Погода
на 17 октября
2°C
Курс валют
на 16 октября
$ 57.18
67.51
Ваш город:
Записки врача скорой помощи

Рождественская сказка

- Вот был бы у нас мальчик, он бы нам чемодан с антресолей доставал,  - мечтательно говорит моя дочь трех лет, глядя снизу, как я достаю чемодан с елочными игрушками. Как давно это было!

***      

Это был самый страшный вызов. Это было зимой, возможно, в декабре или в феврале. Помню резкий  ветер и ледяной снег, секущий лицо со всех сторон, и темный плац Кемеровского военного  училища связи.

Повод вызова был: «температура, 20 лет». У них обычно такой повод был, в этом училище. Там учились дети от 17-18 лет на офицеров, их там было много, может быть, тысяча человек. И простывали, как дети, и у них была своя больничка, изолятор, где их лечили.

А серьезные болезни лечили в городских больницах. Тогда врачи писали направления в больницу, а скорая помощь их перевозила. Каждый день в училище связи были такие вызовы, и днем, и вечером, и ночью.

И вот мы приехали в такую ледяную погоду, что из машины за секунду ветер все тепло выдувал, а медсестра в здравпункте говорит: «Вас проводит офицер». И офицер сел в машину и стал показывать, куда ехать.

Территория училища связи велика, в этом можно и сегодня убедиться. Офицер указывал, а мы ехали, то налево, то направо,  подъехали к забору из колючей проволоки, вышли из машины с сумкой и встали у калитки.

Мы стояли и смотрели через колючую проволоку на  маленькое одноэтажное здание без окон, и на территорию вокруг него за забором из колючей проволоки, пустую и гладкую, и это было похоже на овощной склад.

Офицер ушел к этому зданию, а мы остались стоять на ветру перед этим забором.  Потом в темноте от здания отделился какой-то человек, подошел сквозь метель к калитке, открыл замок, и повел нас к зданию. Мы уже совсем замерзли.

Открыл дверь, и мы поняли, что это какая-то тюрьма. В тюрьме-то скорая помощь часто бывает на вызовах. Двери, как в тюрьме, железные, тамбуры и замки тюремные, но такое все, как будто портативное: тесное, узкое, и совсем нет отопления, а стены из железобетона.

В коридоре были еще офицеры, два или три. Затем меня провели в камеру, где был больной. Собственно, два шага по коридору провели.  В камере не было света, мебели, просто бетонный закуток два метра на метр, а на полу в темноте сидел больной в летней солдатской одежде. Что поразило, это полная темнота в камере за железной дверью.

Отопления там тоже не было, а дверь железная, как в гараже. Я потребовала вывести его на свет, в коридор, чтобы осмотреть и послушать. Надо сказать, от всего увиденного у меня прорезался  голос, какого не бывало никогда.

Смотреть на него было страшно. Конечно, в легких все хрипело, он кашлял и еле на ногах держался. А еще пришлось и летнюю рубашку поднять, чтобы послушать, а там, в этом железобетонном кубе, было холодней, чем на улице.

Оказалось, что это был солдат 19 лет, который сбежал из своей части, где-то далеко, в другом городе. И бежал он домой, в Кемерово, на проспект Ленинградский, где живут его родители, но почти у дома его схватили, и привезли в эту клетку.

Его поймали, как дезертира. Здесь его держат несколько дней, два или три, на бетонном полу, без шинели, вероятно, и без еды. Решают вопрос, куда его дальше девать, проще говоря, ожидают представителей той части, откуда он сбежал. Почему-то вот только так можно было удержать 19-летнего дезертира.

Я сказала, что заберу его в больницу, иначе он не доживет до утра.

Тут офицеры забегали, запаниковали. Если бы они не вызвали скорую помощь, то и шума бы не было. Помер, да и ладно. А тут я уже все записала, и где родители живут, и телефон домашний. И сейчас я уйду с этой информацией. Побегали-побегали и повели его в машину скорой помощи. Еще сто метров на пронзительном ветру со снегом, а он так и шел в одной рубашке.

Боже мой! И ведь ни один из них не заплакал  слезами раскаяния!

Так хорошо его помню, такой большой красивый мальчик, сын своих родителей из нашего города. Мы довезли его до больницы, а там уже ждали его родители.

Он к этому училищу связи никакого отношения не имел, и откуда там эта тюрьма появилась для него прямо в городе, никто не знает. И кто бы мог подумать, что буквально из окон пятиэтажек на Федоровского можно увидеть такие, замаскированные под маленькие домики, известные только избранным, помещения?

Проезжая мимо законсервированного ныне училища связи  на трамвае или на  машине скорой помощи, я думаю  почему-то всегда одно и то же. Что там до сих пор среди зарослей  клена стоит этот маленький железобетонный домик, огороженный заборчиком из колючей проволоки, как овощной склад  среди старых корпусов, в целости и сохранности.

И это не прошлое, не какие-то поезда и бункеры. Это здесь и сейчас, в целости и сохранности. И живы те люди, и им не 94 года.

Вера Сидорова. Город Кемерово. Сибирь.

Vera Sidorova
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (2 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: