Погода
на 26 июня
23°C
Курс валют
на 26 июня
$ 59.07
66.05
Ваш город:
Блог Фомы Неверова

Муляжи

Припёрлись мы в школу за какими-то справками. Летом, кажется в июле. А нас хватает классная руководительница и тащит в учительскую. Там вручает черенок от лопаты и говорит, что мы теперь будет тренироваться, «Пост №1» охранять.

Черенков было несколько, и по коридорам уже маршировали десятиклассники, в обычной летней одежде, и передавали друг другу торжественно эти черенки. Потом, на «Посту №1», нам обещали выдать муляжи автоматов. И в форму одеть.

А в этот раз, 9 мая, в нашем захудалом магазинчике оба кассира сидели с георгиевскими лентами на груди. Такими огромными, что если бы сидели они топлесс, то и груди видно бы не было.

Два или три года назад один вездесущий местный организатор написал у себя в блоге: «Если ты помнишь о своих предках, если тебе дорога Победа, ты должен выйти на Бессмертный полк…»

Я, помню, спросил тогда: «А вот мой дед воевал до начала сентября 1945. Будет специальный бессмертный полк второго сентября для моего деда?» Кажется, вопроса моего никто и не понял. Но, конечно, ты, не вышедший с фотографией воевавшего предка – предатель и русофоб.

А выйди 2 сентября – заметут как незаконного пикетчика, у нас это запросто, и разбираться не станут.

Одна моя добрая подруга живёт далеко-далеко и заведует молодёжной политикой в своём городке. Городок маленький – тысяч 50. И если во всей нашей области остались живыми 1366 ветеранов, то у них, надо полагать, куда меньше.

Бюджет у завотделом молодёжной политикой скромный, она собирает волонтёров, которые бесплатно дают ветеранам концерты и спектакли. И волонтёров собирается много – никто из юношей и девушек не отказывается.

А моя подруга плачет. Почему-то она сама изготавливает памятные открытки, собирает чёрт-те где реквизит, разыскивает этих старичков по городу, вручает открытки и коробки конфет, и вместе с волонтёрами поёт для них военные песни, нарядившись в военную форму.

Потом её же за эту военную форму и копии боевых наград будут склонять ретивые журналисты и блогеры. Будто награды они сами себе присвоили, будто украли хотя бы рубль с тех грошей, что выделяются на поздравление фронтовиков. Как будто в комсомольской юности этих журналистов всё было иначе, всё по-настоящему.

Эти фронтовики доживают последние свои дни. Другой мой дед, прошедший войну до Берлина, умер полгода назад, двух дней не дожив до своих 102 лет. К нему, в его убогий домишко, на 100-летие приходили совсем другие люди. Запинаясь, читали поздравление от губернатора и вручали торт.

Ты можешь пройти войну, всю жизнь честно работать, но даже на столетний юбилей не заслужишь ничего, кроме открытки, торта и сбивчивой речи от замглавы районной администрации. Куда идут многие миллионы праздничных денег — дедов не касается. Они же не за деньги воевали, они — за Родину.

Моя подруга все эти праздничные дни плачет от бессилия. Она работает в администрации города, и хорошо знает, сколько ветеранов с непривычным для них комфортом разместились бы в особняке мэра.

Или вы, коллеги-блогеры, заметите, что не заслужил простой фронтовик ни света, ни покоя? Потому как был всю жизнь рабом, так и остался. И танк свой в сторону кремля не развернул. И все торжества для них, совсем старых дедов, — это «победобесие», новое модное слово.
 

Мы, потомки, заслужили право на такие слова?


Это мы, как те гуси в басне Крылова, к подвигам предков отношения не имеем. Но они-то имеют. И мы им, как ни кинь, должны. Но ложь, оскорбления и муляжи — они с обеих сторон. У одних «победобесие» в голове, у других — стиль жизни и неплохой приработок. Но имеете ли вы право упрекнуть волонтёра, который почти не знает истории второй мировой, но вместо вас идёт поздравлять ваших дедов? Или вы — те же муляжи, припрятанные «для коллекции».

Тогда, давным-давно, в безоблачном моём детстве, я вернул черенок от лопаты классному руководителю. И всей учительской, недоумённо и злобно на меня глядящей, пояснил, что не достоин стоять в почётном карауле у памятника воинам. Никто меня для этого не выбирал из сотен таких же пацанов-пионеров.

Неделю назад фронтовиков в моей области было 1366 человек. День Победы с парадом и полосатыми бантами на пышных грудях продавщиц отгремел. Через год, боюсь, участников войны станет меньше. Почта потратит совсем немного времени на рассылку губернаторских открыток. Чёрт побери, быть может впервые сам губернатор их подпишет, без типографских изысков.

А моя подруга редко плачет. Почти никогда. Но поздравит оставшихся в городке ветеранов и снова навернутся слёзы.

Оригинал

Оценить запись:
Рейтинг записи - 4.33 /5 (3 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: