Погода
на 19 ноября
-1°C
Курс валют
на 18 ноября
$ 58.96
69.52
Ваш город:
Записки врача скорой помощи

Интернатовские. (Отрывки из книги. Часть 6)

Чему учат интернатовских? Как всех других детей, в обычной школе, математике и другим наукам. Казалось бы, интернат создает идеальные условия для обучения и воспитания: дети достаточно умные, сообразительные, здоровые, отделены от дурного влияния семейной среды, есть режим дня, дисциплина, библиотека, читальный зал и мирное небо над головами. Финансирование просто отличное, по сравнению с тем, что имели дети в семьях в то время. Можно выращивать хоть гениев, хоть плотников в промышленных масштабах. А получается черте что. В дневниках твердые тройки, а в головах и того меньше.

Как-то я зашла в библиотеку в лагере. Там были два стеллажа с потрепанными книгами для дошколят и младших школьников, два читателя и библиотекарь. Никакой системы образования как будто не существовало, не было всех этих классиков, сеющих разумное, доброе, вечное, не существовало детской зарубежной литературы, книг для детей по истории и географии, никакого всемирного духовного богатства. Замечу, что в эти годы компьютеров было мало, а в интернате о них и не слышали. Даже телефонов еще у детей не было.

Потом зашла в кинозал, где музыкант дядя Саша включал днем кассету с караоке для девочек, и они распевали в микрофоны, кто во что горазд, а после ужина ставил кассету с фильмом. В кинозале был дорогой домашний кинотеатр.

Потом я зашла к Галине Дмитриевне в комнату для ручного творчества.  Галина Дмитриевна вела кружок, где учила детей делать картины из соломки и бересты на черном бархате в рамочках. Очень красиво получалось, особенно у моей младшей дочери. Иногда она с детьми выходила в лес, чтобы набрать бересты и других материалов в запас на зиму. Приносила полные мешки бересты. Потому что зимой она тоже вела где-то такие же занятия. Было ей лет 70. Такая спортивная старая пионерка. Однажды мы с детьми увидели в лесу высоченную березу, засохшее дерево без листьев. Наверное, молния когда-то в нее ударила. До самой макушки на березе не было бересты. Не сговариваясь, мы одновременно произнесли: «Галина Дмитриевна ободрала?» В этом кружке тоже занимались три-четыре человека.

Вот и все задание на лето. Видимо, для интернатовских «детей с отклонениями» считается достаточным такое образование, чтобы потом получить профессию повара, кондитера или слесаря. Как будто хорошее образование может помешать стать хорошим поваром. А тройки в дневниках сберегают, чтобы снова и снова доказывать, что «дети с отклонениями» просто не способны усваивать материал.

***

Пришлось мне столкнуться с пропастью, разделяющей воспитателя и ребенка в интернате. Это было зимой, перед Новым годом. Поздно вечером медсестра интерната в центре города вызвала скорую помощь к девочке с высокой температурой. Побоялась оставить ее на ночь, как-то она кашляла нехорошо, и температура повышалась. А врача постоянного в интернате не было. Мне дали этот вызов, потому что свободных детских бригад  не было, а после того, как я поработала в лагере, я считалась специалистом по интернатовским детям среди «взрослых» врачей.

 Этот интернат – такое двухэтажное здание, очевидно, довоенной постройки, похожее на дом культуры, или больницу; с белокаменной парадной лестницей на второй этаж, с неожиданными поворотами широких  коридоров; с четырехметровыми потолками и квадратными балками над головой, с такими же квадратными  колоннами. Помещение, наполненное мистикой, в котором человек чувствует себя маленьким и беспомощным, а тем более ребенок.

Поднимаясь на второй этаж, мы встретили мальчика лет семи, в каком-то подобии пижамы, он шел вниз в полутьме по мраморной лестнице на первый этаж в туалет, почему-то босиком. Медсестра, увидев его, произнесла: «Ты почему в туалет босиком?» И повела меня дальше в изолятор. А ребенок, не отвечая,  пошел своей дорогой, оглядываясь на нас на каждой ступеньке.

Больная девочка девяти лет лежала совершенно одна в темной комнате изолятора, вся в соплях и кашле, с температурой 39,5. И никто не подавал ей теплый чай с медом и лимоном, никто не промывал нос, не учил, как полоскать горло каждые 15 минут. Да у нее и воды простой не было на расстоянии протянутой руки.  Просто перевели в изолятор 3 дня назад, приносили еду и меряли температуру, а на ночь выключали свет и оставляли одну. Спартанское воспитание!

А сегодня дежурная воспитательница решила отправить ее в больницу, а  то, как бы чего не вышло. Спрашиваю, почему до ночи ждали, не могли раньше в больницу отправить? «Думали, может, пройдет».

Принесли одежду, колготки, брючки и пальто, одели, отвели на первый этаж к выходу, и посадили на такую деревянную длинную скамейку, которые обычно стоят в спортзалах, ждать сопровождающую дежурную воспитательницу. Сидит, как воробей, окоченевшая, в куцем пальтишке, смотрит перед собой и молчит. Воспитательница вышла в какой-то гигантской барской шубе с двумя большими пакетами в руках и небольшим пакетом с вещами ребенка. Как будто специально для контраста нарядилась.

«Забери свой новогодний подарок, ты ведь на утренник не попадаешь».

«Вот хорошо, вы сейчас мимо моего дома поедете, я выйду». Счастливая такая. Ага, сейчас, только  сначала прокатили ее до больницы, и там оставили, чтобы она сдала ребенка сама. В другой раз не будет больных детей в изоляторе держать до ночи, чтобы нахаляву до дома доехать и пакеты свои довезти. Знаю я, что у них в этих пакетах.

***

Кадры решают все. Допустим, вы такой патриот и волонтер, решили устроиться на работу в интернат, с лучшими намерениями сделать бедных детей счастливыми и полезными членами нашего общества, и дать им часть своей любви. Не торопитесь. Это непросто.

Вы кто: бывший уголовник или маньяк? Таких не берем. Несмотря на то, что у нас полстраны бывшие уголовники. Хотите быть вожатым или физкультурником? У нас вакансий нет, все люди на местах. Еще вопросы?

***

Однажды в лагере в середине сезона случилось непредвиденное. У моей медсестры заболела дочь, и я осталась одна. Заместитель по воспитательной работе уволилась по семейным обстоятельствам. Старший воспитатель, которому передали полномочия заместителя, поехал на выходной домой и ушел в тяжелейший запой по случаю получки пенсии. Бригада поваров во главе с Михельсон уволилась внезапно, без отработок. А директор лагеря спряталась на больничном, но все говорили, что тоже ушла в запой. Типичный саботаж. Вот такие были кадры на местах.

Вечером узнаем, что у нас анархия, утром не будет каши, а потом не будет обеда и ужина, 300 детей в лесу остались без начальства и без поваров.  Тогда музыкант дядя Саша встал и сказал: «Я буду поваром, я в армии картошку чистил на кухне». И стал на сутки и начальником и шеф-поваром. С утра надел белый фартук и колпак, сварил бачок манной каши, яйца, какао с молоком, и нарезал бутербродов с маслом и сыром на весь лагерь. А помогали на кухне грузчик и кладовщица. И мы приготовились доработать сезон в таком составе.

Но тут саботажники увидели, что лагерь уходит из-под контроля, и вернулись назад к пищеблоку, пока не поздно. Так стадо свиней собирается вечером к своей кормушке, не задумываясь, зачем они это делают.

Продолжение следует…

Вера Сидорова. Город Кемерово. Страна Россия.

Vera Sidorova
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: