Погода
на 18 октября
-1°C
Курс валют
на 18 октября
$ 65.67
75.62
Ваш город:
андрей новашов

«Деньги не тратят – фонды берегут!». Прокопчанин Евгений Сподарик о том, как чиновники экономят на инвалидах

Евгений Сподарик – участник кузбасской команды, завоевавшей бронзовый кубок на V Межрегиональном конкурсе для водителей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Конкурс состоялся в июне в Томске. Евгений рассказал, как учиться водить, когда нет собственного автомобиля. О врачах, которые спасают, и врачах, которые губят. И можно ли заниматься спортом, перенеся десятки хирургических операций.

Побег от эскулапа

Четыре с половиной года назад на предприятии, где работал прокопчанин Евгений Сподарик — ООО «Кыргайское погрузочно-транспортное управление» — произошло ЧП. В результате производственной травмы он, если можно так выразиться, стал дважды инвалидом: потеряна чувствительность ноги и серьёзно повреждена трахея.

— Сколько операций вы перенесли?

— Сбился со счёту на семьдесят пятой. Это если всё вместе считать: и на ноге, и на трахее. Я дышать не мог. Мне каждую неделю делали хирургическое вмешательство. Каждый раз – наркоз. Меня уже трясло всего, как наркомана, которому дозы не хватает.

Когда случилось несчастье, Евгения в крайне тяжёлом состоянии привезли в прокопьевскую травмбольницу и прооперировали.

— Меня там спасли. – объясняет Сподарик.

Евгений Сподарик после операции. Фото из личного архива Евгения

Три недели спустя выписали домой. Казалось, он, пусть и медленно, поправляется. Но через некоторое время снова начал задыхаться, и опять попал в реанимацию. Знакомые посоветовали врача, специализирующегося на трахеях. Сподарик поверил, и в январе 2014-го лёг в новокузнецкую больницу, где работал этот медик.

— Тут проблемы и начались: он мне всю трахею порвал. Как потом сказали его коллеги, этот врач просто не знал, что со мной делать. Стент – это такая специальная трубочка — для меня заказывали в Новосибирске, в Германии за 300 тысяч. Ничего не приживалось. Он мне сделает операцию – на неделю дышать хватает. Через неделю снова оперирует. Ни главному ЛОРу области, ни кому-нибудь другому не говорил, что у него тяжёлый пациент. Приходил ко мне в палату, и нёс всякую ахинею. Через десять месяцев я от него сбежал. –вспоминает Евгений.

Вернувшись домой, Сподарик написал письма в петербургскую и томскую больницы. Из Томска позвонили и пригласили на бесплатную операцию.

— Там врач посмотрел выписку из истории болезни, и спрашивает: «Почему тебе в Новокузнецке вот такую трубку не поставили? Походил бы с ней год максимум, и можно было бы её убрать, жил бы без трубки. А теперь я уже не смогу тебе пластику трахеи сделать». В Новокузнецке мне из трёхсантиметровой болячки сделали двадцатисантиметровую. «Стеноз трахеи» это называется.

— Не подавали в суд на новокузнецкого врача?

— Мне сказали, что это бесполезно: медик не пойдёт против медика. Тот, новокузнецкий, скажет: «Я сделал всё, что в моих силах». А без свидетелей кто поверит моим словам о том, как на самом деле было?

Евгений Сподарик перед отъездом из Прокопьевска. Фото автора

В томской больнице Сподарик лежал ещё несколько раз. Лечить стали правильно, и состояние стабилизировалось. Конечно, жить с трубкой нелегко, но Евгений говорит, что уже привык.

Насколько ему известно, в мире проведено пятнадцать операций по полной замене трахеи: десять в России, две в США и три в Израиле. Но прооперированные вскоре умирали. Ещё делают операции паллиативные: лазером выжигают образовавшиеся вокруг трубки наросты; дышать становится легче. Евгению предлагали бесплатно устроить  такую в Кемерове, но он отказался. Говорит, что устал от операций.

Уже несколько лет Евгений Сподарик доказывает в суде, что травмировался по вине работодателя. Юристы попросили его пока воздержаться от комментариев. Сообщил только, что появилась маленькая надежда на восстановление справедливости.

«Не положена тебе машина»

Два года Евгений видел лишь больничные палаты, да стены квартиры. Но жажда жизни оказалась сильнее болезни. До травмы, когда трудился на разрезе, его переводили с физической работы на кабинетную. Через месяц Сподарик попросился назад:

— Говорю директору: «Не могу в техотделе, давай меня опять «в яму». Сидеть на стуле с восьми до пяти – не моё это». И потом, когда последние недели в новокузнецкой больнице лежал, – уже с ума сходил. Жизнь – это общение и движение. – подчёркивает прокопчанин.

Вспоминает, что после травмы потерял не только мобильность, но и многих друзей.

— Из прежних осталось, может быть, человек пять. Остальные как-то постепенно испарились. Не спрашивают, как дела. Не заходят, не звонят. И я не буду навязываться. Другие тоже говорят, что, когда «сломались», многие от них отвернулись. Александр Чалин (родившийся в Прокопьевске параспортсмен, который играет в следж-хоккей — за команду Югры и за сборную Россииприм. ред.) рассказывает, что сейчас, когда он стал хорошо зарабатывать, ему звонят прежние знакомые, которые не появлялись, когда он жил на одну пенсию. Александр говорит: «А зачем мне такие друзья?». Друг познаётся в беде. – подчёркивает Сподарик.

И жёны нередко бросают искалеченных. Юлия — супруга Евгения – мужа не предала. Евгений переживал, что дочь Алиса, которой в 2013-м было всего полтора года, его испугается. Но для Алисы он – любимый папа. Физических особенностей отца она будто и не замечает.

С восьми лет Евгений серьёзно занимался хоккеем, посвятил этому спорту двенадцать лет. Когда учился в горном колледже, даже с лекций сбегал, чтобы тренировки не пропускать.

Слева Евгений Сподарик. 2009 год. Фото из архива Евгения

Считался перспективным спортсменом, быстро дорос до команды мастеров, но за прокопьевский «Шахтёр» сыграл всего несколько матчей. Тренер редко выпускал Сподарика на лёд, и Евгений ушёл из команды. Однако до травмы продолжал играть в хоккей любительский. И когда после всех больниц-операций почувствовал себя лучше, решил собрать в Прокопьевске команду по следж-хоккею (хоккей на санях для спортсменов с ограниченными физическими возможностями). Дошёл до департамента молодёжной политики и спорта, составил бизнес план: на первый год команде требовалось три миллиона рублей. В эту сумму входили стоимость саней, специальных клюшек, формы, гонорар тренеру и скромные зарплаты спортсменам. В департаменте такую сумму сочли неподъёмной. Реализовать идею не удалось, но ища единомышленников, заинтересованных в создании команды, Евгений Сподарик познакомился с участниками прокопьевской общественной организации инвалидов «Рубикон». Это люди, близкие ему по духу, которые тоже не хотят замыкаться в четырёх стенах. Рубиконовцы активно развивают другой вид спорта – волейбол сидя. Пригласили на тренировки Евгения, и он стал одним из сильнейших игроков команды.

Волейбол сидя. На подаче Евгений Сподарик. Фото из архива «Рубикона»

Благодаря новым друзьям, в прошлом году участвовал во Всекузбасских параолимпийских играх и «попал в призы» в дисциплине «прыжки в длину». Вместе с колясочниками играл в пейнтбол.

— До этого я в пейнтбол никогда не играл. Когда стал инвалидом, поначалу думал: «Всё. Теперь придётся дома сидеть». Оказалось, столько новых возможностей для себя открыл!

Фото из архива «Рубикона»

Вот только попасть на «Робинзонаду», которую каждое лето проводит «Рубикон», не получилось. Раз в сутки, а при необходимости и чаще, Евгений чистит гортань вакуумным аспиратором, работающим от напряжения 220 вольт. Это делает невозможным участие в длительных походах.

У «Рубикона» есть своя команда КВН — «Капитан очевидность». Евгений Сподарик сначала стал актёром этой команды, но из за трубки в его голосе появились металлические обертоны. Усиленные микрофоном, они делают речь неразборчивой. Однако Евгений остался в команде, переквалифицировавшись в звукооператора.

Команда КВН «Капитан очевидность». Слева Евгений Сподарик. Фото из архива «Рубикона»

И на состоявшийся в июне в Томске конкурс автомобилистов для водителей с нарушением опорно-двигательного аппарата ездил вместе с председателем «Рубикона» Николаем Перехожевым. Как и другие участники, Евгений не только отвечал на теоретические вопросы, но и на практике демонстрировал навыки вождения: разворот в ограниченном пространстве, параллельная парковка, змейка, гараж. Самое удивительное: до производственной травмы он успел посидеть за рулём только полгода (сейчас этой машиной, принадлежащей матери Евгения, пользуются родственники), а автомобиля с ручным управлением у него вообще никогда не было. Практические навыки вождения получил в позапрошлом году, приехав на такие же соревнования. В этот раз, по словам Николая Перехожева, Сподарик ездил уже на твёрдую «четвёрку».

Автомобиль Евгению нужен. Четыре с половиной года назад нога отнялась почти полностью, сейчас чувствительность только частично вернулась. Евгений ходит с тростью, подъёмы и лестницы ему даются тяжело. Нередко вынужден вызывать такси, и такие поездки ощутимо бьют по карману. Казалось бы, тяжёлая инвалидность даёт Евгению право получить автомобиль от государства. Но в Фонде социального страхования ему показали документ, составленный в 1970-м году, и сказали, что травмы Сподарика не соответствуют критериям. Посоветовали обратиться в областную Медико-социальную экспертизу и получить заключение, что спецтранспорт  ему необходим как средство реабилитации. Однако специалисты МСЭК отказали: «Не положена тебе машина».

— Деньги не тратят – фонды берегут! – комментирует прокопчанин.

Прощай, Прокопьевск

В городе крайне мало рабочих мест для инвалидов.

— Я стоял на учёте в городском Центре занятости. Специалисты сказали, что за последнее время официально трудоустроились человек пять инвалидов. Большинство выживает на пенсию по инвалидности. У нас и для здоровых-то рабочих мест не сильно много. – объясняет Евгений.

Но Спадарику почти удалось найти работу. Выучился на специалиста по охране труда. Его готовы были взять на соответствующую вакансию в городскую ДЮСШ, где Евгения хорошо знают, однако приступить к работе не успел. Супруга Евгения устала работать в Прокопьевске за десять тысяч. В Подмосковье живут родственники жены, у которых есть там свободная квартира, которую они и предоставляют Сподарикам. 26 июня семья покинула Кузбасс. Беседовал с Евгением за пару дней до этого в полупустой уже квартире. Он признался, что тяжело уезжать на новое место, где никого не знает. Но решение супруги поддержал. У них подрастаёт дочь, денег молодой семье катастрофически не хватает. Жена уже нашла себе работу на новом месте. А Евгений хочет заочно учиться на факультете адаптивной физической культуры в Петербурге.

— В Подмосковье есть команда по следж-хоккею, за которую вы могли бы играть?

— Я разговаривал со спортивными врачами. Чтобы играть в следж-хоккей, у меня дыхалки не хватит. Когда выучусь, пойду тренером в какую-нибудь параспортивную команду: следж-хоккей или волейбол. Возможно, свою команду создам.

В октябре рубиконовцы планируют участвовать в Чемпионате России по волейболу сидя. Прокопчане надеются, что Евгений придёт на игры, а может быть даже сыграет вместе с ними.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: