Погода
на 15 декабря
-21°C
Курс валют
на 14 декабря
$ 58.64
69.34
Ваш город:
Блог Фомы Неверова

Должник Родины

У Макса заблокировали карточку. Туда приходит денежное довольствие – 1800 рублей, и редкие перечисления от родственников. Армия превратилась в коммерческую структуру, за службу в которой косвенно приходится платить.

Оригинал: журнал "Абажур"

Через три месяца службы прохудились берцы. В «чипке» они продаются за две с половиной тысячи. В кемеровском магазине точно такие же – за 1800. Берцы ты должен покупать сам, как и трусы, носки, мыло и другие средства гигиены, бритвы.

Сходить в «чипок» (магазин при воинской части) рядовой срочной службы может только с сержантом. Услуги сержанта стоят от ста рублей, поэтому ходят, когда накопятся деньги. Теперь никаких денег не будет – карта блокирована.

На гражданке у Макса остались мама и дедушка. Дедушкина пенсия – 12 тысяч с небольшим. Мама вынуждена сидеть дома, потому что деду требуется уход. Спрашиваю, почему не идёшь в соцзащиту. Отвечает: смысла нет. Чтобы признать отца инвалидом, нужно кругосветное путешествие по всем инстанциям совершить. И получишь в результате доплату – меньше двух тысяч в месяц.

Так они накопили долг по квартплате. Квартира-то огромная, трёхкомнатные хоромы в старой девятиэтажке. Долг, впрочем, пустяковый – 20 с небольшим тысяч. Но РЭУ подало в суд и у Макса заблокировали карточку. Теперь и в «чипок» не сходишь, и передать деньги с гражданки невозможно.

За полгода службы несколько раз отправляли посылки. Из первой по дороге стащили часы, без которых в армии невозможно. Последнюю просто раздербанили – изъяли примерно половину. Не помню, чтобы в кошмарные 90-е на почте грабили солдатские посылки – считалось вроде как «западло». Теперь грабят, и поделать с этим ничего невозможно: в почтовое отделение срочник тоже идёт с сержантом, ни о какой проверке содержимого по описи речи быть не может – пришёл, забрал, в часть.

Так они жили до сих пор на 12000 рублей дедовой пенсии да 1800 максового довольствия. Берцы, носки, трусы, мыло и сладости из «чипка», где всё в 1,5-2 раза дороже, легко съедали эту жалкую сумму. Дома ещё два кота и кролик.

Для чего Макса отправили служить из сибирской провинции в Подмосковье – непонятно. После того, как армию реформировали и срочникам назначили всего год, многие прочие льготы были отменены: теперь забирают отцов малолетних детей, гонят за тридевять земель.

Макс говорит, что до сих пор не участвовал в стрельбах, ни разу его не подпускали его к военной технике (а техника в части самая современная). Наверное, он так военную тайну хранит. На самом деле они там рубежи охраняют, а не плац подметают.

Теперь семья будет жить на 12000 рублей. Двое мужиков – один недееспособен, потому что забывает, что говорил пять минут назад, сжигает кастрюли и путается в именах. Другой торчит в казарме и на плацу, вместо того чтобы осваивать первую профессию, помогать маме и деду.

— Макс, ты там не соглашайся ни в какие добровольцы, если станут уговаривать!

— Что я, дебил?

Теперь думаю: может быть, зря его от этого предостерегают? Он ведь долг Родине отдаёт. Может быть, родина, предавшая своего должника, не оставляет ему другого выхода, кроме участия в войне с братским народом или где-нибудь подальше, за власть очередного полоумного диктатора?

Ну нет, парень и в самом деле не дурак. Разберётся. Придёт через полгода, поднимет семью, поможет маме и деду. Простит отца, давно устранившегося от воспитания сына. Поставит жирную галочку напротив слова «родина». Значение этого слова он будет понимать как никто другой.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: