Погода
на 25 сентября
9°C
Курс валют
на 24 сентября
$ 66.17
77.69
Ваш город:
Андрей Новашов

«Сибири ХII»: от «Детства» до «Амнистии». Часть 1

Всего несколько дней остаётся до закрытия «Сибири ХII» — крупнейшей художественной экспозиции за всю историю Кузбасса: созданные за последние пять лет 1270 работ 705 художников из четырёх республик, трёх краев и пяти областей Сибирского Федерального округа. Экспозицию разместили в выставочном зале новокузнецкой «Кузбасской ярмарки» (ул. Автотранспортная, 51). 24 апреля – последний день работы. Вход бесплатный. Ниже о том, что можно увидеть на «Сибири ХII».

Начну вот с этого экспоната.

Фото автора (здесь и далее)

«Музыкант». Шамот, соли. Марина Ленченко. Красноярск

Будем считать, музыкант трубит о том, что на выставку ещё можно успеть! Зональные смотры-отчёты художников случаются раз в пять лет. Новая «Сибирь» — другой город. В Кузбассе такая межрегиональная выставка последний раз проходила в 1985 году (тогда она называлась ещё «Сибирь социалистическая»). И вряд ли в ближайшие тридцать лет приедет в Кемеровскую область. Где вы ещё увидите, например, такую «Виолончель»?

«Виолончель». Ассамбляж. Владимир Авдеев. Новосибирск

 Или такое «Счастье»?

«Счастье». Пётр Гарнаев. Улан-Удэ. Бронза, литьё

«Сибирь ХII» — без трёх дней история. Мой рассказ об открытии экспозиции – уже почти мемуары…

Новосибирский художник-керамист Валерий Кузнецов приехал в Новокузнецк заранее, чтобы лично развесить свои работы.

— Трепетно отношусь к развеске. Хочется, чтобы всё выглядело безукоризненно, безупречно. – объясняет Валерий Владимирович.

Вспоминает, что в юности хотел стать живописцем, но изменил решение, когда побывал в Ленинграде и увидел авторскую керамику.

— Если в экспозиции представлена только живопись, это зрителей утомляет. – рассуждает Кузнецов. — Коллекция смотрится выигрышнее, когда есть и графика, и скульптура. О керамике даже не говорю. Керамика – это и форма, и цвет, и графически она очень остра.

Новосибирец руководствуется эскизом, но оставляет место для импровизации. Работает в технике раскатанного пласта.

— В принципе, это та же самая тарелка, только плоская. Создаётся какая-то фактура, делается роспись. На пласте проще: глазурь не скатывается. И для зрителей это удобочитаемая версия.

Валерий Кузнецов

Керамист рассказывает, что отбор на «Сибирь ХII» был жесточайший. Почти половину работ новосибирцев, утверждённых выставкомом местным, отклонил второй, межрегиональный выставком.

На нынешней выставке Валерию Владимировичу больше всего нравятся произведения коллег – керамистов из Красноярска, с которыми он много лет дружит. Экспозицию «Сибири ХII» называет «пёстрой и радостно-мажорной».

Малая скульптура «Детство», отлитая в бронзе. Автор – Надежда Супонина из Улан-Удэ.

То ли мечта, то ли сказка, то ли сон. Счастливый мальчик-бурят, скачущий на звере, похожем и на коня, и на собаку, и на дракона.

Томич Всеволод Майоров не умиляет, а эпатирует.

«Воин». Всеволод Майоров. Сталь. Гранит. Сварка

И свою «Рыбу» создал не кистью или резцом, а сварочным аппаратом. Получилось грубо, хищно и зубасто, как художник и задумывал. Про рыб этой выставки можно целый трактат сочинить.

«В ожидании путины» новосибирца Василия Беляева – почти белая картина, где чёрным обозначены контуры выпрыгивающей из воды рыбы. 

Работа с нестандартным композиционным и цветовым решением и внутренней динамикой.

«Уставшая щука» — новокузнецкого живописца Александра Гаврилова. В верхней части берег с мелкими суетящимися рыбаками. В нижней – река, залегшая на дно длинная рыбина. Щука – царица здешних вод, ждущая, когда туристы уберутся восвояси. И терпение её на исходе.

Картина не столько про рыбу, сколько про состояние – «достали все!».

Тревожный жёлто-синий триптих Натальи Тюменцевой «Последняя рыба». На переднем плане пересохший водоём с единственной огромной рыбой. За нею фабричные корпуса и заводские дымы. Художественное высказывание об экологических проблемах. Тюменцева живёт в Чите. Художники этого города, ранее принадлежавшего к Дальневосточному федеральному округу, в зональной выставке «Сибирь» участвуют впервые.

Декоративно-прикладное искусство тоже бывает остросоциальным. «Беженцы» омички Натальи Скрипкиной скручены из тонких листов металла.

Первое, что приходит в голову – «Жесть!». Трагическая, покореженная пластика. Условно-символические фигуры – бредущая в никуда семья, оставшаяся без крова и куска хлеба…

В бесконечном многообразии выставки просматривается ещё одна тема: писатели и литература. Графика кемеровчанина Сергея Тарханова иллюстрирует сонеты Шекспира, а выполненные тушью графические работы новосибирской художницы Елены Третьяковой – роман Фёдора Сологуба «Мелкий бес». В экспозиции портреты-посвящения: Гоголь, Акутагава (оба – в окружении персонажей своих произведений), Шукшин. И два Достоевских. Первый – работа живописца Георгия Кичигина из серии «Омские пазлы». В этой серии портреты ещё двух знаменитостей, чья судьба связана с Омском – актёра Михаила Ульянова и художника Михаила Врубеля. Каждый портрет и впрямь похож на собранную из пазлов картинку. Триптих использован в оформлении информационных баннеров «Сибири ХII», и стал одной из эмблем выставки. Второй Достоевский – фигура инсталляции «Янус» барнаульца Юрия Юрасова.

За головой писателя сетка-решётка, напоминающая о годах каторги и ссылки. На груди табличка – свидетельство гражданской казни, которой был подвергнут писатель. «Се человек» — читаем на табличке. Это название картины художника нидерландской школы, в своё время потрясшей писателя. А в руках у Достоевского топор – отсылка к главному герою его хрестоматийного романа. Насколько понимаю, это единственная инсталляция на выставке.

Сибирские художники создают произведения из глины, фарфора, цветного стекла, кости, дерева, бересты, искусственного войлока, конского волоса и даже из смолы.

«Осьминог». Резьба по кости. Максим Голуб. Омск

Работы Анжелики Алсаткиной (Иркутск) из конского волоса

Живописцы и графики работают в необычных, в том числе и смешанных, техниках. Рисуют не только тушью, углём или карандашом, но и, например, гелевой ручкой. Есть похожая на аппликацию работа, свёрстанная на компьютере

«Женщины двенадцатой «Сибири» — так могла бы называться самостоятельная выставка в рамках общей экспозиции. Работы, которые увидите ниже, находятся в разных кластерах огромного зала. Но по этой подборке можно составить некоторое представление о том, насколько уникально мировоззрение и техника исполнения у каждого художника.

Малая скульптура, выполненная в  технике «шамот, глазури» — «Супрематические девы» иркутянина Андрея Поляницы. Эдакий сибирский привет Казимиру Малевичу.

А на фото выше – две глиняные «Циркачки» Ольги Фёдоровой из Дивногорска.

«Птичка». Пластикрит, гранит. Виталий Шевченко. Омск

«Ева» (часть триптиха). Фьюзинг, цветное стекло. Елена Сергейчук. Иркутск

«Хранительница очага». Рельефная мозаика, камень. Сергей Карлов. Саяногорск, республика Хакасия

«Модель». Татьяна Ашкинази. Барнаул

«Двойной портрет». Марина Усова. Омск

«Disce guerda». Дарья Дёмкина. Барнаул

«Портрет Маши». Елена Исайкина. Красноярск

«Лицо другого века». Владимир Власов. Новосибирск

Продолжение здесь.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (2 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: