Погода
на 26 июля
22°C
Курс валют
на 25 июля
$ 59.99
69.99
Ваш город:
Блог Фомы Неверова

Случай с рестораном

Старая странная история. Работал я тогда в одной областной газете. Настолько популярной, что бабушки сами выписывали и дедушкам зачитывали. А сотрудник такой газеты мог пинком почти любую дверь открыть.

И вот приходит ко мне мужичок. Простой такой, испитой, но с выправкой. Показывает удостоверение: сотрудник РВСН (не упомню точного текста).

И предлагает: давай я тебя, мил человек, свожу на ядерные испытания. Какие, спрашиваю, испытания, при всех конвенциях да мораториях, да в нашей Сибири? Мужичок мне и говорит: нальёшь – расскажу. Ничего больше не надо, только набухаться хочу.

Дело дурацкое, но я же молодой и борзый, и денег научился зарабатывать мала-мала без той самой ветхозаветной газеты, которой и сейчас цена – рупь.

Беру мужичка, веду в дешёвый кабак, пьём мы с ним страшно, и рассказывает он мне такое: «Ты говорит, никому не верь (этому я потом научился), а верь мне, старому прапорщику (или кто он там по званию). Ядерные испытания проводят регулярно – и США проводят, и мы; а все моратории – для возмущённой мировой общественности».

Тут я уже не выдержал, потребовал доказательств. Доказательства – пожалуйста – говорит лейтенант (или кто его там) – бери ещё водки и едем на полигон. Сам за рулём «Тополя» посидишь, вообще отдохнёшь на славу.

И вижу – не врёт мой капитан. Или есть у него доступ к «Тополям», а испытания присутствуют вполне буднично, или он сумасшедший. Но не врёт, собака. Причём на этих мифических полигонах – проходной двор. Каждый прапор может бомбу взорвать по пьяни.

Ладно, отвечаю, договорюсь с редакцией и поедем. Не хватило моей собственной борзости, и в самом деле пошёл к редактору. Конечно, не той фешенебельной туалетной бумаги, где тогда числился; пошёл к другому редактору, человеку тоже умному, но вдобавок самому независимому. Да, в нашей стране применительно к прессе категория «независимость» имеет оценочный характер. Можно быть очень независимым, или слегка.

И вот что сказал мне самый независимый редактор: «Фигня», — он мне сказал. И дальше пояснил, что всё это несерьёзно, что покажут мне воинскую часть, потом рядом и грохнут, но материала не выйдет. Потому что несерьёзно. Губернатор обматерил чиновника – серьёзно, а ездить теперь «в поля», да по такому шумному делу, да ещё такому юнцу, — несерьёзно. «Фигня», короче.

Мы потом ещё раз с этим служивым встретились. Мне было его жалко, я просто дал ему денег на пропой и отпустил с миром, подумав: «Эх, никогда ты не будешь майором».

Про себя, между прочим, подумал.

И здесь, конечно, будет мораль. Потому что я не маститый, а подобных баек у «маститых» эвон какие вагоны. Хотел вначале написать: никакой журналистики у нас нет. Но ведь есть, чего спорить. Потом жаловаться хотел, что мир – говно, и люди в нём… Да, и люди в нём. Но история не к тому. У меня крик души: служивый, вернись! Услышь и вернись. Я налью тебе водки с огурцом, мы поедем стрелять из «Тополь-М», мы взорвём пару бомб, чтобы ещё землетрясение в Бачатском, Вспомним минувшие дни, и битвы вспомним…

Чего я дурю? Ты же не вернёшься. А журналюг у нас судят за ретвиты, вывозят в лес на расстрел, натягивают на абажуры.

И, собственно, правильно делают. Ты пришёл на работу, а тут, брат, война. Так воюй или бери корочки майора РВСН и вали столоваться у молодых и борзых.

Роман К.
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (4 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: