Погода
на 16 декабря
-19°C
Курс валют
на 15 декабря
$ 58.89
69.48
Ваш город:
О чем пишут в Фэйсбуке

Аман Тулеев: карьеры губернатора

13 сентября в России, в ходе «единого дня выборов», многие российские губернаторы были переизбраны на следующий срок, и среди них – один из самых харизматичных и противоречивых государственных деятелей современной России, ветеран российской политики, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Своим регионом он руководит с 1997 г. и по длительности руководства занимает 2-е место среди российских губернаторов, после белгородского лидера Евгения Савченко.

Его политическая биография богата событиями – Аман Тулеев не только успешно выигрывал депутатские и губернаторские выборы, но и трижды – в 1991-м, 1996-м и 2000 г. – баллотировался в президенты России. В Кемеровской области существует настоящий «культ личности» губернатора, хотя область испытывает серьезные трудности, вызванные экономическим кризисом и падением цен на сырье, ведь экономика Кузбасса базируется на угле и металле. 

Возможно, именно сырьевой статус региона обеспечил успех губернатора Тулеева. Уголь и железная руда позволяют экономике области развиваться, но металлургические и угольные холдинги, в отличие от «Газпрома» и «Роснефти» обладают все-таки не настолько мощным политическим ресурсом, чтобы менять губернаторов на своих ставленников. К тому же Аман Тулеев позаботился, чтобы область не впала в зависимость от одной корпорации. Чуть более половины угледобычи Кемеровской области контролируют УГМК, СУЭК, «Мечел» и «Евраз», остальное поделено между 29 некрупными компаниями. 

Еще год назад казалось, что Кремль твердо рассчитывает отправить Амана Тулеева в отставку. За это говорил и солидный возраст регионального лидера, и то, что он занимает свой пост уже 4 срока подряд, и общая тенденция менять оставшихся с ельцинских времен губернаторов-тяжеловесов.

Но Аман Тулеев отказался уходить, и у него были прекрасные аргументы: сильных преемников нет, а справиться с задачей поддержания социального мира в сложном шахтерском регионе может только он. Собственно, и губернаторскую должность Аман Тулеев получил именно благодаря шахтерским беспорядкам.

Железнодорожник и коммунист

Всю первую половину жизни Аман Тулеев был железнодорожником. За 24 года он прошел ступени ведомственной иерархии от дежурного по станции до начальника Кемеровской железной дороги. В сущности, единственное «правильное» образование было получено будущим губернатором в железнодорожном техникуме. Позже он заочно окончил и Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта, и Академию общественных наук при ЦК КПСС, а будучи губернатором, стал доктором политических наук и почетным профессором Улан-Баторского университета Монгольской Академии наук. Аман Тулеев всегда умел делать карьеру – он эффективно сделал ее в системе железных дорог, а как только перестройка предоставила возможность, начал подниматься по карьерной лестнице в политике. Уже в 1989 г. он участвовал выборах – сначала неудачно, но к 1990 г. был и народным депутатом РСФСР, и депутатом областного совета, причем в облсовете он тоже быстро смог подняться, став спикером, а затем и председателем облисполкома.

Проходит еще год – и Аман Тулеев делает политическую ошибку, открыто поддерживая ГКЧП. После провала путча Борис Ельцин отстраняет Амана Тулеева от руководства регионом и, тем самым, выталкивает его в федеральную политику на стороне коммунистов. 

Все 1990-е годы Аман Тулеев был одной из самых сильных фигур близких к компартии. В частности, вместе с Геннадием Зюгановым и Светланой Горячевой он был в первой тройке партийного списка коммунистов на думских выборах 1995 г. В президентских выборах 1996 г. Тулеев сначала участвовал, но затем снял свою кандидатуру и призвал голосовать за Зюганова. 

Чтобы отвлечь популярного политика от борьбы, премьер-министр Виктор Черномырдин предложил Тулееву пост министра по делам СНГ. Членом правительства Аман Тулеев пробыл всего около года. Уже в 1997 г. на Кузбассе произошел социальный взрыв, шахтеры, протестуя против задержек зарплаты, перекрывали железнодорожные пути и стучали касками на Горбатом мосту в Москве. В итоге Борис Ельцин назначил губернатором популярного на Кузбассе Тулеева. «Для этого электората – шахтеров, простых работяг – Аман Тулеев был идеальной кандидатурой, он подходил своей простотой и умением доходчиво общаться с народом», – объясняет назначение директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Так началась история Тулеева-губернатора, которая продолжается и сегодня. 

Кемеровская вертикаль

Аман Тулеев создал особую систему управления регионом, в которой можно выделить три основных элемента. Первая составляющая «системы Тулеева» заключается в строгом контроле за политической жизнью. «У Тулеева в Кемеровской области выстроена жесткая вертикаль власти, которая исключает возможность появления и становления сильной фигуры рядом с Тулеевым. Всех недовольных слишком длительным пребыванием руководителя области на своем посту он смог устранить из власти», – констатирует политолог Павел Данилин. Последние оппозиционные газеты были закрыты еще в начале 2000-х, телеканалы сидят на бюджетном финансировании. По выражению одного из блогеров, «Кузбасс – это Северная Корея, это не преувеличение. Только у нас вместо Ким Чен Ира – Тулеев. Местная пресса не то что критиковать власть не может, она даже хвалить ее опасается, так как в этом могут усмотреть подлый, циничный намек на «умную» критику. Поэтому в местной прессе  – решения «Единой России», погода, очередное обращение мэра или губернатора к жителям, репортаж из молочного цеха или фото улыбающихся шахтеров». 

Хотя Тулеев исходно благоволил к коммунистам, в 2003 г. в поддержку губернатора был создан межпартийный блок «Служу Кузбассу», который и занял доминирующее положение в облсовете. Именно поэтому Кемеровская область стала последним регионом России, в парламенте которого возникла фракция «Единой России». В конце концов Тулеев вступил в «Единую Россию», что привело к конфликту с былыми союзниками по КПРФ. Лидер кемеровских коммунистов, в прошлом помощница Амана Тулеева Нина Останина в 2011 г. покинула Кемерово. 

Зато когда в 2006 г. в Кемерово создавали отделение новой политической партии «Справедливая Россия», его лидером была назначена советник губернатора Нина Неворотова. Все, партийная жизнь в области под контролем. 

Ручное управление

Гораздо большую роль, чем контроль над политическими партиями, в жизни Кемеровской области играет особая система отношений между областной властью и бизнесом – это вторая составляющая «системы Тулеева». Несмотря на свои коммунистические убеждения, Аман Тулеев не противился приватизации сырьевых активов, но старался следить за тем, кому они достанутся. Тулеев практически вытеснил из региона корпорацию «Миком» братьев Михаила и Юрия Живило. Михаил Живило с 2000 г. находится в розыске по подозрению в покушении на губернатора. Угольная промышленность Кемеровской области была раньше, чем в других регионах России, приватизирована и реструктуризирована, рост добычи угля стал основой благополучия региона. «За 18 лет работы Амана Тулеева удалось полностью изменить структуру промышленного производства, резко нарастив добычу угля открытым способом, – рассказывает профессор кафедры политических наук Кемеровского государственного университета Александр Коновалов. – В результате договоренностей с собственниками промышленных предприятий удалось не только увеличить добычу угля до 200 млн т (астрономической цифры, поскольку в советское время угольщики достигли лишь показателя 159 млн т), но и провести масштабные преобразования в социальной сфере».

Скептики, правда, отмечают экологические последствия такой политики. «Аман Тулеев сделал регион угольным, но карьерный способ добычи через какое-то время превратит область в зону экологического бедствия», – полагает новосибирский политолог, доцент Сибирского государственного индустриального университета Юрий Пустовойт. 

При этом для бизнесменов на Кузбассе условием спокойной работы является активное участие в финансировании социальной сферы. Эта система отчасти формализована благодаря заключаемым ежегодно администрацией региона с каждой компанией соглашениям о социально-экономическом сотрудничестве – в этих соглашениях фиксируются обязательства компании как перед собственными сотрудниками, так и перед регионом. Примером может служить соглашение между администрацией области и компанией «Кузбассразрезуголь» от 2004 г., согласно которому компания берет на себя содержание ЖКХ трех поселков, обязуется делать инвестиции, а также строить жилье и участвовать в завершении строительства школы, в обеспечении льготных категорий населения дешевым углем, в оздоровлении работников, в организации детского отдыха и так далее. 

Выстроенная Тулеевым система мобилизации средств бизнеса на социальные цели оказалась столь совершенна, что стала предметом изучения экономистов и социологов. «Регион можно назвать «идеал-типическим» с точки зрения схемы отношений бизнеса и власти, – заявил «Ко» профессор Мемориального университета Ньюфаундленда Антон Олейник. – Администрация Кемеровской области играет роль охранника на входе, то есть пускает на региональный и местные рынки только тот бизнес, который согласен «делиться», то есть поддерживать администрацию Кемеровской области всеми формальными и неформальными способами. Высокий уровень поддержки губернатора не в последнюю очередь объяснялся мобилизацией ресурсов с помощью указанной схемы».

Губернатор прибегает в отношениях с бизнесом к ручному управлению. Экономисты из Кемеровского государственного университета Маргарита Курбатова и Сергей Левин отмечают, что система поддержки основных отраслей региона основана «на непосредственном контроле администрации Кемеровской области (в лице губернатора) за сменой собственников, потоками инвестиционных ресурсов, установлением тарифов на электроэнергию и железнодорожные перевозки, за уровнем оплаты труда и социальными проектами, реализуемыми крупным бизнесом».

Тулеев, например, мог обнаружить, что шинный холдинг «Амтел» недоплачивает рабочим завода «Химволокно Амтел-Кузбасс», – и послать телеграмму президенту группы «Амтел» Судхиру Гупте, требуя повышения зарплаты на 20%. После кризиса 2008 г. в регионе создавались особые комиссии, доначислявшие налоги малому бизнесу под угрозой уголовного преследования. Ну а, например, в прошлом году на фоне роста инфляции Тулеев публично обвинил работающую в Кемеровской области алтайскую торговую сеть «Мария-Ра» в завышении цен на продукты и добился закрытия нескольких ее магазинов. 

«Рукотворные» собственники

Администрация Амана Тулеева старается следить за составом собственников основных региональных активов. Например, в 2007 г., когда на шахтах компании «Южкузбассуголь» произошло две аварии, в которых погибло 146 человек, Тулеев открыто потребовал, чтобы совладельцы и топ-менеджеры компании Георгий Лаврик, Александр Говор и Юрий Кушнеров продали свою долю холдингу «Евраз групп», а последний полностью сменил менеджмент предприятия. Правда, говорили, что сделка начала готовиться еще за два года до аварии, но, так или иначе, Тулеев показал себя властью, стоящей над собственниками. 

Бывали случаи, когда аварийные и убыточные шахты власти почти насильно – хотя и бесплатно – передавали в собственность топ-менеджерам, как это произошло с бизнесменами Сергеем Бойко и Дмитрием Суслопаровым, ставшими владельцами шахты «Тырганская». Ранее от убыточной шахты был вынужден отказаться миллиардер Владимир Лисин. 

При таком активном участии в процессе распределения активов Аман Тулеев иногда буквально делает олигархов. Таким «рукотворным» мультимиллионером, вероятно, можно считать владельца многопрофильного холдинга «Сибирский деловой союз» (СДС) Владимира Гридина, который в 1980-х одно время работал под непосредственным началом Тулеева на Кемеровской железной дороге. Позже Гридин занимался бизнесом, сотрудничал с «Русским углем» Вадима Варшавского, но на рубеже веков Тулеев позвал известного ему Гридина взять одно из крупных угольных предприятий области – Черниговский угольный разрез (АО «Черниговец»). Сделано это было для того, чтобы «Черниговец» не попал в руки «Микома» братьев Живило. Сегодня интересы Гридина простираются от добычи угля до пансионатов, радиостанций, модельных агентств. Forbes оценивает состояние Владимира Гридина в $0,5 млрд (в 2012 г.– $2 млрд), вплоть до начала нынешнего года он был депутатом Госдумы от Кемеровской области. Кстати, сын младшего компаньона Гридина, президента СДС Михаила Федяева, Павел Федяев – тоже депутат Госдумы.

Другой «рукотворный» кемеровский олигарх – владелец «Кузбасской топливной компании» (КТК) Игорь Прокудин. Профессиональный горный инженер, он работал вице-губернатором в администрации предшественника Тулеева – губернатора Михаила Кислюка. После прихода Тулеева Прокудин ушел работать вице-президентом в одну из крупнейших угольных корпораций Кузбасса – «Кузбассразрезуголь» (контролируется УГМК Искандера Махмудова и Андрея Бокарева). В 2000 г. Аман Тулеев пригласил Прокудина управлять двумя государственными угольными компаниями – КТК и «Кенотэк». Но под эгидой государства бизнес шел не очень хорошо, и Тулеев предложил директору двух госкомпаний выкупить их. Сегодня Прокудин – один из богатейших людей в регионе, в 2013 г. региональное деловое издание «Авант-Партнер» оценило его состояние в 6 млрд руб.

Связям с Аманом Тулеевым во многом обязан своим богатством и кемеровский бизнесмен Тимур Цориев. Выходец из Северной Осетии, он начинал бизнес на Алтае, где его имя связывали с быстро разорившимся банком «Горный Алтай». Цориев, кроме прочего, был еще и идейным коммунистом. Он финансировал предвыборные кампании Тулеева и Зюганова, являлся постоянным спонсором компартии. Когда Аман Тулеев был министром по делам СНГ, Цориев работал в министерстве начальником управления. По возвращении Тулеева в регион Цориев начал заниматься бизнесом в Кемеровской области, сначала как банкир – владелец банка «Тойдон», одно время кредитовавшего областную администрацию, затем Тулеев позволил или предложил ему купить ряд угольных активов, и Цориев стал владельцем угольной компании «Ровер». 

Цориев верит в коммунизм, в его офисах видели портреты Ленина и Сталина и даже красное знамя, но при этом он отказывался финансировать социальные программы региона, на его предприятиях зарплата была часто ниже, чем в среднем по отрасли. «Мы с Аманом долгое время были очень близки, – говорил Цориев. – Вместе ели, рядом спали. Вместе выборы губернаторские выиграли. Но потом он очень изменился. Подхалимами себя окружил. Я сказал ему: Аман, ты не хан, а я не холоп, и Кузбасс тебе не ханство. Откуда культ личности такой, причем необоснованный? И разошлись как в море корабли». Такая позиция привела к тому, что предприятия «Ровера» замучили проверяющие, с которыми Цориев боролся своеобразно – то финансируя протестные действия населения, то жалуясь вице-премьеру Игорю Сечину. Война, кажется, не закончена до сих пор: у «Ровера» большие долги по зарплате, его деятельность постоянно лихорадит из-за проверяющих, последний раз в июле этого года по требованию Ростехнадзора один из разрезов «Ровера» был закрыт на 90 дней.

Кемеровский социализм

Третья важная составляющая правления Амана Тулеева – активная социальная политика, которую часто называют кемеровским социализмом. Хотя Кемеровская область – регион небогатый, доходы ее жителей ниже среднероссийских, но большое количество различных категорий населения получают всевозможные доплаты и социальные льготы, и недаром в соседнем Алтае, славящемся своими горными курортами, считают, что именно кузбасские шахтеры и льготники позволяют им развивать туристическую отрасль. «Важное достижение Тулеева – сложившаяся региональная модель социальной политики, – считает профессор Александр Коновалов. – Она включает в себя множество уровней и субъектов. Практически нет ни одной категории граждан, которая не подпадала бы под потенциальные возможности региональной помощи и поддержки. Молодые семьи, многодетные матери, защитившиеся кандидаты и доктора наук, активисты молодежных организаций – все имеют возможность получать единоразовые или постоянные социальные выплаты, премии, путевки и т. д.». 

Хотя есть и скептики. «Успех социальных программ несколько преувеличен и в целом скорее основывается на очень низком уровне притязаний небогатого населения», – считает Юрий Пустовойт. Но дело даже не в этом, а в том, что сейчас экономический кризис больно бьет по существующей системе. До 2007 г. темпы роста экономики региона были сверхвысокими, но от кризиса 2008 г. Кемеровская область так и не смогла оправиться, и начиная с 2012 г. валовый региональный продукт (ВРП) начал уменьшаться. В итоге средние темы роста ВРП за 16 лет (1998–2013 гг.) в Кемеровской области оказываются ниже, чем в среднем по Сибирскому федеральному округу (СФО) или по России. 

Если раньше среднедушевые доходы населения Кузбасса примерно соответствовали средним показателям по Сибири, то в 2014 г. они отстали – 19 800 руб. в месяц в Кемеровской области против 21 200 руб. в среднем по СФО – таковы последствия падения мировых цен на уголь и металлы. Под угрозой банкротства находится ряд предприятий региона – например, «Сибэнергоуголь» (контролируется СДС), Новокузнецкий вагоностроительный завод (владельцы – Андрей Бакай, Евгений Подъяпольский и Юрий Байченко), Южно-Кузбасская ГРЭС («дочка» «Мечела»). «Кузбасс по многим причинам оказался не готов к кризисным реалиям, – считает Никита Исаев. – Кемеровская область превратилась в монорегион, экономика совершенно не диверсифицирована и не адаптирована под кризисные изменения. Сказывается и снижение потребления, в том числе и угля, отказ от угля как энергоресурса XIX века. Нынешнее закрытие шахт и заводов – наглядное тому подтверждение». Жители Кузбасса на условиях анонимности признавались «Ко», что на основных предприятиях (за редким исключением) наблюдалось за этот период сокращение рабочей недели, высвобождение, сокращение премиальных выплат и пр.

Пытаясь поддержать уровень социальных расходов на фоне падения ВРП, власти Кузбасса после 2012 г. начали активно залезать в долги – за два года госдолг области более чем удвоился, достигнув 50 млрд руб. Это примерно 69% от доходов региона в прошлом году – в то время, как в среднем по России данный показатель составляет 33%. «Главная проблема последних лет – нарастание дефицита регионального бюджета, – поясняет профессор Александр Коновалов. – Уровень социальных обязательств, взятых региональным руководством перед населением Кузбасса, значителен. При этом Тулеев ни при каких обстоятельствах не считает возможным отказываться от тех мер социальной поддержки, которые были выработаны и адресованы различным незащищенным социальным группам». Впрочем, это не совсем так. На сайте Кемеровской администрации можно найти сообщения об отмене некоторых социальных выплат и льгот для различных категорий населения.

В непростой экономической ситуации кузбасские власти применяют свою излюбленную тактику – выбивают средства из федерального бюджета, командно-административными методами ведется работа с должниками по налогам и зарплате. Пытаются предпринимать и более прогрессивные меры – с прошлого года на Кузбассе развивают биомедицинский, агропромышленный, туристический и другие кластеры. Но к созданию кластеров Кузбасс приступил чуть ли не последним в стране, мера явно запоздала. Хотя Аман Тулеев в отсутствии конкуренции и выиграл выборы, однако неизвестно, сможет ли он с триумфом покинуть свой пост. Ведь судьба губернатора и судьба области сегодня зависят почти исключительно от конъюнктуры угольной отрасли. А она не радует. Мировые цены на уголь находятся на уровне многолетних минимумов. Начиная с середины 2013 г. австралийский коксующийся уголь (ориентир для всего мирового рынка) непрерывно дешевел. В 2014 г. он потерял в цене 20%, опустившись до $120 за 1 т, а с начала 2015 г. подешевел еще на 30% – до $80 за 1 т. 

Константин Фрумкин.

Оригинал

Оценить запись:
Рейтинг записи - 5.00 /5 (4 оценки)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: