Погода
на 11 декабря
-8°C
Курс валют
на 10 декабря
$ 59.13
69.57
Ваш город:
Записки врача скорой помощи

БОМЖ, по российским понятиям

Нам не дано узнать, кем мы станем в следующей жизни. Может быть, зоотехником, а может быть, бродячей собакой, или городским сумасшедшим.

Познакомьтесь: Волкова Вера Петровна, 69 лет, БОМЖ  по всем российским понятиям, зоотехник в прежней жизни.

Не знаю, даны ли мне права на распространение ее личных данных, но она фотографировалась добровольно, и даже сказала спасибо, как воспитанный культурный человек.

История такая.  В общежитии г. Кемерово, на восьмом этаже черной лестницы на полу стоит панцирная сетка от железной кровати, на ней розовый дамский плащик, на нем живет Вера Ивановна, укрытая собственной черной курткой. Имущество: ничего. Нет даже никаких пакетов, захламляющих пожарную лестницу.

Не бросайтесь, уважаемые господа в замечательных костюмах и галстуках, на джипах,  вычислять адрес этой антисанитарной общаги в городе Кемерово и увольнять мелкую сошку, которая гуманно сохранила жизнь Вере Ивановне, не выгоняя ее на мороз.

Это наши серые будни, вам тут нечего делать.  Сибирь-козел, однако.

Да и дело-то простое. Жила-была Вера Ивановна. Что с нее взять? В ней и весу-то 45 килограммов.  «Добрые люди» освободили ее от ее комнаты  №318 в этом общежитии, от документов, от паспорта и полиса, а ничего другого у нее в жизни и не было, ни в этой жизни, ни в прошлой. Она даже пенсию не получает, в 69 лет.

Далее. В какой-то день зимы Вера Ивановна легла спать у какого-то радиатора отопления и проснулась с ожогами нижних конечностей. Зато не замерзла насмерть, как ямщик. Теперь уже месяц или два ноги болят, не заживают. И решила она, что хватит, пора помирать.

А вот некий неравнодушный жилец, который наблюдает ее в таком состоянии уже, между прочим, неравнодушно 4 года, вызвал скорую помощь.

А она лежит без сил на панцирной сетке на восьмом этаже черной лестнице общаги и говорит, что никуда не поедет, здесь умирать будет. Все-таки, 11 часов утра, а у нее еще маковой смузи во рту не было. И так много лет. Депрессия.

И тут у нее зачесалась спина. Неудивительно, при таком антисанитарном состоянии.

«Вставайте,- сказала скорая помощь, - поедем в больницу. Там вас помоют и накормят. И ничего не будет чесаться». Скорая помощь шутит, чтобы не рыдать. Вера Ивановна оценила юмор.

И скорая помощь, надев стерильные перчатки, помогла ей подняться, одеться, довела до машины и уложила на носилки, потому что дорога была дальняя, до больницы в Кедровке.

Вера Ивановна не позволила брать ее под руки, так же как в больнице наотрез отказалась от сидячей коляски. Ни за что!

Теперь какая ее судьба? А здравоохранение-то для чего? Скорая помощь довезла ее до больницы, хирург сделает перевязки, затем две недели гарантированной каши в социальном хосписе, чтобы долечить ноги, а потом все сначала: восьмой этаж, панцирная сетка, Сибирь-козел.

Возможно, ненадолго у нее появятся документы и пенсия. При таком круге общения, я думаю, не более чем на один день.

И вот я думаю, как хорошо, что можно в новой жизни переродиться и жить другой жизнью, что есть выбор, надежда на лучшую жизнь.  Но не до такой же степени! Может быть, и эту жизнь можно сделать лучше?

Вера Сидорова. Кемерово. Сибирь. 

Vera Sidorova
Автор
Другие записи:
Все записи автора
Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: