Погода
на 22 сентября
6°C
Курс валют
на 21 сентября
$ 58.09
69.14
Ваш город:
О чем пишут в Фэйсбуке

О законе Яровой-Озерова

Не раз писал о том, что установившийся в РФ тип порядка правомерно именовать диктатурой закона. Порядка, при котором ради обеспечения тотального контроля над обществом неправовые репрессивные действия властей упреждающе санкционируются законодательно. Однако диктатуру именем закона осуществлять в чем-то даже сложнее, чем диктатуру в строгом смысле этого слова, т.е. законом не ограниченную. Ибо любая новая юридическая норма, в отличие от произвола, рассчитана не на ситуативное использование (и, при непредвиденных последствиях, на коррекцию в ходе использования), а на долговременное рутинное применение.

Поэтому, во избежание юридического хаоса, она должна быть соотнесена с уже существующими нормами, а также с Конституцией – тем более, если в ней, как в российском случае, записан приоритет прав человека. И поэтому же и все последствия учреждения новой нормы – экономические, социальные и прочие – должны просчитываться и учитываться заранее. Но при исходной установке на максимальный контроль над обществом и, соответственно, при отсутствии установки на согласование законопроектов с теми, кого они непосредственно касаются, это исключено, диктатура закона такого не предусматривает.

Из интервью Михаила Федотова, председателя президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека, мы сегодня узнали, что в Кремле это осознается как проблема. Что президент Путин подписал нашумевшие поправки в антитеррористическое законодательство, отдавая себе отчет в заложенных в них опасностях, почему и поручил правительству минимизировать возможные риски.

Оказывается, у президента принцип такой: подписывать сомнительные законы, дабы их негативные последствия выявлялись по ходу их применения с последующим — при необходимости — их изменением. Это, надо полагать, и есть отличие диктатуры закона от законом не ограниченного произвола: в первом случае для блокирования таких последствий после их самообнаружения предусматривается коррекция охранительного законодательства, во втором – полное либо частичное свертывание политических и административных акций властей, что нередко можно было наблюдать в советские времена.

При этом сами власти от ответственности за последствия их решений в обоих случаях освобождаются, а издержки по умолчанию перекладываются на то самое общество, которое хотят контролировать.

Интервьюеры не могли не сказать Федотову, что проверять качество принятых поправок, которые и сам он считает с правом не совместимыми и опасными, в практике их применения – это эксперимент на людях и их судьбах. Федотов отреагировал советским анекдотом: «Кто придумал коммунизм – большевики или ученые? – Конечно, большевики – ученые сначала попробовали бы на мышах».

Игорь Клямкин.

Оригинал.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: