. Александр извлекал звук не только с помощью клавиш, но и ударяя непосредственно по струнам рояля; бросил в открытый инструмент теннисный шарик, который выскочил, высоко подпрыгнув, успев извлечь из струны сочный звук. Итальянец мощно выдыхал в саксофон, направив его на рояльные струны, от чего они начинали вибрировать и звучать все разом. В совместной игре Фериана и Маркварта было даже что-то хищное».

Та самая импровизация

Режиссёр Лариса Лапина и актёры «Встречи» не только помогали организовывать «Тезисы» и «Драмамании», но и становились участниками этих фестивалей. Простите за пафос, но «Встреча» — это синтез и квинтэссенция современных искусств. Музыканты, в свою очередь, театрализовывали концерты. А Маркварт попробовал себя во «Встрече» в качестве драматического актёра и режиссёра, поставив в названном театре пьесу «Абсент» польского драматурга Магды Фертач (Фертач приезжала в Кемерово на польско-сибирскую «Драмоманию»). Получился перфоманс на стыке драматического искусства и шумовой музыки: каждый актёр одновременно являлся и музыкантом.

Хотя бы коротко написать о всех, кто участвовал в форумах «Встречи», — задача непосильная. Но ещё несколько имён через запятую. Драматурги Юрий Клавдиев (один из авторов сценария телесериала «Школа») и Марина Крапивина. Ильмира Болотян -литературовед, постоянный автор журнала «Современная драматургия». Томская лаборатория перформанса «Сон Кекуле». Олег Новиков – юргинский независимый художник, основатель АРТ-пропаганды. Воронежское трио Happy55, играющее авант-джаз. Новосибирский пианист-импровизатор Роман Столяр. Каталонец Марк Эгеа, исполняющий на колёсной лире народные мелодии и авангардные произведения. Испанский гитарист Анхель Онтальва. Микалай Тщаска и Рафал Мазур — джазовый Дуэт из Польши. Гитарист Андрей Поповский – один из руководителей петербургской Галереи Экспериментального Звука.

Гитара и объекты. Выступление А. Поповского на кемеровском фестивале «Тезисы»

Дуэт из Польши на фестивале «Тезисы»

Совместный перфоманс О. Новикова и музыкантов во «Встрече»

 

Домолчались

Фактический разгром «Встречи» (вывеска осталась, но прежнего театра уже не будет) перекликается с недавним выступлением Константина Райкина на съезде СТД, которое активно обсуждается в интернете. Райкин говорил о засилии цензуры и о том, что театральное сообщество должно противостоять чиновничьему идиотизму и произволу. Насколько мне известно, кемеровские актёры и режиссёры не сделали никаких публичных заявлений в защиту «Встречи». Написал нескольким актёрам облдрамтеатра, вместе с которыми актёры «Встречи» играли пьесу о телеутах; актёрам Кемеровского театра для детей и молодёжи. Получил единственный ответ. Актёр молодёжки написал, что, насколько он понимает, «Лапина уехала, и этот театр закрыли». Театральное сообщество вообще ничего не знает о том, что Лапину, Сергеева и Маркварта вынудили уйти? Особенно удручает, что на моё письмо не ответил актёр и директора молодёжки Григорий Забавин, который начинал во «Встрече». Всем, с кем пытался связаться, отправлю ссылку на текст, который сейчас пишу. Надеюсь, расскажут в комментариях, что думают о происходящем.

Официальные кузбасские СМИ либо промолчали, либо высказались обтекаемо. По большому счёту, что-то внятное о ситуации вокруг «Встречи» прочитал только на сайте А-42. Но это, скорее, — в плане моральной поддержки. Кусочки информации разбросаны по нескольким текстам. Как мне кажется, непосвящённый не поймёт, что всё-таки произошло с театром. Упомянутый сайт опубликовал подборку высказываний, сделанных людьми, сотрудничавшими с прежней «Встречей». Журналист, подготовивший публикацию, пишет во вводке: «Прежняя режиссёрская команда – Лариса Лапина, Сергей Сергеев и Александр Маркварт – покидает театр-студию. Студенты КемГУ продолжат играть во «Встрече», театр будет жить. Но многое станет другим, и это неизбежно». Неизбежно? Наглость, хамство, беспредел – уже неизбежность? Это уже в порядке вещей? К тому же мне Лариса Лапина написала, что студенты, с которыми она работала, в  новую «Встречу», где власть отдана Петровой и Мизгирёву, не пойдут.

Среди опрошенных сайтом А-42 инициатор «Драмоманий» Сергей Лавлинский. На сайте его высказывание заканчивается на благостной ноте: «Все живое рано или поздно умирает. Но часто – для того, чтобы возродиться в новом качестве». Умильный финал. Но Лавлинский опубликовал текст, написанный для этого сайта, на  своей странице в ФБ. Вот последние несколько предложений: «В наше мракобесное время использовать административный ресурс при решении организационно-творческих проблем, чтобы «завалить» противника, с которым ты еще вчера вместе работал – дело крайне неблаговидное. Как выразился один из моих коллег, дело, которое обеспечивает тотальное расползание «метафизического зла» прямо-таки в здешних пространствах – по коридорам и аудиториям университетским. Ползучее Зло приближает антропологическую катастрофу. Но ведь Зла вдоволь в наших российских краях – мы и так живем почти внутри катастрофы. Стоит ли его приумножать? Очевидно, вопрос риторический».

Возмущённый филолог Лавлинский превратился в какого-то благодушного Крокодила Гену, поющего под гармошку: «И хотя нам прошлого немного жаль….»? Сайт А-42 постарался, или он сам себя отредактировал?

С. Лавлинский во «Встрече». Проект «Лютые мелодекламации»

Информация о петиции на А-42 появилась. Но если всё так благостно, с какой стати подписывать петицию?

Ещё о «Встрече» написал сетевой журнал «Кислород». Читал несколько постов зрителей и участников «Встречи» на странице упомянутого журнала ВКонтакте. Редакторы «Кислорода» объясняют, что хотят возразить тем, кто утверждает, будто в этом театре в последние годы ничего не происходило. Но имена и должности тех, кому «Кислород» оппонирует, не разглашаются.

Нынешний текст писать не собирался. Меня выдворили из журналистики два года назад, живу с тех пор в Прокопьевске. В столице Кузбасса есть журналисты, которые осведомлены о ситуации вокруг «Встречи» лучше меня. Но они либо молчат, либо озвучивают официальную версию. Дескать, помещение театра нуждается в ремонте. Вот его и ремонтируют. Всё – для театра! А Лапина, Сергеев и Маркварт… Ну, творческие ж люди. Кто их разберёт? Чего-то вдруг собрались и уехали.

Противно, что широкой аудитории навязывается это ложное представление о происходящем.

И ещё об одном эпизоде должен рассказать. Несколько лет назад, когда я работал в Кемерове журналистом, в КемГУ при активном участии «Встречи» проходил масштабный арт-форум. В тире, с разрешения администрации вуза, открылась выставка современного искусства. Должна была проработать несколько недель, но закрылась уже на следующий день. Никто толком не успел ничего посмотреть. Закрыл экспозицию университетский начальник, который отвечал за безопасность. На выставке был, и могу свидетельствовать: жизнь и здоровье посетителей не подвергались никакому риску. Замок на двери тира, превратившегося в выставочный зал, повесили по соображениям, ведомым только чиновникам. Вызвался написать об этом для газеты, в которой тогда работал. Куратор форума отговаривал: «У нас революция, но революция тихая!». Я не послушался, и всё-таки написал. Только по просьбе куратора не стал упоминать фамилию и должность чиновника-закрывателя (пользуясь случаем, передаю привет редакции журнала «Кислород»). Но куратор всё равно на меня обиделся. И теперь без всякого злорадства констатирую: вот и домолчались! Как домолчатся облдрамтеатр и молодёжка. И с ними рано или поздно произойдёт то же, что и со «Встречей»: вывеску сохранят, но никаких условий для творческой жизни не оставят. Вместо тихой революции вовсю идёт ползучая контрреволюция.

 

Театр как НИИ

Предвижу реплику: «Да мало ли кто называет себя режиссёром, актёром, музыкантом? Нам имена и названия, которые есть в этом тексте, ничего не говорят!». Зато профессиональным сообществам они известны. Сергей Сергеев в сентябре этого года участвовал во всероссийском молодёжном фестивале АРТМИГРАЦИЯ. Ларису Лапину пригласили на форум независимых театров, который в ноябре состоится в московском «Гоголь-центре». Уже после разгрома «Встречи» стало известно, что спектакль этого театра приглашён на театральный фестиваль, который состотся в Венгрии.

Сцена из спектакля «Совы нежные»

Про Александра Маркварта, причастного к большинству музыкальных событий «Встречи», можно отдельную статью написать.

Маркварт на фестивале «Тезисы». Ниточная импровизация

Он участвовал во множестве зарубежных фестивалей. О Студии Неосознанной Музыки, в которой играл Маркварт, писал музыкальный обозреватель сайта colta.ru.

Упоминал челябинский «Манекен». Этот театр, начинавшийся как любительская студия, со временем получил статус профессионального коллектива. Уверен, так случилось бы и со «Встречей», если бы её не придушили.

И об одном частом госте «Встречи» — драматурге Вячеславе Дурненкове. В 2011-м Прокопьевский драматический стал первым кузбасским театром, удостоенным звания лауреата всероссийской национальной премии «Золотая Маска». Тогда главный телепропагандист Кемеровской области Андрей Андреев размахивал с экрана руками, как учитель младших классов у доски, и просвещал: «Теперь в Кузбассе есть «Золотая Маска!». Пьесу «Экспонаты», постановка которой принёсла прокопчанам высокую награду, написал Дурненков.

Но спешу успокоить читателей, которые не в теме. Не огорчайтесь. В конце концов, вы не глупее тех чиновников, которые «Встречу» закрыли. Они тоже мало знают, но всем руководят! Процитирую слова кинорежиссёра Звягинцева, сказанные им после резонансного выступления Константина Райкина: «В нашей стране миллионы людей, каждый из которых выбирает себе профессию, долго учится, совершенствуется, чтобы стать мастером своего дела. Учителя знают, как преподавать, врачи — как лечить, художники — как творить. И вдруг появляются государственные мужи, которые начинают всех их учить и «лечить» заново. Кто же наградил их безупречной квалификацией сразу во всех видах человеческой деятельности? Когда, наконец, чиновники поймут, что их дело — организовывать и поддерживать труд людей, а не раздавать им свои «заказы»?».

Значение «Встречи» в полной мере осознаёшь только после её фактического разгрома. Она воспринималась как неотъемлемая часть культурного ландшафта столицы Кузбасса. Казалось, все начинания этого театра – нечто жизненно необходимое и само собой разумеющееся.

«Встреча» была территорией свободы и праздника. Но есть такое скучное словечко – «оргвопросы». Актив «Встречи» умел их решать. Концерты гостей из других городов, фестивали, форумы – всё проходило на должном уровне. Кроме того, «Встреча» никогда не приглашала на свои площадки сомнительных людей, лишь бы провести очередное «мероприятие». И сама не ездила на проходные фестивали, не тратила университетские деньги впустую. Лапина – настоящий эксперт по уличному театру, могла бы лекции на эту тему читать. Музыкантов, которых Маричев приглашал в Кемерово, он видел на фестивалях, в которых сам участвовал. «Встречу» возглавляла компетентная, профессиональная и опытная команда. Разгонять её глупо, даже с точки зрения сугубо прагматической.

Разумеется, не всем интересно современное искусство. Но и, например, о фундаментальной физике знает не каждый. Представьте: в НИИ есть группа физиков, которые увлечены своим делом и результативно трудятся. И есть сотрудники, которые на работу иногда приходят. И вот вторые изгоняют первых. При молчаливом согласии учёных-физиков других НИИ. Аналогии с прежним и нынешним руководством «Встречи», а также позицией театрального сообщества Кузбасса, думаю, понятны.

Сравнение с НИИ возникло неслучайно. У современного, актуального искусства и у науки общие задачи – постижение и осмысление реальности. И мне казалось вполне логичным, что «Встреча» существует именно в Кемеровском госуниверситете – титульном вузе Кузбасса. Не говоря уж о том, что «Встреча», участвуя во всероссийских и зарубежных фестивалях, представляла на этих форумах и вуз, и Кемерово и Кузбасс в целом.

Я – выпускник истфака КемГУ. И я – не горжусь. Мне стыдно за то, что происходит с вузом сегодня.

Пожалуй, только одна хорошая новость. Вечером 3 ноября в кемеровском «Коте да Винчи» состоится презентация нового театра «Vovne», который должен стать приемником «Встречи»: читка пьес с фестиваля современной драматургии «Любимовка» и концерт Студии Неосознанной Музыки.

Нынешней осенью Александр Маркварт организует очередные «Тезисы». Только уже на других площадках и, возможно, в последний раз. Александр планирует уехать. Лариса Лапина уже в Питере. Собирается создать там свой авторский театр. Сергей Сергеев нашёл временную работу за рубежом.

Из кемеровских начинаний «Встречи» наверняка сохранится только проект под названием «Лучший», который курируют близкие к театру люди.

Проект театра «Встреча» «Лучший», посвящённый Венедикту Ерофееву

Для людей, определявших лицо театра, творческая жизнь не закончилась. Но продолжится она уже за пределами Кузбасса. Сцена и комнатка за ней, где актёры и музыканты готовились к выходу и принимали гостей, — это ещё и уникальная локация. И её больше не будет. У кемеровчан, интересующихся современным искусством, одним местом встреч (простите за невольный каламбур) станет меньше. «Наша «Встреча» закончилась», — так написал мне Сергей Сергеев.

 

Хотим в клетку?

Но, напомню, вывеска сохранилась, и руководить «переформатированной» (определение журнала «Кислород») «Встречей» будет Ирина Петрова. В прошлой, журналисткой жизни несколько раз видел её в театре и даже задавал вопросы. При этом возникало ощущение, что это человек откуда-то не отсюда. О собственно творческих достижениях Петровой мне ничего не известно. Думаю, что и всем остальным. Получить её комментарии о нынешней ситуации не пытался. Петрова – представитель командно-административной системы. Вряд ли ответит что-нибудь внятное. К тому же у чиновников есть привычка упрекать журналистов: «Они исказили мои слова!». Вот чтобы не было таких обвинений — пишите комментарий к этому посту. Комментарии открыты для всех. И, кстати, для чиновников КемГУ, разогнавших прежнюю «Встречу», тоже. В том, что им доложат о публикации, не сомневаюсь.

И, наконец, о том, почему надо подписать петицию в защиту «Встречи». Назад уже ничего не отыграешь. Предпосылки конфликта накапливались долго. Лапина, Сергеев и Маркварт вряд ли поверят руководству КемГУ, если вдруг свершится чудо, и им предложат вернуться. Да и не будет никакого чуда: российские начальники (чем бы они ни  руководили) своих ошибок не признают. Но необходимо выразить своё отношение к произошедшему. Всеобщее молчание позволяет чиновникам  думать, что общество одобряет их жлобство и самодурство.

Когда начались гонения на московский Театр.Док, мне стало понятно, что авторитаризм в России закончился. И начался тоталитаризм. При авторитаризме государство расправляется только с политическим оппонентами. Тоталитаризм – это полный контроль над всеми сферами жизни. «Тоталитаризм» — это не жупел, выдуманный оппозиционерами. Это реальность, созданная командно-административной системой.

Вот так несколько лет назад «Встреча» открывала фестиваль уличных театров «Театральная площадь». Да кто им позволил радоваться, дурачиться, ходить по улицам в ярких карнавальных костюмах? Надо же, наоборот, — «всем лежать, бояться». Ну, или дома сидеть. А если уж ходить по улицам – то строем, в серой униформе и с каменными лицами. И какую крамолу говорят Сергеев и Лапина (я о цитатах в середине текста)! Он утверждает, что театр не обязан быть понятным всем. Она и вовсе заявляет: «Мне нравится свобода». Совсем страх потеряли!

«Встреча», которую я запомнил, была искренней, живой, яркой, талантливой. Думаю, именно это и не устраивало кемеровских чиновников от образования и культуры.

По всей стране начальники-цензоры закручивают гайки. Из театров выгоняют талантливых худруков, не желающих пресмыкаться перед властями. Закрывают спектакли (самый известный – новосибирский «Тангейзер» Тимофея Кулябина). Вот и Кузбасс «включился в общероссийский процесс». А вы говорите: «В Кемеровской области нет культуры»!.. Хотя, пожалуй, — скоро действительно не останется.

«Встреча» — театр политически не ангажированный. Показательно, что даже такие сообщества в современной российской реальности не выживают. Завтра, 30 октября – День памяти жертв политических репрессий. Если учесть, что большинство осуждённых в сталинские годы по 58-ой на самом деле к политике никакого отношения не имели, — это наш главный общенациональный праздник. Как справедливо заметил в упомянутой речи Константин Райкин, «мы снова хотим в клетку».

Основная мысль петиции в защиту «Встречи» могла бы быть такой: «Сегодня закрыли театр, завтра «закроют» тебя!».

 

И несколько ссылок:

Петиция в поддержку «Встречи»

Высказывания в Фейсбуке о ситуации вокруг театра «Встреча» Сергея Лавлинского, Максима Евстропова, Александра Маркварта.

Два моих текста о фестивалях, тесно связанных со «Встречей». Про «Драмоманию», на которую приезжали польские драматурги. Про «МузЭнергоТур».

 

Оценить запись:
Рейтинг записи - 4.11 /5 (9 оценок)
Поделиться:
Комментарии
  • ольга ольшанская
    // ольга ольшанская
    некрасивая история. поражает вялая позиция студийцев. ведь когда в один день уволили мильграма в перми весь мир подняли именно артисты.они встали горой вплоть до объявления голодовки. так было и при увольнении золотаря в нижнем новгороде. именно артисты встали на защиту и привлекли внимание.
  • Yury Podkovyrin
    // Yury Podkovyrin
    Андрей, всё написано точно и жёстко! Подписываюсь!
  • Светлана Иванова
    // Светлана Иванова
    Театр- для тех, у кого ещё есть душа… В нашей стране сейчас создается античеловеческий строй, поэтому все подобное уничтожается…
  • Вероника Никитина
    // Вероника Никитина
    Нас тихо лишили воздуха… а мы и не заметили.
    Перекрывают последний кислород, заменяя его на газ постепенно, чтобы однажды мы проснулись поголовно все в противогазах, будто так и нужно. 37 лет длилась «Встреча». Для меня она длилась последние 15 лет. Последний раз 1 апреля сего года видела Ларису Лапину, Сергея Сергева, на спектакле П. М. Зубарева «Бозон Хиггса». Александр Маркварт просто потряс меня как организатор, музыкант и ведущий «Музэнерготура» в прошлом году. Одни из немногих людей, совершенно непафосных, при этом известных культурным столицам-заграницам.Те, кто хранил дух творчества и свободомыслия на сибирских просторах. Теперь простор это ужался до микроскопических размеров. Тоже самое сотворили по тихому с легендарным детским театром «Бемби», которому в этом году исполнилось бы 55 лет. А сейчас это драмкружок при школе. Кто следующий?
  • Татьяна Волкова
    // Татьяна Волкова
    Все верно. И очень печально. Закрывают, запрещают, оптимизируют на всех гуманитарных фронтах. Потихонечку, как будто ничего и не происходит. Есть такое замечательное словечко «агеласт» (кто в теме, знает). Так вот агеласты нынче и правят балом. Остается надеяться на карнавальное время, которое, как не крути, всегда наступает.
  • лариса лапина
    // лариса лапина
    Что бы то ни было! Статья хорошая, все точно написано. Единственно, замечание, про Сергея Сергеева (Рыжего ) мало. А без его энергии и таланта и солнечности, ничего бы не было.
    И еще, для Петровой и Мизгирева — не смотря ни на что, никто не отменял понятия «Благородство», «честь», «совесть». Помнили бы об этом, в свои взрослые годы! И как говорил герой фильма «Курьер» — «Думай о великом!»!
  • лариса лапина
    // лариса лапина
    Почему студийцы не возмутились. Потому, что они маленькие. Мы уехали. Я думаю кто-то придет на наше место! И все будет хорошо!
    Надеюсь
  • Andrey Pavlov
    // Andrey Pavlov
    Я могу лишь добавить, что «оптимизация» театра «Встреча» по сути приводит к ликвидации одного из самых непопсовых пространств (и не только в рамках города Кемерово). Культура Кузбасса ковалась именно театром «Встреча» и Александром Маричевым, благодаря которому в Кемерово постоянно была живая, настоящая современная непопсовая музыка. Как говорил герой известного фильма, «старое разрушить легко, а создать новое очень трудно». Думаю, ничего нового на месте театра «Встреча» просто не создадут.
  • Александр Матвеев
    // Александр Матвеев
    Я не знаком с творчеством театра «Встреча». Не знаю, может это и не совсем корректно — высказываться, не зная предмета, — но я категорически против того, чтобы чиновники определяли лицо театра (и не только театра, если говорим о творчестве, о культуре), делали свои «мудрые» замечания по жанрам, форме, давали какие-то «советы» по репертуару… Искусство не обязано нравиться сановникам и подстраиваться под их уровень культуры. Наши российские песковы-петровы так не считают.
  • Andrey Novashov
    // Andrey Novashov
    «А не выдумать ли новый жанр?», — пела нелюбимая мною группа «Чиж». Мне вот новый жанр внедрять приходиться. Несколько читателей написали мне в личку своё мнение о ситуации вокруг «Встречи». Оставить коммент непосредственно в блоге каждый из них по разным причинам не смог или не захотел. Но всё-таки должен на эти реплики ответить (разумеется, не разглашая имён написавших).
    «… что можно в данном случае сделать «для спасения театра», если ребят-то уже нет в Кемерове?.. И их отъезд планировался до осенней ситуации — я это точно знаю, летом с ними общался. Кстати, Вы узнавали — они сами написали заявления об уходе или их выгнали? Я вот эту ситуацию до конца пока не понял». – пишет Первый.
    Да, конфликт назревал давно. Насколько мне известно, была «двухходовочка»: Лапину уже совсем допекли, а Сергеев и Маркварт ещё планировали остаться во «Встрече». Сами ли они написали заявления об уходе? Сами, насколько понимаю. Только штука такая: можно создать любому работнику такие условия, что он КАК БЫ сам захочет уйти. Например, в СМИ этим приёмом активно пользуются. Достаточно под надуманными предлогами не ставить в печать тексты неугодного журналиста (несколько текстов подряд), и он сам уйдёт. Потому что перестанет понимать, как вообще работать в таких условиях.
    Примерно по такому сценарию развивается и большинство конфликтов в театрах профессиональных. Есть талантливый главный режиссёр, ориентированный на современный и актуальный театр. И сверхлояльно и «патриотично» настроенный директор театра, которому «проблем не надо». И вот директор, ссылаясь на оптимизацию расходов, урезает бюджет постановок, нарушая прежние договорённости. Запрещает ставить современные пьесы, хотя совсем недавно ничего против не имел. И вообще всеми силами создаёт в театре нездоровую атмосферу. В итоге режиссёр пакует чемодан и прощается с труппой. Директор объясняет журналистам, что, во-первых, режиссёр сам принял такое решение, во-вторых, оно и к лучшему: теперь в репертуаре будут появляться только «правильные» спектакли, доступные понимаю «широких масс»…
    Насколько понимаю, Лапина, Сергеев и Маркварт до последнего момента не хотели оставлять театр; надеялись, что гонения прекратятся, и им дадут возможность нормально работать. Но руководство КемГУ не одумалось.
    Второй пишет, что во «Встрече» «всё очень не просто и очень неоднозначно. Думаю, что многие люди именно в этой связи, в силу своей интеллигентности, воздерживаются от комментариев». А вот гонители прежнего актива «Встречи» ни от чего не воздерживаются. На закрытых совещаниях говорят одно, а журналистам ситуация комментируют совершенно иначе. Не погнушались даже в группу театра в ВК зайти с чужого аккаунта и «навести там порядок», чтобы уж совсем никаких следов не осталось. Если кто-то считает, что на нового руководителя «переформатированной» «Встречи» Ирину Петрову я возвожу напраслину – вы не стесняйтесь, напишите в комментариях. А то как-то уж очень рейдерский захват всё происходящее напоминает. Вряд ли интеллигентно молчать в подобной ситуации.
    Сергей Сергеев в письме, которое цитирую в тексте, сообщает, что «переформатированному» театру негде играть спектакли, разве что помещения арендовать. Это ж как удобно руководителю, который планирует только создавать видимость работы! «Почему театр спектаклей не показывает?». – «А играть-то негде». И продолжу мысль: а раз всё равно негде играть, можно и не ставить.
    Ещё вот что должен сказать. Непосвящённый может решить, что во «Встрече» конфликт двух творческих групп. Но, как уже писал в тексте, мне неизвестно, чтобы Ирина Петрова за последние годы внесла какой-то вклад собственно в творческую жизнь театра. Да, помогала решать какие-то оргвопросы. Но не более того. Соглашусь с Андреем Павловым, написавшим комментарий выше: в «обновлённой» «Встрече» никакой творческой жизни не будет. Во всяком случаем, мне не понятно, откуда она там возьмётся.
    Суть письма Третьего сводилась к тому, что прежнее руководство «Встречи» — нехорошие люди. Должен сказать, общаясь с Марквартом, Сергеевым и Лапиной два года, этого не заметил. Во время концерта в КемГУ в рамках фестиваля МузЭнергоТур Маркварт то ли сократил свой сет, то ли вообще не стал играть (вот этого наверняка уже не вспомню). Сказал, что приехало много музыкантов из других стран и из других городов России, и он хочет, чтобы публика их послушала. И Лапина – человек не тщеславный. На фестивале студенческих театров «Встречное движение» основное внимание было уделено театрам из других городов, а также кемеровских студенческим театрам из других вузов. «Встреча» не пыталась сделать из этого фестиваля свой бенефис.
    Да и вообще «Встреча» была открыта для самых разных творческих людей. Маричев, Сергеев и Лапина никакими узурпаторами не были.
    Вчера прочитал, что спектакль Кемеровского облдрамтеатра «Мирение» номинирован на «Золотую Маску». Это тот самый спектакль о телеутах, в репетициях которого принимали участие актёры «Встречи». И мне всё-таки не понятно: почему артисты облдрамы молчат? Может быть, я не всё знаю, и где-то они высказали своё мнение о тех людях, с которыми репетировали? Возможно, они считают, что актёры «Встречи» играют запредельно плохо, и это даже хорошо, что в спектакле их нет. Не знаю… Но молчание это выглядит странно. Некоторые актёры облдрамтеатра после совместной репетиции пришли во «Встречу» на ночной показ «Сов нежных», а потом ещё остались на концерт Маркварта. Единственный профессиональный актёр, который мне ответил, состоит в труппе кемеровской молодёжки. Он написал, что не в курсе того, что происходило и происходит во «Встрече». Но у молодых актёров облдрамеатра такой «отмазки» нет. Почему молчат? Боятся, что им билеты не купят на самолёт в Москву на показ их спектакля-номинанта в рамках «Маски»?
    И ещё одно уточнение. В тексте написал, что завтра, 3 ноября, состоится презентация театра «Вовне», который должен стать приемником прежней «Встречи». Презентация состоится, но сам театр будет существовать за пределами Кузбасса.
    Чуть не забыл о Четвёртом. Он далёк от театра и от искусства вообще. Но написал, что в КемГУ сворачиваются не только творческие, но и научные проекты. Словом, вуз превращается из научного и культурного центра в «шарагу»-ПТУ.
  • Алексей Левин
    // Алексей Левин
    Андрей, спасибо большое за статью. Это здорово, что хотя бы один журналист решил написать всю правду.
  • Igor Sorvilov
    // Igor Sorvilov
    Andrey Novashov, Я, молодой артист облдрамы, участник спектакля «мирение», думаю если бы мне написали, я бы ответил. И мне очень интересно кому из молодых писали.
  • Igor Sorvilov
    // Igor Sorvilov
    Andrey Novashov, и кстати, у вас не точность. Актеры театра " встреча" не принимать участия в репетициях создания спеКтакля " Мирение"
  • Andrey Novashov
    // Andrey Novashov
    Игорь Сорвилов, это Вы ошибаетесь. АКТЁРЫ ТЕАТРА «ВСТРЕЧА» ПРИНИМАЛИ УЧАСТИЕ В РЕПЕТИЦИЯХ СПЕКТАКЛЯ КЕМЕРОВСКОГО ОБЛДРАМТЕАТРА, КОТОРЫЙ ПОЗЖЕ ПОЛУЧИЛ НАЗВАНИЕ «МИРЕНИЕ». Я БЫЛ НА ДВУХ ПУБЛИЧНЫХ ЧИТКАХ ЭТОЙ ПЬЕСЫ Дурненкова и Зелинской. Найдите фотографию в основном тексте. Это вторая читка, на которой я был. Состоялась она в театре «Встреча». На снимке на переднем плане актёр облдрамтеатра Антон Остапенко. Сзади стулья, расставленные полукругом. На них сидят артисты (в том числе актёр «Встречи» Сергей Сергеев) и режиссёр спектакля Антон Безъязыков. Если мне не верите, спросите у режиссёра. А первая публичная читка, как мне кажется, более удачная, состоялась незадолго до этого на большой сцене Кемеровского облдрамтеатра. Из «Встречи» там было занято много актёров. В частности, Сергей Сергеев, Лариса Лапина; музыкант Александр Маркварт, тесно связанный со «Встречей». Около десяти человек из «Встречи». На читке было много зрителей (скорее, это был эскиз спектакля). После показа высказался, среди прочих, актёр Кемеровской облдрамы народный артист России Евгений Шокин. Увиденное он похвалил и сказал, что спектакль уже почти готов. Полностью с ним солидарен. Через несколько недель я уехал из Кемерова. Не знаю, что дальше происходило. Не знаю, как соотносится нынешний спектакль с теми открытыми читками-эскизами, на которых я был. Не знаю, почему актёры «Встречи» не заняты в спектакле, который в итоге получился
    Актёры Кемеровского облдрамтеатра принимали участие в создании пьесы: брали интервью у телеутов, которые и составили основу пьесы-вербатима. Могу предположить, что и актёры «Встречи» интервьюировали телеутов, и тем самым внесли свой вклад в создание спектакля-вербатима, который, скажем прямо, уже вошёл в историю Кемеровской облдрамы (будучи номинирован на самую престижную театральную премию страны).
    Не хочу называть здесь актёров облдрамы, которым я писал, и которые не ответили. В личку Игорю Сорвилову напишу. Игорь, раз уж мы эту тему затронули и Вы поставили под сомнение мою добросовестность и честность, разузнайте у тех актёров, имена которых Вам в личном письме сообщу, почему артисты «Встречи» в итоге в спектакле не играют. Не исключаю, что причины исключительно творческие. Но, насколько мне известно, директоры больших театров не любят, когда в спектаклях их театров заняты актёры не из труппы. Дескать, «свои сидят без работы». Подозреваю, что всему причина – «административный ресурс». Но – вот это всё-таки только моя гипотеза. Расспросите и напишите:
    — Что на самом деле случилось со спектаклем (почему актёры «Встречи» там не заняты?)
    — Принимали актёры «Встречи» участие в сборе материала для будущей пьесы?
    — Актёры облдрамы, репетировавшие вместе с актёрами «Встречи» и видевшие спектакль «Встречи» «Совы нежные», хоть какую-то моральную поддержку разгромленной «Встрече» оказали?
    Расспросите коллег и ответьте (напишИте здесь комментарий).
    Актёрам облдрамтеатра, репетировавших в месте с артистами «Встречи», я писал трижды (!). Никакой реакции! Надеюсь, Игорю они всё-таки что-нибудь расскажут. И на всякий случай уточню: упомянутому выше Антону Остапенко не писал. Писал другим актёрам.
  • Igor Sorvilov
    // Igor Sorvilov
    Много пишите, но все равно повторюсь. Сбор материала и первая читка собранного этого же материала не является репетицией. И если вы такой театральный человек, то я думаю должны понимать в чем отличие. а ещё ради интереса, у самих актеров театра «встреча» поинтересовались почему они не учавствовали в спектакле?)
  • Igor Sorvilov
    // Igor Sorvilov
    вы только не подумайте, что я поддерживаю то, что произошло в университете. Просто я почитал бред про маску.
  • Andrey Novashov
    // Andrey Novashov
    Igor Sorvilov, Вы лукавите. Вы пишите, что «сбор материала и первая читка не являются репетицией». Спасибо, что подтвердили, что актёры театра «Встреча» тоже принимали участие в сборе материала для пьесы-вербатима «Мирение», которую поставили в облдрамтеатре. До Вашего комментария я не был в этом абсолютно уверен. Во-первых, сбор материала, — это уже участие в создании спектакля: не было бы пьесы – не было бы и этого спектакля, который сейчас номинируют на «Золотую Маску».
    Во-вторых, что значит «первая читка»? Осенью 2014-го я был на двух ПУБЛИЧНЫХ читках будущего спектакля. Объясню тем, кто не в теме. Такие читки – это не просто чтение текста по ролям. В публичных читках уже просматриваются контуры будущего спектакля: общая концепция, мизансцены, способ существования актёров. То есть режиссёр вынес на суд театральной общественности и публики (на публичную читку в облдрамтеатр приглашались все желающие) промежуточный результат. Если бы режиссёр считал, что ещё и показывать нечего, делать публичную читку не стал бы. И в этих публичных читках – сначала в Кемеровском облдрамтеатре, потом на сцене театра «Встреча» — участвовали и актёры облдрамтеатра, и актёры «Встречи». Изначально планировалось, что актёры «Встречи» будут заняты в спектакле. Но не сложилось. Однако актёры «Встречи» играли бок о бок с профессиональными (дипломированными) актёрами Кемеровского облдрамтеатра. По-моему, это свидетельство творческой состоятельности той «Встречи», которой руководила Лариса Лапина. Вот это я и хотел подчеркнуть. А заслуг актёров Кемеровского облдрамтеатра, разумеется, не умаляю.
    Театральные эксперты, номинировавшие «Мирение» на «Маску», видели спектакль, в котором актёров «Встречи» уже не было. Наверное, и без «Встречи» спектакль бы получился. Но «Встреча» принимала участие в самом первом и, может быть, самым важном этапе создания спектакля. Зачем же это отрицать? И не только в сборе материала дело. Уже на тех репетициях, в которых участвовали актёры обоих театров, выкристаллизовывался будущий спектакль. Режиссёр что-то проверял, пробовал. Что-то отбрасывал, а что-то в спектакле закреплял. Не будет же Игорь Сорвилов говорить, что после того, как «Встреча» ушла из этого проекта (по неизвестным мне причинам), всё наработанное на репетициях было отброшено и работа началась с нуля?! Скорее всего, и какие-то фрагменты текста пьесы, собранные актёрами «Встречи», вошли в окончательный вариант…
    Я уже не удивлюсь, если кто-нибудь напишет, что не было никогда фестивалей «Тезисы», «Встречное движение», «Театральная площадь». Молчание актёров и режиссёра облдрамтеатра Антона Безъязыкова и странные (скажем так) высказывания-комментарии Игоря Сорвилова на руку тем чиновникам, которые утверждают, что в последние годы во «Встрече» ничего не происходило.
    Игорь Сорвилов, я предлагаю дождаться комментариев актёров «Встречи», репетировавших вместе с артистами облдрамтеатра, и продолжить дискуссию, если в этом возникнет необходимость. Пару дней подождите.
  • Igor Sorvilov
    // Igor Sorvilov
    Господи… глупая переписка. Мы не понимаем друг друга. Не вижу смысла вам тут отвечать, у каждого есть своё мнение. И я могу с вами поделиться им, но не тут. Но поверьте мне… Я не отрицаю участия встречи. Но поверьте мне… я как участник спектакля в любом случае знаю уж точно больше вашего. Тем более вы не были на спектакле. На счёт репетиций, читок и т д. Долго писать разница есть. А главное, что ребят приглашали учавствовать… но…
  • Markvart
    // Markvart
    Андрей спасибо за статью!

    Комментарий по поводу спора Игоря и Андрея. Если уж быть до конца честным и вдаваться в подробности, то проект изначально зародился и придумался именно во Встрече на фестивале Драмомания, а конкретно его придумали Слава Дурненков, Сергей Лавлинский и Лариса Лапина. Изначально идея была с шорцами. Потом каким то образом эту идею предложили театру драмы, так как через большой театр проще на это выбить гранты. Потом идею театр взял и поменял на телеутов. Слава Дурненков настоял на том, чтобы Встреча в этом участвовала. Встреча в этом участвовала, мы ездили собирали материал, расшифровывали. Участвовали в 2 читках потом, все правильно, в том числе на фестивале Тезисы во Встрече. Потом проект затянулся, если я не ошибаюсь был выигран второй грант даже. Изначально мне предлагали делать музыкальное оформление этого спектакля. Потом когда речь зашла об участии артистов Встречи именно в спектакле был поднят финансовый вопрос, так как артисты драмы получают зарплату, а артисты Встречи нет, но согласовать этот вопрос с администрацией не получилось, хотя куда ушли все грантовые деньги тоже вопрос. Про музыку вопрос тоже заглох сам собой, так как я ждал звонка от режиссера, но навязываться именно по этому поводу не очень хотелось. В общем и целом мы пытались добиться приемлемых условий, раз уж это профессиональный театр, но нам отказали.

    На сдаче спектакля был. Для меня стало непонятно еще то, что не позвали Славу Дурненкова и Анну Зелинскую на премьеру спектакля.

    Вот такая печальная история.
  • лариса лапина
    // лариса лапина
    Предыдущий оратор Александр Маркварт все точно описал. В этом вопросе даже не это главное, кто придумал(хотя тоже важно). В это вопросе важно вообще отношение Профессиональных театров и структур к любительскому, студенческому и независимому театру. Что могут написать актеры этих театров? Ведь за редким исключением, они не ходят на спектакли и мероприятия. Это неправильно. В нашем маленьком городе не так много творчества, чтобы не помогать друг другу. Игорь Сорвилов заметил, что мы не участвовали в репетициях, а больше ничего он не заметил, что наш театр делал в последнее время в городе. Печально и стыдно. Я-то не обижаюсь, за «державу обидно». Как Райкин говорил, дружить надо театралом. кто бы они ни были. Если театр разъединяет — зачем такой театр? Мне очень нравится проект Мирение. И он бы был сделан театром «Встреча», если бы у нас были ресурсы. И я рада, что он выдвинут на Золотую маску. (о чем я сразу говорила ребятам и Антону Безъязыкову)) Мне нравилась моя роль Бабушки-ясновидящей. Жаль, что я не смогла участвовать. Но у нас будет «Небо в алмазах» — его не разделишь
  • Sergey Sergeev
    // Sergey Sergeev
    Я и в прямь не понимаю, к чему такая дискуссия по поводу «Мирения». Андрей написал, что актёры «Встреча» принимали участие в создании спектакля. Это сложно отрицать. При этом Андрей об этом сказал, лишь для того, чтобы указать, что мы занимались не только студенческими постановками сугубо в стенах университета, что сфера нашей деятельности была разнообразна.
    Что касается всей истории со «Встречей», то это вполне вписывается во всю ситуацию, происходящую в нашей стране, в области и университете. С наступлением сумерек мелкие демоны дают о себе знать. Это всё печально и мерзко. Но такие уж у нас времена. И так слишком долго жили хорошо: ставили, что хотели, играли, с кем хотели, устраивали фестивали, привозили актеров и музыкантов, которые в наш город никогда бы и не заехали, читали современную драму, делали всё это на голом энтузиазме и никого не боялись, и радовались. Как известно, энтузиасты и двигают мир вперёд. Вон, Саша уже лофт открыл. Меньше, чем за месяц. Спросите как? Да жопой об косяк. Просто потому, что он хочет играть музыку и ставить спеткали, какие он хочет и которые нужны нашему городу. Пусть даже всего одному проценту людей. Зато людей честных, живых, открытых к общению. Этого мы и хотели в театре «Встреча». Думаю, нам, нашим друзьям и зрителям, это в какой-то степени удавалось. Спасибо всем нам. Живым
    «Жили впотьмах, ждали ответа;
    Кто там внизу — а это лишь стекло.
    Счастье мое, ты одна и другой такой нету;
    Жили мы бедно — хватит; станем жить светло».
Комментировать: