Погода
на 23 апреля
10°C
Курс валют
на 22 апреля
$ 61.39
75.44
Ваш город:
Блог Фомы Неверова

Спасти рядового ребёнка

— Наташа, ты уверена, что тебе нужна эта петиция? Думаешь, все приставы, полицейские, губернатор и те, кто исполняет его обязанности, возьмут и зашевелятся?

— Не знаю. Публикуют же люди разные петиции. Собак спасают, мэра у нас сняли. Кто-нибудь и мою заметит.

Оригинал: журнал "Абажур"

Труд журналиста в провинции – вязкий, почти бесперспективный. Нарушают законы здесь чаще, чем в столице, нагло, не оглядываясь на общественное мнение. Резонанса не замечают, если до Москвы не дойдёт. Но Москве сейчас важно выборы провести, а Кузбасс даёт такие сумасшедшие цифры явки и поддержки, что лучше его вообще не трогать. Нет здесь проблем.

Народ привычно безмолвствует, редкие акции протеста перекрывают праздниками масштабов Диснейленда. Кажется, лучше так и жить – пользоваться тем, что даёт государство, не высовываться, не искать себе неприятностей.

Про Наташу писал уже несколько раз. На удивление «везучая» молодая женщина отхватила себе в гражданские мужья только что откинувшегося уголовника. «Сидел ни за что, девушку защищал», — звучала официальная версия. Потом, уже на другом суде, выяснилось, что сидел за изнасилование — женщин и мужчин, с особой жестокостью.

Прожили год, решились на совместного ребёнка. Появилась дочка, вместе с ней проблемы. Муж начал бить Наташу, пропадал из дома, завёл любовницу. Разбежались, и это стало началом ада. «Бывший» ежедневно подкарауливал у подъезда, бил, похищал дочь, взламывал дверь в квартиру, перерезал провода, гадил под дверь.

Полиция не любит семейных разборок. А тут участковый оказался приятелем бывшего насильника – пил с ним вечерами водку и пересказывал содержание заявлений, которые Наташа относила в отдел. «Бывший» писал ей смс, посмеивался над формулировками.

Публикации в СМИ и заявления в прокуратуру сделали своё дело: участкового уволили, неутомимый пакостник получил новый условный срок и обязанность выплачивать алименты. Общая сумма долга – 267308 рублей, кажется Наталье астрономической в сравнении с её зарплатой и пенсией матери – только на эти деньги живёт семья из бабушки, дочери и двух внучек.

— Никогда я с него этих денег уже не получу, — уверена молодая мама. Почему – рассказывает в своей злополучной петиции:

«В данный момент по моему делу работает уже третий пристав-исполнитель по Кировскому району г.Кемерово, и всё также безрезультатно. Я трачу своё время и деньги на поездки в Службу судебных приставов, где мне повторяют слова злостного неплательщика М. о том, что если он платит хотя бы 100 или 500 рублей раз в полгода, то никакой управы на него по закону нет».

Таким нехитрым способом за три года папа откупился от своей маленькой дочери менее чем десятью тысячами рублей. Сам ездит за границу, завёл другую семью, снова лупит жену, очередная жертва пишет на него заявления.

Первые полгода после суда приставы мучительно исправляли ошибку в исполнительном листе, где Наталье было присвоено мужское отчество. И первая тысяча рублей, арестованная на банковском счёте алиментщика, ушла-таки «Наталье Владимировичу».

— Почему хотя бы не «Викторович», — я же Викторовна, — смеётся Наташа.

Потом приходилось раз за разом предоставлять ФСПП данные о месте проживания и работы должника, потому что информация постоянно терялась, а делать запросы самим приставам было, видимо, лень, поэтому всю детективную работу возложили на мать-одиночку.

— Схема такая: он переезжает, я вычисляю адрес, докладываю приставам. То же самое с местом работы, с телефонами, которые постоянно у них теряются. Даже сумму задолженности не знают, хотя она у них на сайте в открытом доступе висит.

Знакомые коллекторы с грустью говорят о всё новых ограничениях своей деятельности: «Мы-то реально умеем искать должников, и деньги взыскивать умеем. Без паяльников и утюгов, будь уверен, — есть законные методы, у нас отморозков единицы…»

По мнению коллекторов, работа пристава осложняется низкой оплатой, а значит, отрицательной селекцией, и отсутствием мотивации: «Платили бы им проценты от взысканий, да оклад побольше, туда бы профессионалы пошли».

Мне такие перспективы кажутся сомнительными, однако наташина история показывает: менять в системе приставов что-то надо.

— Зачем ты тогда вообще всё это затеяла, если не веришь, что он деньги выплатит?

— Хочу, чтобы его лишили родительских прав. Уже подавала в суд – не лишают, блин, шансы ему дают. А он в старости сам будет с дочери алименты трясти? Не нужен ей такой папаша, пусть потом через «Пусть говорят» её ищет.

Несколько месяцев назад нерадивый отец заявил, что дочь не его: «нагуляла, теперь с меня деньги тянешь!» Наталья без колебаний согласилась на тест ДНК. Сенсации не случилось – ребёнок общий.

«Мне другие матери-одиночки рассказывают, что суды легко обязывают отцов выплачивать алименты, а когда отцы игнорируют судебные решения, приставы-исполнители занимаются чем угодно, только не исполнением своих обязанностей», — уверяет Наташа, набравшаяся опыта в соцсетях.

Помимо петиции в адрес губернатора и руководства ФСПП, Наташа ещё раньше писала письмо в местную «Единую Россию»:

— У них же выборы Путина на носу, может, засуетятся. А я не только за себя прошу, мне вообще за одиноких мам обидно, и за нормальных отцов, кстати, тоже.

«ЕР» занята, она собирает деньги на акцию «Спасти рядового енота». Действительно, впереди выборы, а спасти енота проще и красивей, чем попытаться решить проблему службы судебных приставов, чья бездеятельность влияет на судьбы тысяч детей в стране.

Или хотя бы помочь одной трёхлетней девочке, которая, уверяю вас, ничем не хуже енота.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: