Погода
на 18 октября
5°C
Курс валют
на 17 октября
$ 57.36
67.47
Ваш город:
Андрей Новашов

Не договорили

Не могу не ответить на два комментария Василия Попка к моему посту о фильме «Маленькая Вера» в блоге «Нового Кузбасса». Ответ оформляю отдельным постом, потому что в комментариях его вряд ли кто-нибудь заметит. К тому же сейчас годовщина августовских событий 1991-го. На этот раз буду лаконичнее.

Попок пишет: «Совершенно не напоминает нынешняя жизнь 1980-е годы». И ещё цитата из него: «Беда с этой молодёжью — слишком самонадеянная: не знает реалий, но обобщает».

Я немолод. Мне 38 лет. Когда развалился Советский Союз, мне было 14. Хорошо помню позднесоветские реалии. К тому же окончил исторический факультет. Главные черты, которые роднят тогдашнюю и нынешнюю эпохи, – двойная мораль и лицемерие, возведённые в ранг государственной идеологии. И тогда и сейчас нас просили потерпеть ради какой-то абстрактной и фальшивой идеи. Тогда эта идея называлась «социализм с человеческим лицом». Сейчас – «восстановление статуса сверхдержавы».

В конце 80-х ради фальшивой идеи люди должны были выживать в условиях жуткого дефицита. А сейчас продукты жгут и искусственно создают условия, когда цены растут как на дрожжах. Тогда была уравниловка (речь о зарплатах), сейчас – скрытая безработица: миллионы россиян, которые вынуждены трудиться за копейки и не по своей специальности, для официальной статистики как бы и не существуют. Снова фальсифицируется история. Снова (как при Брежневе) на государственном уровне пытаются обелить Сталина. Война в Украине очень уж напоминает Афганистан…

Отличия, впрочем, есть. В конце 80-х государство отказалось от политических репрессий (вспомните хотя бы возвращение из ссылки академика Сахарова). А ныне политические репрессии набирают обороты. «Болотное дело» тому подтверждение.

У Василия Попка уникальная оптика: «Что касается свободы творчества, то она нынче без берегов. Всякий может безвозбранно издавать всё, что хочет или может: книги, газеты, кино, музыку и т.п. Кроме того, есть интернет — практически бесконтрольный.А в 1989 году существовала цензура и худсоветы».

Он ничего не слышал о новосибирской опере «Тангейзер»? Московский ТЕАТР.DOC, который, как грустно шутят его основатели, «всё время переезжает», — это не проявление дурацкой цензурной политики? Только, пожалуйста, не говорите мне, что «всё в рамках закона». Если и в рамках, то только такого закона, который «как дышло».

Два упомянутых эпизода – вершина айсберга. Я недавно вернулся из Юрги. В ближайшее время планирую написать, как гнобят независимых художников в Кузбассе. В конце 80-х цензоры продолжали получать зарплаты. Но по большей части помалкивали. Чувствовали, что «держать и не пущать» — это, как сейчас бы сказали, уже не тренд. Та же «Маленькая Вера» проходила цензурные препоны с огромными трудностями. Но фильм всё-таки вышел на экраны. Сегодня подобная кинокартина к широкому зрителя не пробьётся.

Говоря о какой-то нынешней свободе творчества, Василий Попок упоминает и газеты.

Василий Борисович, Вы действительно верите в то, что пишете? Действительно думаете, что в современной России есть свобода слова? Сравните НТВ 90-х и то, во что ныне превратилась эта телекомпания. Про провинциальные и, в частности, кузбасские СМИ даже говорить не буду. Всё-таки обещал быть лаконичным.

Мединского Василий Попок называет «государственным человеком, озабоченным, с одной стороны, поощрением свободы творчества, с другой — созданием достойного имиджа России». Геббельс — министр правды народного просвещения и пропаганды Третьего Рейха – тоже был «государственным человеком» и был «озабочен созданием достойного имиджа» того государства, которому служил. Как принято выражаться в определённых кругах: «И ЧЁ?».

Я никогда не был сторонником Путина и его политики. Но ещё лет семь назад пытался как-то понять путинистов, как-то их оправдать. Вроде бы критиковать действительно легче, чем что-то делать. Однако третий срок ВВП (как Третий Рейх!) – это уже новая и страшная реальность.

Пару месяцев назад президент на несколько дней выпал из поля зрения прогосударственных СМИ. И в интернете сразу появились тысячи злорадных откликов. Давайте скажем прямо: это высказывалась не либеральная оппозиция, а те самые 86 (или сколько там уже?) процентов, которые формально «за».

Своими глазами я не видел ни одного человека, который сегодня поддерживает Путина, во-первых, искренне, во-вторых, осознанно, и, в-третьих, бескорыстно (чтобы все три условия имели место быть). Наверное, бескорыстные сторонники есть, но очень уж они напоминают адептов тоталитарной секты, которые умудряются не видеть очевидного. Опять же: чудеса оптики! Остальные приверженцы нынешнего государственного курса – либо нечисты на руку, либо просто запуганы.

В конце 80-х, будучи подростком, я недоумевал: как же взрослые люди, всю жизнь поддерживающие советскую систему, вдруг в одночасье прозрели? Но тогда хотя бы интернета не существовало. Был ограничен доступ к информации. Как будут выкручиваться адепты Путина, когда его режим рухнет? Впрочем, выкрутятся. Многие уже сегодня живут по принципу «да» и «нет» не говорить», чтобы потом на слове не поймали. «Молчание золото, а помалкивание – серебро».

Всё что я сказал не ново. Давно известны главные аргументы как сторонников, так и противников нынешнего режима. Но есть принципиальное отличие: первые лукавят, а вторые говорят то, что думают.

Очень прошу Василия Попка больше не обращаться ко мне на ты (как он это сделал в комментарии). Не надо этого снисходительного похлопывания по плечу. И обращусь к редакторам «Нового Кузбасса». Я не стану отвечать отдельным постом на каждый комментарий. Нынешний случай – исключение. Если заметили, в этом своём высказывании я остался в рамках цивилизованной дискуссии. Василий Попок прокомментировал мой пост, вероятно, неделю назад, а у меня не было возможности ответить оперативно: находился далеко от интернета. На главной странице сайта рубрики «Последние комментарии» нет. Оставить же реплики Василия Борисовича без ответа никак не мог.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (2 оценки)
Поделиться:
Комментарии
  • Вероника Никитина
    // Вероника Никитина
    Комментирую. Первый раз в жизни. На такую запись невозможно не ответить «да».
    Я родилась при Брежневе. В 16 лет взахлеб читала «АИФ» и Комсомолку", жила перестройкой. А что сейчас?
    Те же самые убогие общаги, убогие люди, убогие отношения. Алкоголь и прочее. Ничего не изменилось, только больше цинизма стало.
    Особенно у молодых, которые, имея и специальное, и высшее образование, работу найти не могут.
    Выходя ну улицу, вижу тот же пейзаж, за исключением обилия иномарок и прекрасных дворцов.
    Я называю это про себя «возвращение в 80-е». И поэтому продолжаю смотреть постсоветские фильмы — «Ассу», «Иглу», «Маленькую Веру». Чтобы окунуться в детство и сравнить.
    А насчет цензуры могу сказать одно: тогда она была меньше, чем сейчас.

    А нынешнюю молодежь мы потеряли в конце 1990-2000 гг. Когда еще дети смотрели и читали, жадно поглощая, аниме, «Дом» и прочие потоки псевдокультурной информации, в то время. как их родители зарабатывали на отпуск в Турции.
    И я рада. что родилась тогда, это время научило меня оценивать и наблюдать сегодняшние реалии.
    А они подозрительно напоминают то, что было 30 лет тому назад. когда людей с длинными волосами и в клешах спокойно увозили в обезьянник.
    Что еще могу сказать? Спасибо Андрею Новашову, который и сейчас носит длинные волосы, слушает «другую» музыку и свободен. Внутренне. И не боится выражать свое мнение.
    С благодарностью и уважением всем журналистам-сибирякам,

    Вероника Никитина.
  • Лариса Сергеева
    // Лариса Сергеева
    Андрей, отличный честный комментарий. В своем блоге вы можете писать все что не противоречит обычным правилам. Спасибо, что вы с нами.
    Админ.
  • Андрей Новашов
    // Андрей Новашов
    Спасибо редакции «Нового Кузбасса»!
  • Dmitry Vikhretsky
    // Dmitry Vikhretsky
    Андрей, если вы нервничаете по поводу комментариев, уходите из открытого информационного поля. Но знайте, что многим, в том числе и мне, интересны ваши публикации. «Собака лает, (караван идёт), (ветер носит), (но не кусает)!»
  • Andrey Pavlov
    // Andrey Pavlov
    Могу сказать, что статья Андрея Новашова мне понравилась.
    Понравилась вот чем. Одна из немногих журналистских статей, в которых автор опирается на внимательное чтение деталей фильма «Маленькая Вера», а не на субъективные впечатления. И, по-моему, адекватное чтение.
    Я бы фильм «Маленькая Вера» не стал бы упрекать в чернушности и сводить исключительно к изображению социальной ситуации эпохи Перестройки.
    Если говорить о чернушности, то во многих героях «Утиной охоты „А. Вампилова “свинорылости» гораздо больше, чем в героях «Маленькой Веры».
    Достаточно вспомнить Веру, которая, по словам Зилова, с кем только не переспала, охотника за молодыми девочками Кушака, прячущего свои любовные адюльтеры за лицемерной маской верного мужа, ограниченность Саяпина и т.п.
    Чернушности в фильме не больше чем у Вампилова. По-моему, автор фильма по-своему вскрывает очень важный диагноз, связанный с жизнью современного человека, — духовная ненаполненность этой жизни.
    Не случайно я начал с Вампилова, у которого эта тема в «Утиной охоте» явлена отчётливо. У каждого есть работа, семья очень благополучная в социальном плане, но где то, что придаёт смысл этой жизни?
    Отец пьёт всё свободное от работы время и слушает дурновкусный уголовный шансон («У павильона „Пиво, воды“). Мать живёт банками с соленьями и вареньями (тоже всё свободное от работы время). Брат Веры имеет, судя по всему хорошую работу (врач) бежит из своего города, от семьи, жены, ребёнка и первым делом идёт по бабам в общежитие и пр.
    Однако — и здесь я согласен с Андреем — автор фильма не склонен видеть в героях „свиные рыла “. Это очень несчастные люди.
    В фильме есть и трогательные сцены. Из фильма ясно, что отец-то Веру всё-таки любит, несмотря на алкоголизм, сквернословие и пр. Да и брат по-своему несчастный человек. Идти-то ему по сути некуда. Бежит от жены с ребёнком, потому что там ему невыносимо, в финале же бежит и из родительского дома, потому что там тоже невыносимо.
    А как жить иначе, обрести духовную наполненность жизни — этого герои просто не могут.
    По-моему, Пичул здесь и ставит такой диагноз. И возможность новой жизни какой-то, о которой судя по всему мечтают Вера и Сергей, которым не нужны ни алкоголь, ни банки-склянки, здесь тоже под большим вопросом. Поэтому фильм сохраняет свою актуальность. „Мы не врачи, мы — боль“ (А. Герцен).
    Это не насмешка (сатирическая), не смакование подробностей „низкого“ быта, это боль о человеке. Я так воспринимаю фильм „Маленькая Вера“.
    А где есть человек — там есть и искусство. Вот вкратце моё мнение.
    Извините за косноязычие — писал быстро. Если б меня спросили, надо и смотреть фильм современному зрителю, ответил бы: обязательно.
  • Василий Попок
    // Василий Попок
    Отвечая Андрею Новашову, могу лишь повториться.
    Нынешняя жизнь СОВЕРШЕННО не похожа на жизнь конца 80-х. В качественном плане — абсолютно.

    В плане морали — двойной — неверно. Вторая половина 80-х — начало «перестройки». Она воспринималась с надеждой и энтузиазмом. Нужно было быть совершенной сволочью, чтобы лицемерить в это время.
    Припоминаю «Прожектор перестройки» — зажигавший и подначивавший перемены. Во имя чего?
    Разве шахтёры Междуры поднялись на забастовку с какими-то подлыми целями и во имя двойной морали? И кто-то при этом их уговаривал ПОТЕРПЕТЬ?
    А в старом СССР столь энергичное народное выступление было бы подавлено, как в Новочерскасске в 1962 году — пулями.

    К сожалению, после краха КПСС и оглушительной победы демократии в 1991 году, ту демократию деморализовали шоком гайдаровских реформ, а потом и расстреляли в 1993-м.
    И начался ужас 90-х.

    И насчёт свободы слова.
    У меня не «уникальная оптика». Повторяю: сегодня КТО УГОДНО может издавать ЧТО УГОДНО. Нет денег на книгу или газету, можно самовыражаться в интернете. Кто или что мешает?

    Впрочем, нечто существенно мешает. Это отсутствие читателей.

    Про НТВ.
    В 90-х это была компания олигарха Гусинского. Работала она как пропагандистская отмычка. Ничего хорошего в том не вижу.
    Пакостная роль СМИ в 90-е годы, конечно, требует своего Щедрина. Припоминаю выборы президента в 1996-м и распевное «да-да-нет-да», заполонившее эфир. Одноразовые агитационные газеты типа «Не дай, Бог», чьи тиражи распихивались в каждую почтовую ячейку.

    О Путине.
    Я — путинист. ВВП сумел в «нулевые» поставить олигархат под контроль. Пусть даже назначив на их место своих, питерских. «Важнее всего результат», как пелось в одной старой кинокомедии. А результат нагляден: основные финансовые потоки и налоговые отчисления были повёрнуты в Россию. И народное благосостояние в «нулевых» начало расти это при цене нефти около 20 долларов за баррель.
    Рост этот я вижу по своему двору: в 1998 году у нас парковалась пара «жигулей» и «запор». Сейчас от машин некуда деваться — их больше сорока (специально считал) около дома, в котором сто квартир.
    А дом обыкновенный, не элитный.
    Хочу сказать, что от плохой жизни колёсами не обзаводятся.

    В заключение о Мединском и «Тангейзере».
    Министр обязан увязывать точки зрения и разрешать конфликты. В данном случае, как я понимаю, возникли неприятные коллизии между православными верующими и режиссурой. На мой взгляд, любой эпатаж не должен быть разрушительным.
    И к тому же всевозможные инитерпретации просто остохерели: идёшь на спектакль в ожидании испить из чистого родника классики, но всегда оказывается, что там уже подмылся интерпретатор.

    Вам, вижу, близок кинематограф. Так вот при Мединском были созданы две ленты «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» и «Левиафан». Разве это пропаганда в стиле Геббельса?

    Ну, и про Юргу. Интересно будет узнать, что там за художники и от чего и кого они НЕЗАВИСИМЫ?
  • Andrey Novashov
    // Andrey Novashov
    По всем пунктам отвечать не буду. Напомню только, что Валерия Гришко, который сыграл в «Левиафане» священника, «православная общественность» потребовала уволить с поста главного режиссёра Самарского драмтеатра. Не по указанию Путина и Мединского вроде бы. Но очень уж это напоминает совковую компанейщину. Травля Пастернака формально тоже началась снизу. Письма в газеты от трудящихся и тому подобное. Такая «правильная общественность» всегда бежит впереди паровоза. И выступает только если чувсвует, что это выступление одобрят наверху.
    «Левиафан» Мединский не запретил только потому, что не успел придумать для этого благовидный предлог. И публично раскритиковал этот фильм. Вроде бы – имеет право на собственное мнение. Но давайте будем честными. Учитывая статус Мединского, эту критику можно считать прямым указанием режиссёрам: какие фильмы можно снимать, а какие – нет.
    Алексей Серебряков, сыгравший в «Левиафане» главную роль, из России эмигрировал. Случилось это ещё до начала съёмок, но факт всё равно знаковый. Как сообщает «Википедия», «причиной отъезда, по словам самого актера, стала сложившаяся в России неблагоприятная социальная обстановка, связанная с ростом агрессии и нетерпимости, несоблюдение властями элементарных гражданских прав населения».
    Думаю, если и появится в ближайшие годы честный художественный фильм о современной России, то снимут его за рубежом.
    Что касается двоемыслия и лицемерия 80-х. Разумеется, не о шахтёрах Междуреченска я писал. А, например, о некоторых высказываниях Горбачёва, и обо всех без исключения – Лигачёва. О желании скрыть правду об аварии на Чернобыльской АЭС. Казалось, общество больше такой лжи не потерпит. Но уже при Путине – Беслан, «Курск»…
    Да и «Прожектор перестройки» — гнилая передачка. Несмотря на то, что мне тогда было совсем мало лет, помню, что по это передаче можно было очень точно понять: что уже разрешили критиковать, а что — ещё нет. Как иронизировал в своей песне Егор Летов: «Прожектор перестройки» освещает перестройку…». То есть затрагивают в этой передаче не те вопросы, которые действительно волнуют общество, а те, которые к тому времени начальство разрешило затрагивать.
    Про юргинских художников напишу, но позже. И Вам, Василий Борисович, раз уж Вы не любите неортодоксальное искусство, это будет не интересно.
    Андрей Новашов
  • Василий Попок
    // Василий Попок
    И о войне на Украине и в Афгане.
    Ничего близкого.
    Война в Донбассе спровоцирована карательным рейдом украинских войск и националистических формирований против пророссийских настроений и действий Донецка и Луганска. По всем параметрам это гражданская война.

    Что касается афганской войны, поройтесь в источниках насчёт её истоков.
    На мой взгляд, кремлёвские старцы перевозбудились, видя энергию США, без раздумий каравших всех, кто против них в мире, будь то ничтожная Гренада или привыкший к войнам, упорный Вьетнам.
    Ну, а тут бузят в подбрюшье советской Средней Азии, непорядок.

  • Василий Попок
    // Василий Попок
    Так Гришко уволили или нет? И почему вы в Белове знаете о действительных намерениях Мединского? Тем более, что «Левиафан» ставился на казённые деньги?

    Сравнение с Пастернаком не пашет. Фигуры неравноценны: нобелевский лауреат и режиссёр Самарского театра. Да и не компетентны вы в совковых кампаниях. А мы их пережили достаточно. Например, по поводу Даниэля и Синявского. Позже — Солженицына. Вот это были кампании!

    Почему Серебряков уехал, не понимаю. Вполне успешный актёр. Полагаю, благополучный в любом плане.
    Кстати, режиссёр «Тангейзера» ставит в «Красном факеле» интерпретацию «Трёх сестер». Не репрессировали парня…

    Кто ж снимет «честный» фильм про Россию? Голливуд? Видели голливудские фильмы про СССР и Россию?

    Что касается высказываний и действий советских партийных лидеров по разным поводом, то это это, конечно, песня. Только не надо их распространять на всех нас и на себя, юного — сколько вам было в 1986 чернобыльском году?

    «Прожектор перестройки», конечно, не «Экспресс-Хроника», не «Русская мысль» и даже не «Наша газета» образца 1990 года, но это было весьма существенно для повышения градуса гражданского самосознания.

    Про юргинских художников мне будет как раз интересно. Хотя бы просто составить мнение: художники ли они?
  • Udgine Udgine
    // Udgine Udgine
    Да-да! Про юргинских художников будет интересно!
  • Yury Podkovyrin
    // Yury Podkovyrin
    Замечательная статья Андрея Новашова о «Маленькой Вере» Пичула: newkuzbass.ru/blogs/post/vera-forever
    Самое главное достоинство статьи: она не заслоняет самого фильма, а наоборот «высвечивает», отсылает к тем подробностям, которые когда-то я сам проглядел, не прочувствовал…
    Трудно не согласиться с размышлениями автора об актуальности фильма, о параллелях с современностью, об «антисказочности» его мира и т.д.
    И ещё о «чернухе». Вообще, это очень выгодный ярлык, который можно наклеивать на все произведения, которые не показывают окружающий нас «контекст» в идеологически «розовом», безопасном свете («чернухой», к примеру, до сих пор именуют без разбору многие произведения современной драмы). По-моему, «Маленькая Вера», фильм не «чернушный», а реалистичный. Он не о дефиците еды или денег (эти реалии времени в фильме как раз значимо не акцентированы: герои, вроде, с голоду не умирают, хотя иномарок себе ещё не накупили), а о дефиците СМЫСЛА и, следовательно, надежды. Кстати, Андрей процитировал слова канадских зрителей о том, что фильм «про них». У меня тут возникло несколько киноассоциаций в связи с «Маленькой Верой». Причём, речь идёт о странах вполне благополучных, не измученных всякими «перестройками» и «импортозамещениями». Жизнь разная, а атмосфера та же или, по крайней мере, близкая. Навскидку: «Постель, в которой ты спишь» (США, Д. Джост), «Зеркальная кожа» (Канада, Ф. Ридли)…
    Иду пересматривать «Веру»!

    Юрий Подковырин
  • Фома Неверов
    // Фома Неверов
    Никто сейчас ничерта издать не сможет. В Кузбассе нет и уже не будет ни одного независимого печатного СМИ. Как уничтожали «Кузнецкий край», а потом «Край» — известно. Меня долбали все возможные ведомства звонками по моей рекламке в «Крае». Рекламироваться там было запрещено любому кузбасскому бизнесу.

    Кислюковское ТВ так или иначе критиковало Кислюка. Никакого кузбасского телевидения нет вообще. Общественно-политического, разумеется, «урожайные грядки» не в счёт. Остался унылый понос из «губриёмов», «тружеников стройными рядами» и прочей голимой совковщины.

    Как задавили томский ТВ2 — всем известно. Как задвинули «Дождь» — тоже. Пришлось ради одного телеканала экстренно менять законодательство и запрещать рекламу в кабельных сетях. Из нового — крымский АТР.

    Интернет — не СМИ, он не структурирован. Каждый может писать в «Интернетах» или бубнить себе под нос — государство это мало тревожит. Тоже, впрочем, до определённой степени, — закон «о блогерах» тому пример. А как отлавливают топовых блогеров в нашем славном Туркменистане 2.0?

    Посредственный «Левиафан» и единственное в своём роде «Эхо Москвы» сейчас нам преподносят как торжество свободы слова в стране. И тоже пинают, не без этого.

    Конечно, конец 80-х был до одури похож на сегодняшний день. Всё также выглядело затхло, противно, и грозилось развалиться. И развалилось. И развалится. Но тогда тянули до последнего — и заполучили дикие реформы, расстрел парламента из танков и позор 96 года, когда вся демократия кончилась, и вся свобода слова потонула в макулатуре «Не дай бог!» и беспардонной наглости того же НТВ — насквозь продажного и лживого в конце 90-х, разве что куда более талантливого и наделённого интеллектом, чем все нынешние федеральные, вместе взятые. Двух Киселёвых по шкурности сравнить легко, но не по значимости фигур.

    Так что нынешнее затишье — оно перед грозой. Да и где оно, затишье-то? По-моему, громыхает уже вовсю.
  • vkontakte-
    // vkontakte-
    Всё же свой скепсис относительно фильмов «Маленькая Вера» и «В городе Сочи — тёмные ночи» сохраняю. Ленты о прошлом, остались в прошлом и актуальны для прошлого — советские 1980-е больше не повторятся.
    Но могут быть на сей счёт и другие мнения.

    Роману Куприянову для справки: ТВ-2 работает и как агентство новостей, и как телекомпания, и как группа сайтов в сети: www.tv2.tomsk.ru/
    То же самое с «Дождём».
    «Эхо Москвы» — эталонное радио, на котором можно услышать и увидеть не только унылых фриков вроде Шендеровича и Пархоменко, но и вполне интересных и оригинально думающих людей: Шаргунова, Прилепина, Шевченко и др.
    Ещё есть отличный сайт «Свободная пресса». Плюс масса информационно-аналитических ресурсов. Я не понимаю, что значит «интернет не СМИ, он не структурирован», если его порталы официально получают лицензии, регистрируясь в качестве средств массовой информации.

    Что касается независимости, то в рыночную эпоху она не простирается далее экономической независимости: есть деньги — независим, пойди и издай книгу, брошюру, журнальчик, нет — делай за малые бабки сайт в интернете.
    В Кузбассе ухитряется выживать и неплохо себя чувствовать новокузнецкий «Кузнецкий рабочий», у него устойчивая аудитория и значит, хоть не великий, но стабильный доход. Вроде бы прокопьевская «Шахтёрская правда» сохраняет реноме.
    И, как ни странно, разная рекламная, как бумажная, так и электронная, мелочь.
    Судьбы «Кузнецкого края» и «Края» мною обсуждались не раз с коллегами, не буду повторяться, скажу только, что подставляться во времена жёсткой конкуренции, экономической и политической, нельзя.

    1980-е и 1990-е были, как сейчас видится, золотым веком нашей журналистики. Сейчас мы наблюдаем её закат. По-видимому, необратимый. Печально это видеть, но «такова сэляви».
  • Андрей Новашов
    // Андрей Новашов
    По поводу комментария, который выше оставил аноним (не отображается ни имя, ни ник). Сегодня прокопьевская «Шахтёрская правда» — бесхребетная и на сто процентов зависимая от городских властей газета.
    Теперь ещё несколько реплик – уже заключительных – по поводу высказываний на этой странице В. Попка.
    «Сравнение с Пастернаком не пашет. Фигуры неравноценны: нобелевский лауреат и режиссёр Самарского театра». Это Попок о Валерии Гришко, сыгравшем Священника в «Левиафане». Я не сравниваю дарования Гришко и Пастернака. Говорю о том, что прежним остался сам принцип, механизм травли.
    «Так Гришко уволили или нет?». Насколько мне известно, он остался на посту главрежа Самарской драмы. Но повода для оптимизма не вижу. Гришко сыграл одну из лучших ролей в отечественном кино последних лет. А его за это – о чудо! – из театра не уволили. Доброта и щедрость чиновников от культуры не знает границ.
    Режиссёр новосибирского «Тангейзера» Тимофей Кулябин действительно продолжает ставить в «Красном Факеле». Из Новосибирского театра оперы и балета приказом Мединского уволен директор Борис Мездрич, считающийся в театральной среде одним из лучших и эффективных руководителей. На его место поставлен Владимир Кехман – по сути своей не театрал, а лавочник. В защиту Мездрича собирались подписи, высказывались уважаемые деятели культуры. Даже митинг в Новосибирске проходил. Но Мединский всё это проигнорировал. Он же служит Путину, а не культуре. Общеизвестные вещи сообщаю про Новосибирск, но В. Попок, видимо, не в курсе.
    «И почему вы в Белове знаете о действительных намерениях Мединского?». Я в Прокопьевске живу. А позиция Мединского – конъюнктурщика и подхалима – ясна как божий день.
    И самый интересный пассаж. «Да и не компетентны вы в совковых кампаниях. А мы их пережили достаточно. Например, по поводу Даниэля и Синявского. Позже — Солженицына. Вот это были кампании!». Вы хотите поставить в заслугу нынешнему режиму то обстоятельство, что сегодня деятелей культуры, неугодных власти, не сажают и не высылают из страны принудительно? Хороша же ваша «свобода творчества»! Хотя, если быть точным, уже снова и сажают, и вынуждают уехать.
    Возможно, на комментарии других блогеров ещё отвечу. А с Вами, Василий Борисович, дискуссию НА ЭТУ ТЕМУ я заканчиваю. Разумеется, Вы можете на этот мой комментарий ответить. Но сообщаю и Вам, и читателям «Нового Кузбасса», что, если и не отвечу, то не потому, что нечего возразить. Просто сказано достаточно.
  • Василий Попок
    // Василий Попок
    Да, завершим.
    С вами, догматиками, спорить бесполезно — доводы не воспринимаются. Уверенность и ясность — ваше счастье.
    Добавлю только про «общеизвестные вещи». Обычно эти вещи — общее заблуждение
  • Фома Неверов
    // Фома Неверов
    Аноним с большими ушами снова затеял разговор о рыночных отношениях в СМИ при отсутствии рыночных отношений в СМИ. ТВ2 уничтожена и загнана в те рамки, в которых она чиновников устраивает. То же самое и с «Дождём». Один из самых дорогих (в смысле подписки) телеканалов не может быть ни массовым, ни влиятельным (в отношении массового потребителя). Это уже междусобойчик типа «Сноба». С регионами вообще кранты. Повторюсь: ни одного влиятельного независимого издания в Кузбассе быть сейчас не может, даже сетевого.

    Неглупый аноним это понимает, но продолжает оперировать дремучими постулатами в стиле: «как нет свободы слова? Все же орут что хотят!» Формальности же соблюдены, и убивают за слова редко. Так — калечат или судят. Мышление анонима в принципе ясно: «Вам же по телевизору сказали, что есть свобода слова, чего вы спорите-то?», недоумевает аноним.

    В этом ещё одно сходство с второй половиной 80-х. Вроде и «Прожектор перестройки» лупит, и Сахарова распинают. Приношу извинения автору блога, что комментарий не про «Маленькую Веру». Таков был задан тон.
  • Василий Попок
    // Василий Попок
    Но ты-то в данный момент свободно излагаешь то, что думаешь?
  • Василий Попок
    // Василий Попок
    Кстати, «аноним» — это я.
    Просто сбой на сайте, не принявшем ник и аватарку.
  • Фома Неверов
    // Фома Неверов
    А что, кто-то этого не заметил? )))
  • Василий Попок
    // Василий Попок
    Ну, так и нехер про «большие уши», господин догадливый.
Комментировать: