Погода
на 19 ноября
-1°C
Курс валют
на 18 ноября
$ 58.96
69.52
Ваш город:
Андрей Новашов

Не предавай!

Накануне выборов – про высказывания двух неравнодушных. Фотограф и журналист Виктория Ивлева позавчера написала в ФБ, почему грядущие выборы нельзя игнорировать. Второй человек, которого захотелось процитировать, — прозаик и поэт Игорь Губерман. Он вспоминает историю, произошедшую почти полвека назад, но, как мне кажется, рифмующуюся с днём сегодняшним.

Виктория Ивлева цитирует главного героя «Полёта над гнездом кукушки»: «Я хотя бы попробовал!». И поясняет: «Вот это в точности о том, идти или не идти на выборы… Я точно знаю, что я хотя бы попробую и воспользуюсь любым, даже иллюзорным шансом, — во-первых, надежды маленький оркестрик отменить невозможно, а во-вторых, чтобы потом не жалеть, что не попробовала. И вас всех к этому призываю. И не вижу ничего нечестного в участии. И использовать мой голос гораздо сложнее, если это голос, а не пустая строка в бухгалтерской книге с адресами избирателей...».

Результаты почти всех выборов в путинской России до омерзения предсказуемы. Давно всё ясно с теми, кто ещё верит, будто нынешние власти соблюдают некий общественный договор: «Вы демонстрируете сверхлояльность, а мы… не перекрываем вам кислород окончательно». Та часть общества, которая сохранила способность мыслить критически, разделилась. Одни не голосуют: «всё равно путиноиды «нарисуют» результаты». Другие используют любую возможность сопротивляться. Известны аргументы и пассивных, и неравнодушных. Но иногда нужно повторять и очевидное. На высказывание фотокорра «Новой Газеты» Ивлевой обратил внимание, потому что она – отважный человек и журналист с безукоризненной репутацией. Вот короткая справка: «В конце 80-х — начале 90-х снимала почти во всех горячих точках распадающегося СССР. Много работала в африканских странах, помогая различным международным гуманитарным миссиям. В 1990 году сняла репортаж «Внутри Чернобыля», став единственным журналистом, побывавшем внутри этого реактора, а после — единственной российской женщиной, получившей высшую награду World Press Photo Golden Eye».

Спальня в детском саду Припяти. Фото В. Ивлевой

И несколько относительно недавних снимков.

Болотная площадь. Декабрь 2011 года. Фото В. Ивлевой

Киевский Майдан. 2014 год. Фото В. Ивлевой

Кто такой Игорь Губерман, напомнят два снимка.

Жанр его книги «Вечерний звон», вышедшей девять лет назад, определить довольно сложно. Скажем так: философско-сатирические мемуары. Несколько глав посвящены хамству во всех его проявлениях. В том числе, — «хамству в государственных масштабах». «А как мы сами, кстати (не одно ведь поколение), на это хамство реагировали, – вот что интересно. Полным и безоговорочным покорством. Только из за страха?» — задаётся вопросом Губерман, и вспоминает эпизод, произошедший в Ленинграде около 1970 года. Директору НИИ приказали избавиться от неугодного сотрудника. Чтобы сохранить лицо, директор придумал ликвидировать лабораторию, опальным сотрудником возглавляемую.  «Ситуация возникла щекотливая: не каждому ученому (а предстоит голосование) так можно просто объяснить, зачем и почему из института должен убираться один из его талантливейших сотрудников. Два заместителя директора, которым поручили личные (и тайные) переговоры с каждым членом этого Ученого совета, стали спорить. Одному казалось нужным что-нибудь эффектное придумать, чтоб коллег разумно убедить. Второй же резко и уверенно сказал, что эти люди – быдло столь пугливое, что им достаточно шепнуть: мол, наверху считают увольнение необходимым, а причины сообщать не обязательно. И заложились на бутылку коньяка. Я этих молодых не стану обсуждать: по-моему, все ясно с ними. Вовсе о других моя печальная история.

Спор этих двух с разгромным счетом выиграл хам уверенный. Пятнадцать человек Ученого совета кинули в ту урну черные шары. Ведь тайное голосование – опомнитесь, коллеги!.. Те люди совершили чистое предательство – сотрудника, науки и себя. Судьба проделала эксперимент, научно безупречный: только внутреннее рабство побудить могло при безопасном полностью (поскольку тайном) изъявлении помочь свершиться государственному хамству. Мне такая видится в некрупном эпизоде этом яркая и точная модель десятилетий нашей прошлой жизни, что ни слова я добавить не могу. А от холопского предательства меняется душа, и лагерным становится ее неслышное влияние на разум».

Губерман ошибся, посчитав такую модель уже преодолённой. Эта модель поведения в России неубиваема, как птица Феникс.  Одну важную вещь про российский менталитет я понял, когда уже довольно много лет назад прочитал интервью с независимым политологом о выборах в Белоруссии (эта соседняя страна развивается с опережающим отставанием; иногда кажется, что российские власти учатся у Лукашенко закручиванию гаек). «Батька» с триумфом переизбрался в очередной раз. Голосование проходило со всеми мыслимыми нарушениями. Однако, по мнению политолога, даже при самых честных выборах Лукашенко победил бы в первом туре, набрав не менее 60 процентов голосов.

Путинские 86 процентов – цифра, конечно, дутая. Но огромное число россиян, балансирующих на черте бедности, ругая власть втихушку, приходят на выборы (президентские, думские, муниципальные – не важно) и голосуют, за кого прикажут. Вот о феномене этого массового гипноза, сверхстраха и рассказал Губерман. Два заместителя, организовавшие «правильное» голосование в масштабе одного НИИ, – прародители сегодняшних кремлёвских политтехнологов, которые тоже считают избирателей «быдлом». Показательно, что этим «термином» пользуется не сам Губерман, который виртуозно умеет использовать сниженную лексику, а манипуляторы, о которых Губерман рассказывает. Какая партия будет в Думе в большинстве, понятно уже сегодня. Но те, кто в день выборов останется дома или, как научные сотрудники в рассказанной Губерманом истории, проголосуют вопреки собственной совести, предадут сами себя.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 3.67 /5 (3 оценки)
Поделиться:
Комментарии
  • Александр Матвеев
    // Александр Матвеев
    "… те, кто в день выборов останется дома или, как научные сотрудники в рассказанной Губерманом истории, проголосуют вопреки собственной совести, предадут сами себя".
    А я знаю, что предам себя, согласен с Новашовым. Но я знаю, что если пойду на выборы, то тем самым унижу себя. Я был наблюдателем на выборах, я видел эти технологии фальсификации. Но нашими жалобами, протестами и заявлениями подтёрлись в сортире. И теперь я ставлю на весы: 1) предать себя или 2) стать униженным, измазанным говном. Предпочту первое.
  • Андрей Новашов
    // Андрей Новашов
    Горечь и разочарование Александра Матвеева мне понятны. В качестве контраргумента – цитата из недавнего интервью Григория Голосова на Радио Свобода: «… власти в известной степени выгодно то, что люди не мобилизовываются. Стратегия состоит в том, чтобы с помощью этой пропаганды мобилизовать тех, кого можно мобилизовать, а для других создать ситуацию, когда зацепиться в этой политической системе вообще не за что, сделать так, чтобы они целиком ушли в частную жизнь, просто игнорировали происходящее. И, в общем-то, это получается».
    Всё-таки можно и нужно сделать хоть что-то. Хотя бы для того, чтобы у них не так просто всё получалось.
  • Александр Матвеев
    // Александр Матвеев
    Хотя бы для того, чтобы жизнь не была у этих (ненормативное) слишком комфортной… Пожалуй, ради этого имеет смысл.
Комментировать: