Погода
на 20 ноября
-3°C
Курс валют
на 20 ноября
$ 59.34
69.88
Ваш город:
Блог Фомы Неверова

Пить боржоми, кричать караул

В Нижнем Новгороде арестован третий полицейский, подозреваемый в халатности в рамках дела по убийству большой семьи. Беременная жена подозреваемого четырежды обращалась в полицию с просьбой завести уголовное дело против мужа. Ей четырежды отказали. Потом её, вместе с шестью детьми, убийца зарезал и расчленил. Говорят, шизофреник.

22 июля, ещё до этой громкой трагедии, я писал о том, как 30-летнюю кемеровчанку преследует бывший сожитель, уголовник с тремя сроками «стажа», условно-досрочно освобождённый. Подстерегает на улице, несколько раз избивал, постоянно угрожал, воровал ребёнка. 16 июля взломал ночью дверь в её квартиру, избил саму девушку и перепугал двоих дочек, младшая из которых – общая у потерпевшей и… Нет, не подозреваемого. Полиция, как и в нижегородском случае, никого подозревать не желает.

«Шизофрения, как и было сказано»

Первое заявление в Отдел полиции Кировского района г.Кемерово Наташа Некрашевич (так на самом деле зовут насмерть перепуганную дурочку, влюбившуюся два года назад в «благородного рецидивиста») отнесла 9 июля. Так вышло, что попала к начальнику отдела. Начальник оперативно вызвал старшего участкового, прикрикнул: «Чего это у тебя беспредел творится? Разберись!», — и пообещал, что всё будет хорошо.

Ничего хорошо не стало. Наташа из полиции угодила прямиком в чистилище. Бывший сожитель в тот же день стал звонить и писать смс-ки одного и того же содержания: «ты обратилась к ментам, тебе конец, ты сдохнешь…»

После взлома квартиры 16 июля и нового заявления, теперь уже с просьбой завести уголовное дело, также ничего не изменилось: виновник торжества пробыл несколько часов в обезьяннике, и продолжает развлекаться: ежедневно часами прячется в подъезде, караулит под дверью, выкрикивает угрозы и оскорбления. Регулярно отключает электричество, обрывает Интернет (в доме советской постройки вся мотня кабелей доступно расположена в щитке на лестничной площадке). Несколько дней назад навалил кучу под дверью своей бывшей пассии. Трудно судить, насколько адекватным может быть 37-летний дядька и чего от него ждать после такого куражества.

Континуум участкового Демидова

Поведение полиции показательно. Начальник участковых поручил дело своему подчинённому по фамилии Демидов. Тот через несколько дней передал заявление в мировой суд по части первой статьи 116 УК РФ (лёгкие телесные повреждения). Про незаконное проникновение в жилище,  совершённое с применением насилия (более тяжкая статья 139, часть вторая) участковый «забыл». Возможно, потому, что в таком случае полицейским пришлось бы слишком много оправдываться: почему не допросили свидетелей? Почему эксперты не осмотрели взломанную дверь? А свидетель – соседка Наташи – в любой момент готова дать показания. Двери уже нет, отпечатков не снимешь – дверь пришлось ставить новую.

Конечно, есть и другая вероятность: участковый, на котором два участка не самого благополучного района города, — и в самом деле забегался, забыл. Вместо этого для чего-то передал дело мировым судьям, которые на другой день переслали заявление на адрес Наташи с пометками о том, что только она сама может обращаться к судье, и что в заявлении великое множество ошибок.

Фееричное сочинение капитана Демидова лежит передо мной. И ответчика, и соседку-свидетельницу участковый «переселил» в квартиру к потерпевшей. Соседку вдобавок отправил в 195-й век от Рождества Христова. Этот пространственно-временной континуум, впрочем, вряд ли отразился на решении суда об отказе: такие заявления потерпевшие должны подавать лично.

Звоню в мировой суд, спрашиваю: как быть? Женщина на другом конце провода отвечает:«нам ваше заявление вообще не поступало». И пытается («у меня процесс!») поскорей отвязаться. 

Торопливо излагаю суть, история заявления всплывает – «да, было, идите к адвокатам».

Вот те на, для чего потерпевшей адвокат? А потерпевшая сама не сможет составить заявление по форме. Не сможет, и всё тут, и судья каждый раз будет разворачивать. В конце разговора мне удалось-таки добиться ответа на вопрос: можно ли обойтись без адвоката? Можно, говорит, ваше дело, но…

Спасибо, дальше сам понял, мне надо было только записать это откровение.

Дела семейные

После долгой беседы с адвокатом – куда более обходительным и вежливым, чем все остальные наши собеседники по делу, всплыла сумма: от 25.000 рублей. «Да, мы берёмся за такие дела, — радует адвокат, но вежливо уточняет: если ваша знакомая уверена…»

Это «если уверена» сквозит в каждом разговоре с каждым должностным лицом. Не любят они семейные разборки. Слишком часто жёны и сожительницы отказываются от заявлений, меняют показания – вплоть до судебных слушаний.

Но случается и по-другому, как в Нижнем Новгороде.

Наталья вновь отправляется в Кировский отдел полиции г.Кемерово. Теперь ей там отвечают, что «это гражданско-правовые отношения, идите к мировому судье». Адвокат нас об этом предупреждал: полицейские теперь твёрдо встанут на позиции первоначального заявления, опрометчиво подписанного Наташей в кабинете участкового. А в первоначальном заявлении указана статья 116, часть первая – лёгкие телесные повреждения, — 15 суток или штраф.

Исправленное заявление, уже без указания статей, в суде снова разворачивают. Теперь в устной форме: статьи всё-таки укажите, и вообще идите к адвокату. Адвокат говорил, что статьи потерпевшая указывать не обязана, она вообще не обязана быть юристом, а секретари судей на то и существуют, чтобы оказывать помощь заявителям.

С первого обращения в полицию прошло больше месяца. Три заявления подала Наташа, одно – её мама, после того, как ошалевший от безнаказанности уголовник в очередной раз перерезал провода. Были свидетели, которых снова никто не опросил.

«А что случись?..»

В комментариях к прошлой публикации то и дело проскакивало: «вот вы ругаете полицию, а что случись – куда бежите жаловаться? То-то же!»

Наташа звонила, бегала, жаловалась. Ей предложили отличный вариант: заплатить 25 тысяч адвокату. Теперь представьте себе – вы, верящие в торжество справедливости: ночью в вашу квартиру, взломав дверь, врывается бандит, избивает вас при свидетелях, и спокойно уходит. Но вы же верите в справедливость, вы сериал «Глухарь» смотрели. Дело плёвое – свидетели есть, преступник известен, полиции остаётся только «срубить палку» за несколько часов работы. Куда проще?

Нет. Ни справедливости вам не будет, ни полиции. Полиция приедет на место через час после вызова, а вас ещё не убили. Неинтересно, скажет полиция и поедет ловить настоящих злодеев. Участковый напечатает полную абракадабру, не даст вам прочитать – «тут всё, как ты говорила, подписывай, мне бежать надо», — и против правил передаст дело мировому судье. Мировой судья будет до посинения отправлять тебя к адвокату «писать заявление по форме». Адвокат с удовольствием возьмётся за дело: с вас всего-то 25 тысяч рублей. А вы мать-одиночка с двумя дочками – одной год, другой десять, плюс мама-пенсионерка. И сидите вы на пороховой бочке, потому что этот подонок живёт под вашей дверью, подробно в смс-ках пересказывает ваши домашние разговоры, обрезает электропроводку, срёт вам на коврик.

Однажды пришёл он к Наташе вдвоём с участковым. «Повидаться с дочкой». Вместо свидания принялся рыться в компьютере, на замечание плюнул хозяйке в лицо (в прямом смысле, на глазах у сотрудника полиции) и ушёл, пообещав: «Теперь мы будем чаще встречаться». 

Одно вас, безусловно, утешит: если вдруг вас убьют, и вдруг преступление вызовет широкий резонанс, а участковые, их начальники, мировые судьи, секретари, — все они почувствуют, что теперь прикрыть зад будет нечем, потому что не замечали и переводили стрелки друг на друга, вот тогда они зашевелятся и в считаные часы поймают преступника. Есть такая национальная традиция: красиво спохватываться, когда уже поздно — пить боржоми, кричать караул.

p.s. – для всех желающих высказаться в духе «что случись» или «поймали бы его да…»заранее поясня

  1. «Что» уже случилось. Результат налицо
  2. Наталья рассказывает мне про своих друзей, у которых давно чешутся кулаки разобраться «по-простому». Я ей говорю, что нельзя, что твоих-то друзей точно «закроют». И ещё убеждал, что один участковый – не показатель. Потом говорил: один отдел полиции – это не вся полиция. Женский голос в телефоне мирового суда – наверняка безответственный секретарь. Это, Наташа, не система, додавим, дожмём, не делай глупостей, знаю я твоих друзей…

Третий пункт будет в конце.

У меня накопилось около двух часов записей телефонных разговоров с полицией разных уровней, с прокуратурой, судьями. Из-за одного подонка с улетевшей крышей, которого по закону приструнить – раз плюнуть, — в страхе живёт молодая мать двоих детей. Дети почти не гуляют – старшую дочь отпускать одну страшно – её подстерегают в подъезде и запугивают; гулять всем вместе можно только в сопровождении кортежа соседей или друзей.

Обращаться в полицию Наташа больше не хочет – не верит. У неё нет времени бегать по кабинетам – и дети дома, и выходить страшно, особенно после теленовостей из Нижнего Новгорода. Еле уговорил сегодня съездить в областную прокуратуру – подать жалобу на бездействие и халатность полиции. Жалоба будет уже вторая – первую, от 28 июля, должны рассмотреть в течение месяца, а со дня подачи уже многое изменилось

  • Наконец, пункт 3. Для всех тех, кто обязательно скажет мне: ты ведь журналист – трудно тебе бросить клич, собрать 25 тысяч на услуги адвоката, и решить таким образом все проблемы. Ваш совет – самый худший и подлый. Очевидно, «здесь и сейчас» можно помочь спасти семью от преследований, адвоката – от безденежья, судей – от лишних забот.

Можно каждый раз платить за самые простые дела. В этом случае, в следующем, ежедневно, с возрастающими аппетитами.

Но завтра повторится то же самое. В другой семье. Или просто на улице. Вам, советчикам, кто-то проломит голову, и бежать в полицию будет бесполезно. Потому что кошелёк отнимут, и денег не хватит.

А они уже привыкли.

Оригинал

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (2 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: