Погода
на 25 июля
22°C
Курс валют
на 25 июля
$ 59.99
69.99
Ваш город:
Кузбасские хроники

Пределы возможного

Взаимоотношения кузбасского губернатора с судебной властью всегда вызывали много вопросов.

Вот, например, уголовное дело, возбужденное против разорившегося предпринимателя Николая Экстера, которого отчего-то называют блогером. Как я и предполагал, Экстер стал новым объектом внимания со стороны охранителей спокойствия Аман-Гельды Тулеева, но дело лепят не за его губернаторскую биографию «Я здесь хан и самодур», а за назойливость в отправлении своего права на обращение в инстанции. Ни для кого ведь не секрет, что любое обращение в любую госструктуру, направленное по московскому адресу, всегда возвращается для разбирательства на места, и разбираются с такими письмами в Кузбассе всегда просто. Чаще — не реагируют вовсе, но если уж в по умолчанию непубличных письмах наверх бросается тень на деятельность Того Самого, то репрессивная машина включается на полную. Экстер, впрочем, под ее катком и так живет последние несколько лет, и обвинения в клевете для него не должны были быть откровением — практика запугивания уголовными делами губернаторских оппонентов в Кузбассе появилась давно.

Амбициозные правоохранители, вдоволь начитавшиеся экстеровских обращений (а фактура там и вправду сочная — поднимаются вопросы рейдерских захватов бизнеса и имущества, хищения бюджетных средств, взрывов на кузбасских шахтах и даже заказного убийства генерал-майора Сергея Шумляева, на причастность к которому областных властей намекает предприниматель), инициировали уголовное делопроизводство. Майор полиции Оксана Игнатьева, у которой в силу специализации на делах, где в основу положены мыслепреступления, уже протоптана дорожка в суды общей юрисдикции, без особых проблем выступает с ходатайством о проведении обыска у Экстера, и судья Ирина Иванова его с легкостью удовлетворяет. То, что сам Экстер проходит по делу лишь в качестве свидетеля, судью волнует мало — там, где речь идет о Тулееве, законы в принципе не действуют, зато действуют его представления о законе, более походящие на понятия из уголовного мира.

Если Экстер в ближайшее время не покинет Кузбасс, ему придется испытать на себе все прелести законности принимаемых решений в судах общей юрисдикции — клевету вряд ли снова декриминализуют (как это в свое время спасло Александра Сорокина от года в колонии-поселении), так что исход судебного разбирательства в общем-то уже определен. (Как и определен он в деле нацбола Александра Николаенко, которого подозревают, страшно подумать, в оскорблении губернатора Тулеева комиксом. Беловских дознавателей даже можно поздравить с выходом на принципиально новый уровень: в их творческие планы входит, например, допрос четырехлетнего внука Николаенко, но почему-то они воздерживаются от сбора показаний у еще одного лица того спектакля, без которого сценка была бы невозможна в принципе. Да, я хочу видеть в качестве свидетеля писателя Захара Прилепина, который «подарил» автору сатирической юморески колюще-режущее оружие, и должен быть доставлен в обозримом будущем в беловский суд. Кузбасские правоохранители ведь и не такое могут, если захотят).

Если с мировыми и федеральными судами в регионе все в принципе понятно — исполнительной властью они изнасилованы уже давно, — то с арбитражными судами такой ясности на удивление нет.

Уже не первый месяц на территории в том числе и судебного поля Кемеровской области продолжается схватка двух украинских предпринимателей — Виктора Нусенкиса, в активах которого находятся несколько кузбасских шахт и предприятий, и Геннадия Васильева, входящего, по мнению бизнес-аналитиков, в международную группу рейдеров. Васильев в бытность пребывания в должности генерального прокурора Украины умудрился попасть в акционеры целого ряда предприятий (надо полагать, столь же законным способом, как и сын его кузбасского коллеги Александра Халезина в случае с компанией «Кузбасс Евро Моторс»), а теперь решил заявить о своих правах.

Тиха украинская ночь, но сало надо перепрятать, и вот Нусенкис начинает скрывать свои активы в спешно создаваемых фирмах и фирмочках — например, переводит 65% акций ЗАО «МПО „Кузбасс“» в пользу ООО «Интерконсалтинг». Васильев обращается в правоохранительные органы и кемеровские следователи заинтересовываются этой прекрасной, в духе девяностых годов прошлого столетия, махинацией — возбуждается уголовное дело по факту злоупотребления полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. Подключаются и суды — Арбитражный суд Кемеровской области в ноябре 2012 года удовлетворил требование Васильева о признании за ним собственности на активы Нусенкиса (хотя ранее Московский арбитражный суд в удовлетворении подобного же требования отказал, но к тому времени кипрские суды уже наложили арест на все оспариваемые активы Нусенкиса в России, на Украине и в зарубежных юрисдикциях).

Эта история взаимоотношений двух жуликов от большого бизнеса не заслуживала бы внимания, если бы в нее не стала активно вмешиваться администрация Кемеровской области и губернатор Тулеев в частности, решивший, видимо, взять на себя функции третейского судьи. Исполнительная власть долго отмалчивалась, но вдруг решила поучить власть судебную механике вынесения правильных решений. С этой целью главное управление по работе со СМИ АКО даже изготовило пресс-релиз (скриншот на всякий случай) — такой же прекрасный, как и любые другие проповеди губернатора. Изучать этот шедевр пропаганды, впрочем, нужно с таким же пристрастием, как то делают эксперты-лингвисты из Кемеровского Государственного университета, когда помогают майору полиции Игнатьевой фабриковать уголовные дела — то есть научиться читать между строк, отжав перед этим примитивный пафос, но вставляя в текст заведомо пропущенные предложения и абзацы.

Вздохи про заботу о шахтерах и чревовещание про недопущение «беспредела» я, пожалуй, деликатно опущу: тут речь идет исключительно о покушении на монополию власти по организации этого самого беспредела, да и забота о шахтерах в Кузбассе тоже ведь особенная — пока они живые и в забоях, дела до проблем угледобытчиков нет никому, заботой их окутывают, когда они уже лежат в своих гробах. Сама история взаимоотношений Нусенкиса и Васильева на удивление не переврана, но многое из нее сознательно исключено (например, решения судов Никосии или же любопытные факты биографии Нусенкиса, не раз, пользуясь терминологией пресс-службы АКО, «кидавшего» своих партнеров, тем же способом перекладывая акции из общего кармана в свой собственный). Ну а дальше просто праздник.

Тулеева искренне удивляет решение судьи Арбитражного суда Кемеровской области Елены Кулебякиной, как раз и основанное отчасти на решениях международных судов, но поскольку уличить ее особо не в чем, пресс-служба делает акцент на действительно странном материальном состоянии обладательницы черной мантии. «Только за последние пять лет приобрела недвижимости на сумму около 700 тысяч долларов» — и в этом пассаже чувствуется адское негодование. Допускаю мысль, что госпоже Кулебякиной перед принятием решений неплохо заносили, об этом же пишут и подчиненные Горелкина, но дальше скорби по неправильно пристроенным условным единицам областные власти почему-то не идут. Они даже не пытаются инициировать проверку этих приобретений, и правильно, что не пытаются — неприкосновенность судей отнюдь не миф, правовое вторжение в частную жизнь жрицы правосудия является слишком хлопотным процессом. Да и не с судебной власти же в конце концов борьбу с коррупцией начинать — пригодятся еще.

Уделено внимание и юристам, представляющим интересы Геннадия Васильева в кузбасских судах — коллегия адвокатов «Регионсервис» названа «печально известной», потому как, по мнению Тулеева, работает против экономических интересов области и защищает интересы сомнительных структур, пользуясь при этом тесными и родственными связями в провоохранительных структурах Кузбасса. То есть просто сказка получается — пресс-служба пишет про пронизанную насквозь коррупцией систему, которую выстроил никто иной как губернатор; это, конечно, любопытный вызов. Другое дело, что руководителям «Регионсервиса» неплохо было бы подать против губернатора иск, поскольку репутационный ущерб налицо, но Сергей Учитель и Денис Рыбаков, думаю, знакомы с судебной практикой в регионе — Тулеев ни разу не ответил за свое хабальство. (Да и больший урон имиджу Кузбасса, по уже моему субъективному мнению, наносит «Адвокатский кабинет Алексея Петушкова», который, пользуясь тесными связями с правоохранительных органах, защищает интересы такой сомнительной структуры как администрация Кемеровской области и печально известного губернатора Аман-Гельды Тулеева).

Основной актив Нусенкиса — а это УК «Заречная», — и вовсе проходит красной нитью через весь пресс-релиз. Еще бы: это партнер областной администрации в рамках программы о социально-экономическом сотрудничестве, еще один кошелек для реализации популистских губернаторских затей. Впрочем, дороги они властям не только этим — шахта «Заречная» достает из недр не только уголь, но и изрыгает компромат, так необходимый в предвыборной борьбе. Когда Тулееву понадобилось уничтожить депутата Госдумы Наталью Ермакову, ему на помощь пришли именно топ-менеджеры «Заречной»: генеральный директор Виталий Харитонов обвинил народную избранницу в хищении средств у компании в сумме 80 миллионов рублей, и на этом сюжете строилось все обличение ставшего вдруг неугодным парламентария. Ермакову позже реабилируют — Следственный комитет по г. Москве закроет уголовное дело в связи с отсутствием события преступления, но выделит в отдельное производство новое уже в отношении Харитонова (ему вменялись заведомо ложный донос, мошенничество, злоупотребление полномочиями и растрата) и обяжет разобраться с должностными лицами в ГУВД Кемеровской области, допустившими незаконное возбуждение уголовного дела (в отношении депутатов Госдумы действует особый порядок производства). Харитонов, впрочем, так и вышел сухим из воды — процессуальное решение по сонму его правонарушений должен был принимать Следственный комитет по Кемеровской области, и было бы странным, если бы честно отработавшего во благо губернатора подвергли уголовному преследованию. Для поклепа выбирали ведь человека не только максимального лояльного властям (Нусенкис покупал акции «Заречной» не у абы кого — долю государства в виде 35% ему продавал некто Валентин Мазикин, ставший впоследствии заместителем губернатора), но и будучи уверенными в своей абсолютной безнаказанности.

Так что социально-экономический партнер у кузбасских властей просто великолепный. Правда, не очень понятно, как это вяжется с неистовой религиозностью Виктора Нусенкиса, первым делом отстраивающим перед проходной православный храм, ибо грешновато, наверное, ставить на руководящие должности в угольной компании клеветников и мошенников. Хотя иного лица у современного российского православия, наверное, уже и не может быть.

О том, что давление на суд недопустимо, в администрации Кемеровской области прекрасно знают: об этом для особо одаренных губернаторов неоднократно говорил Дмитрий Медведев, когда имитировал президентство, об этом же иногда заикается еще одна имитация в лице Владимира Путина. Но Тулеев все равно направляет в Арбитражный суд Кемеровской области обращение с просьбой быть объективными и защищать интересы шахтеров (!), а не рейдеров. То есть Нусенкиса, а не Васильева — не зря же весь пресс-релиз остракизму подвергались неправильная судья Кулебякина и неверные юристы «Регионсервиса»; горняки сюда приплетены исключительно для красоты.

Интересно, подействует ли эта проповедь на Арбитражный суд Кемеровской области, прогнется ли как бы независимая судебная власть под пожелания исполнительной власти или предпочтет заносы в конвертах в перерывах между заседаниями. Будем, как говориться, следить за ситуацией.

Одно хорошо. Есть единственный суд, давление на который губернатор Тулеев оказывать уж точно не сможет. Ему, ударившемуся в православие, должно быть известно, что на Страшном суде не действительны ни подношения в условных единицах, ни пожелания об исходе дела. Да и представлять его по доверенности Алексей Петушков там тоже, увы, не сможет.

В ад, так в ад.

Dmitry Shipilov
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 4.81 /5 (26 оценок)
Поделиться:
Комментарии
  • Георгий Лисовский
    // Георгий Лисовский
    Сие — федерализм по-русски. Главный упырь мочит Юкос, узников Болотной, Пусси Райот, изображая невинность. Упыри поменьше резвятся в регионах с подачи, по примеру и при покровительстве главного.
  • Алексей Трубочкин
    // Алексей Трубочкин
    Сложно встать на чью то сторону, борются два жулика, одного поддержал губернатор, другого суд и скорее ещё кто-то из Москвы. По-моему, всем по камере рядом с Ходорковским.
  • Юрий Давыдов
    // Юрий Давыдов
    У Нас Губернатор совсем обнаглел, почему я не могу допустим писать если я против него! Если мне не нравится его политика!
Комментировать: