Погода
на 26 сентября
4°C
Курс валют
на 25 сентября
$ 57.33
68.05
Ваш город:
Блог Стаса Калиниченко

Один вместо всех

Кемеровский блогер Станислав Калиниченко в одиночку борется с произволом полиции, судов и ФСБшников

Один против беспредела шерифа и городских судов. Это не сценарий фильма про Дикий Запад США. Это реальность из центра России. Это Кемерово. Кемеровский блогер Станислав Калиниченко рассказал Каспаров.Ru об опыте противостояния с властью практически в одиночку. Как сообщает Калиниченко, он был избит в июне 2016 года сотрудниками полиции. За то что посмел жаловаться, на него же завели уголовное дело по статье "Применение насилия в отношении представителя власти". Это уже второе дело в отношение кемеровского блогера. В 2013 Калиниченко судили за репост листовки, которую правоохранители посчитали экстремистской.

Расскажите в чем суть дела?

Я был с другом, мы сидели в парке, когда к нам подъехала полицейская машина. Рядом стояла бутылка вина. Полицейские потребовали подписать протокол о том, что мы распивали спиртные напитки в общественном месте. Товарищ согласился, я – нет. С юридической точки зрения, я имел право написать в протоколе все, что нужно для дальнейшего отстаивания своих прав, поэтому в протоколе я написал, что алкоголь я не употреблял и расписался. Именно это стало отправной точкой, для того, чтобы ко мне начали применять насилие.

Как только я расписался, на меня накинулись и насильно затащили в полицейский УАЗик. Сотрудник полиции Анатолий Опарин даже ткнул в меня электрошокером, который, как оказалось впоследствии, он вообще не имел права носить. Привезли в отдел полиции "Центральный", где я продолжал требовать, чтобы мне объяснили, за что меня задержали. Напоминал сотрудникам, что их действия незаконны, они говорили, что им плевать.

И вот, когда меня заводили в отдел, то здесь меня избивали уже восемь человек, довольно жестоко. Я начал кричать: "помогите-спасите!". Чтобы я замолчал, тот же Опарин схватил меня за шею и начал душить, при этом двое других сотрудников выкручивали мне руки. Дважды я терял сознание.

Когда я первый раз потерял сознание и потом очнулся, то понял, что был на пороге смерти, но останавливаться полицейские не собирались. После моей первой потери сознания Опарин А. В. начал кричать: "Ну что, понял теперь?". Я, чтобы остаться в живых, начал хрипеть: "Да, понял, простите-извините!". Как только меня перестали душить, я начал снова звать на помощь, и всё повторилось по второму разу. Снова душили держа за руки, снова отключился. Очнулся уже в наручниках за спиной, меня подвели к скамье у входа в отдел.

Пользуясь тем, что я не могу выставить руки вперёд, Опарин толкнул меня так, что я упал и разбил лоб об угол скамьи. Когда пришли мама и брат, на что полицейские явно не рассчитывали, меня попытались спрятать от родственников в одной из машин на стоянке возле отдела. Я стал кричать, чтобы меня увидели.

Я был в шоке после всего произошедшего, от того, что меня только что чуть не убили, а сотрудники говорили моим родственникам, что я неадекватен, и явно что-то принял. "Вот, посмотрите, как он себя неадекватно ведет, явно у него там какие-то наркотические вещества", – говорили они моим родственникам, после того, как сами же избивали и душили меня.

К моим родственникам также применяли силу, их отталкивали, хватали за руки, пытались запретить снимать происходящее. Когда меня завели обратно в отдел, моей матери все-таки удалось пройти вслед за мной, брат смог пройти чуть позже. Один из задержанных видел как меня заталкивали в камеру, незаконно применяя силу, и снимал это на телефон. Впоследствии видео с его телефона загадочным образом исчезло, а сам он начал утверждать в показаниях совсем не то, что он делает на видео, которое успел снять мой брат. Одновременно в отделе появился странный сотрудник в штатском с двумя задержанными, которые больше походили на его подчиненных. Они стали панибратски обращаться ко мне, требовали, чтобы я попросил родственников уйти. Позже выяснилось, что сотрудник в штатском – это известный в Кемерово оперативник Николай Николаевич Рыбак. Рыбак повредил видеокамеру и угрожал моему брату. (Судя по всему, оперативник майор Николай Николаевич Рыбак вообще человек вспыльчивый. Ранее в частности появилась информация о том, что в дорожном споре данный сотрудник применил травматический пистолет, выстрелив в лицо оппоненту, кандидату юридических наук 50-летнему Виталию Шелестюкову).

Остальные полицейские также вели себя издевательски. Отказались снимать наручники, хотя у меня затекли руки, оскорбляли меня и моих родственников.

По настоянию матери и брата мне вызвали скорую. Скорая настояла на том, чтобы меня отвезли в Городскую клиническую больницу №3. Там зафиксировали побои. Врач приемного отделения больницы потребовал отправить меня в Кемеровский Областной Клинический Госпиталь для Ветеранов Войн к дежурному отоларингологу на дополнительный осмотр. Однако, приехавшие со мной сотрудники полиции под командованием следователя из СК Руслана Шалимова решили иначе и насильно вернули меня в отдел полиции, нарушив мое право на получение медицинской помощи.

На следующий день меня отвезли в суд.

Самый справедливый в мире?

Суд был удивительный. Судья Вялов А. А. отказал моим друзьям и родственникам в праве присутствовать на открытом судебном заседании, аргументировав это фразой: "просто потому, что мне так хочется". Мне было отказано в моих ходатайствах на участие в заседании свидетелей, защитника и представителя моих интересов.

Вместо рассмотрения заявленных ходатайств в заседании появились рапорты от двух людей – судебного пристава Сакриева Э. А. и сотрудника полиции Кочукова А. Л. о том, что я якобы прикинулся больным и ничего заявлять не хотел.

На основании лживых рапортов полицейских судья согласился с тем, что я распивал алкогольные напитки, не подчинялся законным требованиям сотрудника полиции, что вина моя по административному правонарушению доказана. При этом моё мнение в суде вообще не учитывали.

Были ли в суде представлены документы освидетельствования на состояние алкогольного и наркотического опьянения?

С освидетельствованием на алкоголь очень интересная история. Я сам постоянно требовал освидетельствования. Ещё будучи в больнице, спросил врача, будут ли брать кровь на алкоголь. Он ответил, что да, будут. Но и здесь есть большой вопрос. Кровь у меня действительно брали, но, как мне сказал мой знакомый юрист, выявлять алкоголь в крови могут лишь наркодиспансеры/вытрезвители. В обычной городской больнице этого не делают. У меня есть подозрение, что анализ "на этанол" мне не делали. По крайней мере, выписка из больницы не содержит никаких данных, был ли у меня алкоголь в крови.

Выписка, в которой говорится, что кровь на алкоголь все-таки брали, была запрошена следователем лишь месяц спустя! В справке лабораторного специалиста указано, что забор материала взят в 11 часов 55 минут следующего дня! Это нонсенс! В этот момент я находился в камере для задержанных. Я точно был не в больнице и уверен, что анализ подделан.

Вы обжаловали решение по административному правонарушению?

Конечно, потом я обжаловал это все в апелляции, где рассказал что в суде первой инстанции был абсолютный беспредел, никого не допросили, хотя у меня была возможность доказать свою правоту, свидетелей моих не допросили. Но и во второй инстанции решение составили по рапортам тех же полицейских, которые меня избивали.

И теперь куда бы я не обращался со своим сообщением об избиении меня сотрудниками полиции, мне везде суют эти неправомерные решения двух судебных инстанций. Отвечают, что, мол, вот же, судом доказано, что вы сидели распивали, что вы противодействовали сотрудникам полиции.

А кому и как вы жаловались на сотрудников полиции?

В возбуждении уголовного дела по моей жалобе отказано.

По поводу отказа в возбуждении уголовного дела против полицейских, я обратился в суд. Но и здесь они уже вместе с судом очень слаженно действовали против меня. Суд проходит по статье 125 УПК РФ, то есть обжалование действий и решений следователя по поводу отказа в возбуждении уголовного дела. Чтобы дойти до суда, моя жалоба около полутора месяцев "болталась" между судами. Полагаю, что, они специально после того, как я подал ее в один районный суд перенаправили ее через судебный департамент в другой районный суд. И она в департаменте лежала, пока я сам не начал бить тревогу: "где моя жалоба?!" Только тогда они, наконец, назначили заседание, и, конечно же, в жалобе моей отказали. Я подал апелляционную жалобу во вторую инстанцию, но толку пока нет.

Я подавал жалобы в Следственный комитет. И они, можно сказать, издеваются. Я пишу в Центральный аппарат, о том, что следователь вынес заведомо неправомерное решение, на десяти листах опять расписываю произошедшее. Они отвечают, мол, хорошо, мы спустим на местный уровень, пусть там рассмотрят, если вы останетесь недовольны решением, то можете обжаловать в вышестоящей инстанции. Жалоба спускается в тот же самый районный Следственный комитет, который вынес отказ! И потом мне Москва отписывается: все нормально.

А между тем, всё руководство нашего регионального Следственного комитета самих задерживают за должностные преступления! (Под следствием бывший Глава Кемеровского СК Сергей Калинкин, его и. о. лишь по благосклонности суда был переведен из-род ареста на подписку о невыезде Павел Муллин). Хотя именно они были в руководстве, когда фабриковалось дело против меня!

Мои травмы, они скрыть не пытаются (это, видимо, нереально даже при их уровне наглости – у меня от перенапряжения полопались капилляры на веках и были серьёзные ссадины на шее). Но в протоколе следователя говорится, что "согласно показаниям полицейских, царапины на шее Калиниченко причинил себе сам, стараясь отдёрнуть руку полицейского, применяющего удушающий приём". Ну и там же про то, как я "внезапно повернулся к стене и упал на неё лбом, пытаясь имитировать потерю сознания, заявив полицейским, что потом обвиню их в этом". И, конечно, я будто бы дико сопротивлялся и вел себя неадекватно, хватал за форменное обмундирование. То есть употребляются все вот эти формулировки, которые и в "Болотном деле" использовались, и во всех фабрикуемых полицейскими делах всегда используются.

Там классическая формулировка есть, я до этого ее только в смешных криминальных новостях слышал, что-нибудь вроде: собутыльник не поделил выпивку с товарищем, а когда приехали сотрудники полиции, бросился наутек. Эта формулировка классическая, из рапортов. Про меня написано то же самое, якобы как только к нам подошли полицейские, я бросился от них убегать. Это полное вранье, они пишут это для того, чтобы объяснить наносимые ими побои: якобы они начали человека хватать, потому что он убегал от них. Этого ничего не было, хватают они просто так. Это просто смешно, человек вдруг берет и убегает от них, а они пускаются в погоню.

На самом деле, если кто-то вздумает от них убегать, то они никогда никого не догонят, они все толстые, нетренированные.

Конечно, мы написали и в управление собственной безопасности полиции сразу же. Причем написала и моя мама тоже, она была участником этих событий. Ее отталкивали, руки ей там сжимали, на видео это все есть. Все эти жалобы, в том числе в управление собственной безопасности, оказалась пшиком. Ответили, что все в порядке, проверка проведена.

И что в итоге?

В итоге уголовное дело завели на меня же, по статье 318 УК РФ части 1, то есть "применение насилия к сотруднику полиции". Оказалось вдруг, что я якобы кого-то из них в толпе ударил головой, когда меня избивали.

О деле в отношении меня я узнал вообще внезапно. Еще летом я снял все свои побои, подал сообщение о преступлении, и не то чтобы успокоился, но стал ждать, когда их привлекут к уголовной ответственности. Но, в один прекрасный день, когда я переходил дорогу возле своего дома, в якобы неположенном месте, меня остановили гаишники и начали "пробивать по базе".

И вдруг выясняется, что я, оказывается, в федеральном розыске нахожусь, чуть ли не прячусь от правосудия. Выяснилось, что они решили не оповещать меня должным образом, отказали тихонечко в возбуждении уголовного дела против полицейских и возбудили против меня же уголовное дело!

Потом по документам представили все так, будто я по месту жительства не проживаю, по вызовам не являюсь и негласно объявили меня в федеральный розыск. И все это всплыло, когда меня на улице задержали гаишники за переход дороги в неположенном месте. Переход дороги я, естественно, впоследствии оспорил. Даже никакого административно штрафа не было. Но когда они меня задержали, то продержали двое суток как находящегося в федеральном розыске.

Затем меня отвезли на суд, чтобы определить мне меру пресечения. Что интересно, казалось бы обычный человек, избирают меру пресечения, но на заседании по моему делу вдруг появилась съемочная группа РЕН-ТВ. Полицейские специально пригласили рентевешников, зная, что меня могут заключить под стражу, чтобы на весь мир меня "прославить": вот, посмотрите, Калиниченко за решеткой, скрывался от правосудия.

Но обошлось, все-таки судья на это не пошел, потому что я действительно не был в курсе, что меня кто-то искал, кто-то вызывал. По документам было видно, что они тайком объявляли меня в розыск.

Почему появилась вдруг съемочная группа РЕН-ТВ, вы медийная личность, занимаетесь оппозиционной деятельностью?

Нельзя сказать, чтоб я занимался непосредственно оппозиционной деятельностью. Я ни в каких партиях никогда не состоял. Я свободный блогер, можно сказать, что с оппозиционными взглядами. Моя деятельность началась с публикации различных видео протестных акций 2011-12-го в Живом журнале. Позже в отношении меня было возбуждено уголовное дело о ретвите листовки. В 2013 году. Листовка, которую мне инкриминировали, на тот момент даже не числилась в списке экстремистских материалов. В твиттере её ретвитнули более ста человек при этом никто никакими призывами эти ретвиты не сопровождал. В сфабрикованном против меня деле было огромное количество нарушений и даже прямые фальсификации. Но суду до этого дела не было. Можно сказать, что с этого началось мое формальное противостояние с режимом. Я не шел ни на какие соглашения, хотя сотрудники ФСБ предлагали через адвоката. Можно было бы договорится, если бы я согласился "не шуметь". Вот тогда-то я, вместе с моим братом и моим защитником, начал противостоять им в судах. Мы выворачивали наизнанку эти суды строгим следованием закону, освещали все это в публичном пространстве.

Я стал для ФСБ бунтарем, сутяжником и тем нежелательным субъектом, который в публичное пространство все вытаскивает. Публичные высказывания доставляют им особые неудобства, поэтому им важно, мне отвечать также публично. Их блогеры всегда готовы гадость сообщить обо мне.

Даже кадры, которые снимали мои друзья, когда я находился в отделении полиции в шоковом состоянии, после того как меня чуть не убили, и требовал освидетельствования на алкоголь, даже это они использовали против меня распространяя через троллей лживые комментарии по местным пабликам. Вишенкой на торте была бы картинка местного РЕН-ТВ из зала суда, где я нахожусь в этом "аквариуме" для осуждённых. Сообщили бы в эфире об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу: "алкоголик, нападает на полицию, еще и сидит!". Читай: зря ведь не посадят… Но обошлось, эти приехавшие из Следственного комитета люди, может быть, подумали, что все слишком легко, обрадовались, что им попался не какой-нибудь очередной дебошир, а Стас Калиниченко, который уже был ранее судим за репост.

Они действовали с такой наглостью и легкостью, сфабриковали документы, по которым я якобы не являлся по повесткам на вызов, чтобы объявить в федеральный розыск, что даже для судьи такая наглость стала чрезмерной, и он не стал изменять мне меру пресечения, отпустил, потому что они уж слишком топорно сработали.

Как вы думаете дальше будут развиваться события, изменят ли меру пресечения?

Изменят ли в дальнейшем меру пресечения пока не понятно, потому что мы как и в прошлый раз избираем тактику отстаивания своих прав в полной мере. Я, например, жду официальных повесток по почте, они естественно так не поступают, они начинают звонить по телефону, не всегда мне. Я прошу присылать мне официальные повестки, они меня официально не приглашают и я не прихожу. Недавно я узнал, что суд провел заседание в мое отсутствие и вынес постановление о принудительном приводе. Законных оснований выносить такое решение у суда не было. Уже понятно, что можно ожидать от такого "судопроизводства". То есть очевидно, что были подделаны какие-то документы о том, что я якобы был извещён и не явился. Я пока жду повестки. Пока ее нет. Если не будет, то возможно на следующее заседание я так и не попаду.

Параллельно идет разбирательство по моей апелляции на решение об отказе в возбуждении уголовного дела против полицейских.

Что говорят адвокаты о перспективах вашего дела?

Сейчас у меня фактически нет адвоката. Имея юридический опыт с прошлого уголовного дела, я уже знаю, как действовать.

Не вижу какой-то пользы в том, чтобы нанимать платного адвоката, да и денег у меня нет. Суд будет идти своим чередом независимо от того, что заявит адвокат. Это Россия.

Адвокат подотчетен той же системе. Он вряд ли будет бороться за меня, скорее сделает вид, что защищает меня. Но в первую очередь будет защищать свою адвокатскую корочку.

Плюс то, что может сделать адвокат, все это я могу сделать сам. Могу сам заявлять ходатайства. Конечно, у меня нет возможностей делать адвокатские запросы, но как показывает практика, адвокаты с корочками все равно халтурят и никаких запросов не делают. Поэтому буду надеяться на помощь своих друзей-активистов и общественности.

Пока главная перспектива — оспорить незаконное, неправосудное решение в независимом суде. Так что каждому нарушению при рассмотрении дела в кемеровских судах я, в определённом смысле, буду только рад. Пусть скребут на свой хребет.

Тивур Шагинуров.

Каспаров.ру

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (2 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: