Погода
на 18 августа
15°C
Курс валют
на 17 августа
$ 59.33
69.41
Ваш город:
Записки врача скорой помощи

Интернатовские. (Отрывки из книги. Часть 5)

В интернатовской жизни я была новичок, и не должна была вмешиваться в их порядки. Я и не думала на эту тему, что там вообще будут какие-то особенные порядки, просто поехала отдохнуть от города и немного поработать.

 Но меня же воспитывали коммунисты с партбилетами, и нельзя сказать, что я была такая уж безропотная, то, что в интернете сейчас называют «быдло». Так и говорят: 90 процентов населения России – быдло, которое не протестует против существующего порядка. Нет, может я и туповата временами, но точно не «быдло», которое не способно ругаться в трамвае.

А в лагере меня сильно ущемила повар  Михельсон. Ее так все и звали: «Михельсон», как будто это ее имя. Уж очень она была наглая, и грубо «не докладывала льву мясо», то есть детям. Да еще она была такая здоровенная, всегда с поварешкой, «типаж», одним словом.

***

Дело было так. С утра, как в любой обычный заполошный день в лагере, главная моя работа – пищеблок. С шести до семи утра я надевала специальный белый халат и шла по утренней росе в столовую. На скамейке у задней двери пищеблока сидели и перекуривали грузчик и кухонная работница, и обсуждали лагерных толстых собак, которые «котлеты не жрут,  и окорочка не жрут, а только мясо сырое и кости». Собаки валялись тут же в пыли, не поднимая головы.

Я здоровалась, обменивалась парой сплетен и шла в кухню. Доставала из специального холодильника специальные стеклянные банки с надписями «завтрак», «обед», и так далее, и подавала их повару. Потом пила черный кофе с бутербродом, наблюдала за происходящим и постепенно просыпалась. Кофе я приносила с собой, потому что в меню его не было, а бутерброд с маслом, с сыром, каша и вареное яйцо были в меню на выбор.  

Повар накладывала в мои специальные банки то, что приготовили: кашу, суп, вареное яйцо, котлеты, запеканки, курицу, рыбу, картошку, даже пластик сыра, кисель,  чай, печенье и конфеты в отдельные баночки. В течение дня эта процедура проделывалась пять раз. Это называлось «проба», которую я ставила в специальный холодильник на двое суток под замок. В случае вспышки кишечной инфекции «пробы» заберут на анализ. Это и была моя главная секретная работа.

Потом я проверяла огромные холодильники с продуктами, чтобы была температура по инструкции, и сроки годности продуктов. Собственно, эти продукты я уже видела вчера вечером, участвовала в получении их на складах.

Потом проверяла чистоту. Проверяла, как девочки - старшеклассницы моют посуду, и чтобы все инструкции висели на месте. Посудомойками работали девочки из интерната с 16 лет, но не все, а те, кто прошел конкурс, то есть самые старательные и ответственные. Это была работа, за которую платили деньги, а деньги им были очень нужны.

Кроме того, посудомойки жили не в отряде, а в своей комнате «общежития» для персонала,  потому что они рано уходили на работу и поздно возвращались, и над ними не было воспитателей. Они работали через день, мыли посуду руками в квадратных оцинкованных раковинах. Пожалуй, если бы не их рваные сланцы и единственные сарафанчики, они бы считали себя счастливыми.

 Потом я все это записывала в 19 журналов, которые сама же и рисовала. Потом проверяла, чтобы в холодильниках не оставалось остатков еды после раздачи. Потом проверяла, сколько отпускают продуктов на обед, ужин и так  далее.

Потом ждала комиссию. Проверяющие комиссии приезжали часам к 10, иногда по 3 комиссии от разных ведомств одновременно. Редкий день не было комиссии. Потом ходила с комиссиями по кухне, по лагерю, потом везде расписывалась и снова шла доставать банки из холодильника. За это время появлялись какие-нибудь больные в медпункте, или приезжала машина с продуктами.

Потом бухгалтер искала меня составлять меню на завтра, расписываться в бухгалтерском журнале и так до ужина. Не помню, чтобы мне приходилось посидеть спокойно полчаса.

***

Случилось так, что в этот день перед обедом заболел ребенок из отряда, и мне самой досталось отвезти его в больницу. Алгоритм был такой: воспитатель приводит заболевшего ребенка, или присылает кого-то за мной, если ребенок не может идти. Я осматриваю, ставлю диагноз, оказываю помощь, и иногда вызываю скорую помощь, чтобы увезли в больницу. Пишу направление, и кто-то должен ребенка сопровождать, потому что скорая помощь возит детей только с сопровождающими. Сопровождающим может быть любой взрослый, воспитатель, вожатый, медсестра или я, если других добровольцев нет.

Так вот, я увезла ребенка в больницу на скорой помощи, а потом заехала в главную контору на Кузнецком. Там мне выдали какие-то коробки для завхоза, и служебный автомобиль с водителем. А иначе я бы поехала на рейсовом автобусе, а потом еще лесом 6-7 километров пешком. По той самой дороге, по которой интернатовские сбегали из лагеря.

В лагерь я попала после обеда, и сразу пошла в столовую. Ведь это моя главная работа, поставить «пробы» в холодильник, а также и пообедать. А в столовой уже детей не было, только повара. И вот повар мадам Михельсон ставит передо мной суп с крупой с плавающим слоем лука на два пальца толщиной, и второе – тушеный картофель с горбушей. Причем последнее блюдо трудно даже описать, а есть его точно никто не стал. Просто каша из кусочков горбуши и картофелин,  рыжего цвета, из которой торчали голые хребты горбуши. 

Когда  я спросила: «А это что?», мадам Михельсон, розовая гора с поварешкой, с размаху  бросила мне на стол листок меню на день. То есть она хотела показать мне всю свою мощь, но в это время в кухню внезапно вошла очередная комиссия.

Откуда они выскакивали, как чертики из табакерки, эти комиссии в любое время суток? Может быть, эту комиссию вызвала мадам Михельсон? Думаю, что комиссии были частью интриги, частью игры. Трудно было определить, кто за кого играет, потому что случались и такие проколы. 

…Немая сцена. Комиссия молча обнюхивает обед, который стоял на столе передо мной, и ничего уже нельзя поправить. Уже нельзя было быстренько сварганить персональный обед с жареной картошечкой, бифштексом и салатом из свежих овощей и подать на стол с белой скатертью.

И вот огорченная комиссия садится и пишет акт на трех страницах. Об «органолептических свойствах, температурных и весовых характеристиках» поданных блюд. Акт означает штраф повару, соответствующий ее месячной зарплате, и удар по ее репутации. Заметьте, не я первая это начала.

Такой вот обед уже был  подан детям, пока я ездила в больницу, и затем благополучно весь отдан свиньям, как и задумано. Дело в том, что при лагере «группа товарищей» держала стадо свиней на попечении завхоза. В группу товарищей входила та самая Михельсон, которая и варила обеды в расчете на своих свинок.

 Масштабы этого свиноводства, помноженные на количество подобных «ферм» по району, по области, по России, колоссальны, но в основании всегда есть простая женщина с поварешкой в руках. Разве я могла на такое закрыть глаза, воспитанная коммунистами с партбилетами?

С тех пор Михельсон решила меня погубить. А кругом, между прочим, тайга на десятки километров…

***

Незнакомая тайга вокруг лагеря – запретная территория, и опасная зона. В тайге водятся медведи и беглые зэки. Ночью в тайге страшно, а днем легко заблудиться. Тайга – устрашающий фактор, даже если ты за забором лагеря.

…После полуночи, когда весь лагерь притворился спящим, на дороге, ведущей к воротам лагеря, бесшумно появляется автомобиль, осветив фарами окна и крыльцо медпункта.

Из подзаборной темноты  на свет фар к автомобилю семенит дама Михельсон, нагруженная продуктами с пищеблока. Это за ней приехал ее влиятельный муж на машине «Нива». Свет фар пропадает, как НЛО,  описав спираль на верхушках сосен, и время возвращается назад, к исходной точке. Такую сцену ошарашенно наблюдает наше маленькое  культурное сообщество: охранник, музыкант дядя Саша, медсестра, грузчик и я, сидя на крылечке медпункта.

После паузы, мы дружно произносим: «Рядовой Сидоров, не капайте мне, пожалуйста, на голову раскаленным оловом…», и продолжаем пить чай. Война началась…

Продолжение следует…

Вера Сидорова, город Кемерово. Страна Россия.                                        

Vera Sidorova
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (4 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: