Погода
на 21 августа
22°C
Курс валют
на 21 августа
$ 67.24
77.42
Ваш город:
андрей новашов

Ольга Васильева («Кот да Винчи»): «Нам объясняли, что у нас всё прекрасно»

В начале июня закрылся «Кот да Винчи» — кажется, последняя независимая арт-площадка в Кемерове. «Спасибо вам за мечты!» — такой лаконичный и точный отзыв на это событие прочитал в соцсетях. Ниже интервью с учредительницей «Кота» Ольгой Васильевой.

Но сперва хоть что-то сообщу об этом учреждении тем, кто никогда там не был. «Кот» появился пять с половиной лет назад в самом центре Кемерова, за музеем ИЗО. В подвальном помещении, но интерьеры — европейски-креативные. Придумки кемеровского художника Андрея Дёмина сделали «Кота» похожим на миры Лююиса Кэрролла.

Поначалу работали в формате антикафе. Кажется, многие до сих пор думают, что лишь этим «Кот да Винчи» и интересен. Вроде бы всё понятно: приходили посетители попить кофе с печеньками, только платили не за еду и напитки, а за проведённое время. Ещё настольные игры в свободном доступе. А теперь наигрались, и закрылись. Чего шум-то поднимать? На самом деле «Кот» быстро превратился в творческое объединение, в один из центров неофициальной, неотформатированной культуры. Здесь проходили перформансы, концерты, спектакли, поэтические слэмы, показы фильмов – не только игровых, но и документальных, и анимационных – которые не шли в широком прокате. Во многих арт-проектах мог поучаствовать любой желающий. Как и в самых разных мастер-классах: от актёрского мастерства до изготовления воздушных змеев. В отличие от ДК или официальных досуговых центров, в «Коте» не было никакой принудиловки и заорганизованности. Некоторые заходили случайно и, неожиданно для себя, вовлекались в действо, о котором до этого ничего не слышали; спонтанно открывали что-то новое. Многое из того, что случалось в «Коте», ни на одной другой площадке Кемерова произойти не могло.

В «Коте» выступали, например, поющий филолог Псой Короленко; СБПЧ – одна из самых известных российских инди-групп; томская фолк-рок певица Наталья Нелюбова; поэт и музыкант Глеб Успенский – экс-участник томской группы «Будни Лепрозория»; кемеровский (на тот момент) авангардный музыкант-мультиинструменталист  Александр Маричев. А Михаил Багаев из кемеровской группы«Plane Passenger», игравшей пост-рок, не только выступал в «Коте», но и некоторое время был арт-директором этого творческого объединения. С «Котом» активно сотрудничал независимый кемеровский художник Сергей Кукушкин. В этом арт-подвальчике устраивал видеоинсаляции Олег Новиков из юргинской «Арт-пропаганды».

В «Коте» читали лекции, показывали фильмы и просто общались с друзьями кемеровско-московский филолог Сергей Лавлинский, кемеровский киновед и организатор кинофестивалей Алексей Левин, арт-куратор Марина Исраилова, ныне живущая в Питере.

Завсегдатаями «Кота» и участниками арт-акций были актёры и режиссёры театра «Встреча» Сергей Сергеев и Лариса Лапина. Несколько лет назад в «Коте» состоялся перфоманс Максима Евстропова – музыканта и художника, который ныне известен как участник арт-группы {родина}. Назвал только тех, кто мне интересен и памятен. Добавлю, что «Кот да Винчи» организовывал не только камерные арт-акции, но и целые фестивали, проходившие на улицах города. Главный из них, пожалуй, — «Детализация». Даже этого перечисления достаточно, чтобы понять, почему грустно говорить о «Коте» в прошедшем времени.

Резиденты «Кота да Винчи» выбирались и за пределы Кемерова – ездили в другие города Кузбасса. Такие акции назывались арт-десантами. На прошлой неделе учредители уже закрывшегося «Кота» Ольга Васильева и Михаил Дорф, устроили такой арт-десант в Прокопьевске. Там и поговорил с Ольгой.

Ольга Васильева. Фото автора

— Что всё-таки случилось с «Котом да Винчи»?

— Мы, учредители, сами приняли решение закрыть «Кот да Винчи». Каждое лето для нас трудное: все разъезжаются, посетителей становиться меньше, а аренду платить надо. На самом деле, очень много причин, по которым мы закрылись. Свою роль сыграла и общая ситуация в городе. Хотели закрыться по-тихому, но наше решение вызвало волну вопросов. Люди спрашивали, иногда достаточно агрессивно, с наездами – «Почему?», «Что вы дальше будете делать?». Мы просто устали находится в подвешенном состоянии. Работали только на аренду. Кемеровчане о нас знали, конечно. Но в последнее время всё меньше и меньше людей приходило, многие только по интернету следили, что в «Коте» происходит. То, что мы делали, отнимало очень много энергии, и мы решили направить эту энергию в другое русло, начать зарабатывать для себя.

— Кемеровский театра «Встреча», которым руководила Лариса Лапина, несколько лет назад подвергся, по сути, рейдерскому захвату, хотя формально всё обставили так, будто театр решил самоликвидироваться. Сейчас вывеска осталась, но прежней «Встречи» уже давно нет. Можно ли говорить, что определенные действия, или, наоборот, бездействие чиновников, способствовали вашему закрытию?

— Да, в том числе и это имело место. Мы почти каждый год приходили в департамент культуры и просили нас поддержать. Но у «Кота» статус ООО, коммерческой организации, и нам отвечали: «К сожалению, ничем не можем вам помочь». Но точно знаю: если захотеть, всегда можно найти способ поддержать такую площадку, такое пространство в Кемерове. Читала, что в Питере продолжительность жизни таких пространств – тайм-кафе, арт-галерей – около трёх лет. Там выше востребованность, но и конкуренция большая. Мы в Кемерове достаточно долго продержались. Считаю наш проект успешным. Может быть, мы его уже в какой-то степени переросли. Начинали как антикафе, потом стали творческим объединением, потом начались проекты и фестиваль «Детализация». Сейчас мы уже готовы были перейти на новый уровень, но для этого требовалась поддержка властей, бизнеса или горожан, которую мы не получили. «Кота да Винчи» как площадки больше нет, но в городе остались люди, вместе с которыми мы работали. Хочется продолжить экскурсионные проекты, фестивали и выставки, но точно могу сказать: я больше не буду заниматься этим за свои личные деньги.

Фото автора. «Ночь в музее» в «Коте». Если не ошибаюсь, 2013-ый год. На этих снимках не видно, но в «Кота» той ночью набилась уйма народа. Гитару препарирует Александр Маричев. Самодельные журналы – «зины» — листает Макс Евсртопов. Снимок на улице: перфоманс во дворе «Кота».

— Вы сказали, что «Кот да Винчи» — коммерческая организация. Думаю, те, кто у вас не бывал, решат, что главной целью было зарабатывание денег. Но ведь это не так. И после закрытия «Кота» в культурном пространстве Кузбасса образовалась огромная дыра.

— Дыра. Поэтому и такой резонанс, когда мы объявили о закрытии. Мы занимались зарабатыванием денег, чтобы оплачивать аренду помещения в центре города. И достаточно успешно это делали пять с половиной лет. А главная цель – создание в Кемерове свободной творческой атмосферы. «Кот да Винчи» — генератор, аккумулятор идей. Там пересекались талантливые люди из разных возрастных и социальных групп. В «Коте» реализовывались местные музыканты, поэты, художники. Это была социокультурная деятельность в чистом виде, но многие чиновники – и меня это удивляет — не видели социальной направленности нашей работы. А что же тогда социального есть в области культуры? «Кот да Винчи» дал нам возможность разобраться в себе, понять, кто такой «Человек из Кемерова». В «Коте» общались на самые разные темы, находили единомышленников. Мы узнали, что в городе есть интересные люди, которые могут реализовывать собственные проекты. Любой мог прийти к нам, и стать частью культурного процесса. А культурный процесс – это не только выставки и концерты. Это – вся наша жизнь.

— Что касается ваших походов в администрацию. Куда вы ходили и какие ответы получили?

— Это вообще отдельная тема — очень интересная, увлекательная. Примерно все походы заканчивались одинаково. Мы были у Ларисы Тэодоровны Зауэрвайн – начальника департамента культуры области; у Коваленко Олега Владимировича – это заместитель главы города по социальным вопросам; у Елены Пахомовой – заместителя губернатора по социальным вопросам, у Антона Пятовского, который возглавляет департамент молодёжной политики, спорта и туризма. Всегда одно и то же одно мы слышали, уходя из кабинета: «Очень жаль, что вы нас не услышали, вот мы вам стараемся что-то объяснить, а вы не понимаете…».

— А что они вам не могут объяснить?

— Нам объясняли, что у нас всё прекрасно с культурой. Говорили: «Вам никто не мешает, занимайтесь своими делами, пожалуйста».

— О какой поддержке вы просили?

— Мы говорили, что нужна информационная поддержка. Что хорошо бы иметь помещение для мероприятий, которые мы делали. Как уже объясняла, мы готовы были продолжать, но работать на аренду устали. Очевидно, что наши проекты были интересны горожанам. Но, к сожалению, помещений для нас нет. Есть помещения для администрации, для милиции, для налоговой. Для всевозможных контор! Для всего есть, только не для нашей деятельности. И вроде бы мы задаём простые вопросы. Вот с нами на приём в кабинет к чиновнику пришёл художник: «Объясните мне, почему я – лучший преподаватель такого-то года – не могу найти в этом городе работу? Почему у меня нет заказов?». И я не могу понять, как так получается, что лучшие журналисты сейчас без работы; лучшие учителя – за бортом. Система их выталкивает. И это происходит сейчас. Происходит в нашем городе. Чиновники декларируют, что они занимаются «поддержкой и развитием». Но когда к нам в «Кот да Винчи» приходили молодые музыканты или просто люди, чтобы провести мероприятие, мы с ними всегда находили общий язык. И они, и мы были в этом заинтересованы, и мы находили общий язык, у нас всё получалось. Почему после разговора с чиновниками выходим из кабинетов с таким чувством, будто мы в чём-то виноваты? Почему приходится доказывать, что мы не верблюды? Вот как-то всё перевернулось с ног на голову. Они получают зарплаты, сидят в кабинетах в центре города, всё у них прекрасно по отчётам. Но жизнь наша, блин… Почему-то мы в каком-то дерьме вечно бултыхаемся?

Попасть в областные и муниципальные учреждения культуры можно, только купив билет. Там не получится встречаться, общаться. Туда не зайдёшь зимой просто погреться. Нужны, особенно в Сибири, общественные пространства, где тепло, уютно; где на одной территории и кафе, и магазинчики, и площадки для детей, и пространства для лекций, кинопоказов, какой-то движухи. Сейчас во многих странах это тренд. И надо поддерживать креативную индустрию как раз в таких депрессивных городах, как Прокопьевск, Киселёвск, Кемерово, которые нуждаются в художниках, музыкантах, журналистах. Чтобы они выдумывали интересные штуки, и мы бы не жили только тем, что выкапываем и продаём содержимое недр.

Учредители «Кота да Винчи» Ольга Васильева и Михаил Дорф. Арт-десант в Прокопьевске. Июль 2018 года. Фото автора.

 

— После митинга на площади Советов, который состоялся спустя несколько дней после пожара в «Зимней вишне», вы записали и выложили в Фейсбук несколько стэндапов.

— Это так называется – «стэндап»? Просто эмоциональные видео.

— И в «Коте» должен был выступить политолог Михаил Светов.

— Он из Москвы. Сторонник партии либертарианцев. Какие-то люди, назвавшиеся шахтёрами, не дали Михаилу до нас добраться, запихали его обратно в самолёт. Он просто спросил, может ли выступить у нас с лекцией. Обратился к нам, как мог обратиться любой человек. Посмотрели блог Михаила. Нам показалось, что это интересно. В принципе, должна была состоятся просветительская лекция — то, что как раз нам подходит. И так получилось, что не получилось.

— Наверное, какие-то опричники подумали, что Михаил приехал учить кемеровчан метать молотов-коктейли и делать революцию…

— Не знаю, что они подумали. Но страх на тот момент у них был жуткий.

— О чём была бы лекция?

— О том, что каждый человек несёт ответственность за себя и свои решения. Один из пунктов такой: почему стала возможной трагедия в «Зимней вишне»? Потому, что так устроено государство. Пожарным надо, чтобы запасный выход был открыт, а тем, кто борется с терроризмом, — чтобы закрыт. Это никак не решает проблему безопасности, но создаёт базу для коррупции: без взяток эта система не работает.

— Вы не считаете, что нежелание чиновников городского и областного уровня с вами общаться связано с вашей гражданской позицией?

— Конечно, связано. У нас была независимая площадка. Может быть, и какая-то ревность имела место. У официальных институций, учреждений культуры – огромные ресурсы и очень скромный результат. Нам практически без ресурсов удалось сделать многое. Их очень раздражал «Кот да Винчи». Хотя чиновники и говорят про поддержку, но мы убедились в том, что они поддерживают только удобных им людей. А независимые им не нужны.

— Вы говорили, что «Кота» нет, но остались начинания, проекты. Есть с кем их продолжать?

— Есть группа «Кота» ВКонтакте – 8 тысяч человек. Вопрос в другом: готовы ли мы – я и Михаил — дальше в таком формате продолжать? Мы для себя отвечаем, что нет. Возможен какой-то новый формат, например, арт-бюро.

У нас с Михаилом варианты есть такие. Звонят из Новосибирска. Там ребята открыли кофейню, на базе корой тусуются и делают проекты интересные люди. А коммерчески организаторы поддерживают себя тем, что продают кофе и бутерброды. Вот тоже тема.

— Вы готовы это сделать в Кемерове?

— Нет. У нас сейчас нет на это ни средств, ни сил. Нам нужен отпуск. Распродаём имущество «Кота». Думаем о жизни.

Фото автора. Фестиваль документального кино в «Коте да Винчи». 2014-ый, если не ошибаюсь. На первом снимке обсуждение фильма, на втором – куратор фестиваля Кристина Даурова (Красноярск) у входа в «Кот да Винчи».

— Планируете остаться в Кемерове?

— Я себя в Кемерове чувствую очень хорошо. Конечно, мне многое в городе не нравится, но я понимаю, что в любой точке мира непросто. Если мы в Кемерове не найдём способ выжить и заниматься тем, что нам действительно интересно, то… Сами понимаете, что, оказавшись в другом месте, потребуется время на адаптацию. Хотя, может быть, мне это кажется. Приезжая в любое место, я чувствую себя нормально. Знаю, что найду единомышленников.  У меня нет страха, как это было 20 лет назад, когда ты едешь куда-то и непонятно, как там что всё устроено.

— Мне показалось, что накануне и после закрытия «Кота» в ваших постах и комментариях в соцсетях появилась обида на кемеровчан, которые не так активно поддерживали ваши начинания, как могли бы.

— Я не обижаюсь. Прекрасно понимаю, что все загружены на работах, что люди устают.  Энергии мало у людей. Они стараются дома больше отдыхать. А летом — на даче. Но людям, которые пишут «Ах, как жаль», я отвечаю: «Если сожалеете, то сделайте что-нибудь!». Хотя бы подпишите петицию. Напишите письмо или позвоните в администрацию. Спросите, почему такое в городе происходит.

— Сейчас уже поздно это делать?

— Почему поздно? Нет! Никогда не поздно. Если «Кот да Винчи» закрыт, это не значит, что и тема закрыта. Мы же хотели встретиться и продолжать стратегическую сессию с департаментом культуры, но департамент отказался. Мы как раз хотели встретиться с муниципальными и областными руководителями, с журналистами, чтобы эту тему обсудить: «Что делать с творческой инициативой в городе Кемерове?». Куда идти людям? В филармонию или в ДК они не пойдут…  Все думают, что если мы открывали «Кот да Винчи», то мы какие-то прошареные в этих вопросах. Нет. Мы такие же, как все. Каждый думает, что решит это вопрос кто-то другой, не он.

Арт-десант на страусином ранчо в Прокопьевске. Фото автора

— Когда в Кемерове закрывалась лапинская «Встреча», СМИ как-то вяло реагировали. Было несколько явно сочувственных публикаций, но, как мне кажется, из них читатели не поняли, что на самом деле произошло. С «Котом» та же ситуация?

— Да. Про нас были публикаций, но статей, в которых действительно вскрывается проблема, не было. Мы надеемся, что Валентина Якимова в «Кузбассе» напишет (сейчас текст Якимовой, о котором говорит Ольга, уже опубликован. Можете прочитать, и сами решить, насколько там вскрыта проблема. – А. Н.)

Мы встречались с Зауэрвайн 25 июня, а 28-го Цивилёв собирал уже всех творческих людей, чтобы обсудить стратегию культурного развития Кузбасса. Нас на эту встречу не пригасили, мы про неё даже ничего не знали. Продолжается та же политика, на местах остаются те же люди, что были при Тулееве. Ничего не меняется.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 0.00 /5 (0 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: