Погода
на 26 июля
22°C
Курс валют
на 25 июля
$ 59.99
69.99
Ваш город:
Мнения

О нарушениях в ходе фальсификации

Занимаясь вот уже почти пять лет наблюдениями за выборами в Кузбассе и, будучи по натуре человеком весьма скептическим, я наивно полагал, что удивить меня Кузбасскими выборами невозможно. Но я ошибался! На следующий день после выборов 13 сентября я был не просто удивлен, но испытал самое большое потрясение за всю историю своих наблюдений. Я смотрел на результаты, и просто не мог поверить своим глазам…

Впрочем, обо всем по порядку. Выборы губернатора Кемеровской области (предсказуемые, как снег зимой в Сибири) –  это как раз тот случай, когда можно было сказать: «ничего не предвещало...».  Разве что поначалу была легкая интрига: будет ли  семидесятиоднолетний, несменяемый с 1997 года,  губернатор сам  баллотироваться на очередной, Бог знает какой, срок или  будет задействована операция «приемник». Итог этой небольшой интриги нисколько не удивил. Нет, конечно, с точки зрения здравого смысла, решение Тулеева  вызывает некоторое недоумение -  зачем в столь преклонном возрасте брать на себя ответственность за и без того, уже разоренный, доведенный до банкротства, находящийся на грани социального бедствия, регион в период наметившейся, явно затяжной и беспросветной депрессии. А мог бы уйти и остаться в истории чуть ли не самым «успешным» губернатором. Но это именно с точки зрения здравого смысла. К сожалению, с годами утрачиваются не только смыслы, но и здоровье.  Так что удивляться не приходится, тем более представителям моего поколения, чье детство прошло под аккомпанемент старческих причмокиваний дорогого Леонида Ильича, а юность – под аккомпанемент чарующей музыки Петра Ильича Чайковского и Фредерика Шопена, сопровождавшей затяжную «гонку на лафетах» кремлевских старцев.

Так или иначе, избирательная компания стартовала. Разумеется, она не принесла   никаких сюрпризов.  В самом деле, разве кто-то сомневался, что макаронная власть сделает все, чтобы не допустить к выборам неугодных кандидатов? Вот разве только в способах «недопущения» она проявила, надо отдать должное, некоторую изобретательность и новизну. Например, Региональное отделение политической партии «Демократический выбор» в Кемеровской области выдвинула кандидата на пост  главы Щегловского сельского поселения Кемеровского муниципального района Кемеровской области  Альшевича Глеба Сергеевича (напомню – в единый день голосования проводились выборы не только губернатора). Кандидат от партии «Демократический выбор» предоставил в избирательную комиссию Кемеровского района документы ровно в том же объеме, ровно такого же содержания, и такой же формы, что и в прошлом году, когда баллотировался в депутаты районного совета.  В прошлом году документы не вызвали никаких нареканий. А нынче избирательная комиссия Кемеровского района, напрягшись, выдвинула массу формальных претензий к представленным кандидатом документам в духе – «принесите справку, что Вы не верблюд», и отказала в регистрации. Разумеется, Глеб Альшевич и Кемеровское отделение партии «Демократический выбор»  подготовили мотивированную жалобу в Областную и Центральную избирательные комиссии. Но тут, совершенно неожиданно, некая Кузьмина Татьяна Леонидовна, также выдвинувшая свою кандидатуру на пост главы Щегловского сельского поселения, и которую до того момента Глеб Альшевич знать не знал и видеть не видел, вдруг прониклась странным сочувствием к своему конкуренту и 7 августа 2015 года подала иск в суд с требованием зарегистрировать кандидата от партии «Демократический выбор». А  12 августа 2015 года Заводской районный суд г.Кемерово вынес свое, вполне предсказуемое, решение – в удовлетворении иска отказать!

Не правда ли? Все просто и гениально – жалоба в вышестоящие комиссии потеряла смысл, ибо они не вправе отменять решения суда, а подать жалобу на решение суда Глеб Альшевич не может, т.к. даже не участвовал в судебном процессе ни  в каком качестве. Вот так: был кандидат – и нет кандидата!

Но опять-таки, ничего удивительного в этой истории нет – приемчик, хотя и относительно новый, но уже проверенный и испытанный. Достаточно вспомнить историю с точечными застройками в городе Кемерово (http://mapipiko.blogspot.ru/2015/04/blog-post.html). Намаявшись с назойливыми протестами жителей дома №27 на бульваре Строителей, во двор которого таки впихнули десятиэтажную новостройку, администрация города решительно отказала в выдаче разрешения на строительство 13-ти этажного жилого дома, расположенного по адресу: северо-восточнее жилого дома № 28а по бульвару Строителей, Ленинский район. Однако арбитражный суд признал отказ незаконным. И на все вопросы возмущенных жителей дома №28а администрация только руками разводит, мол, мы тут ни при чем – так суд решил.

И уж совсем не удивило, что кандидат на должность губернатора Артемьев Евгений Георгиевич, выдвинутый партией «Яблоко» не прошел так называемый «муниципальный фильтр». Для того этот «фильтр» и придумали, чтобы отделять всякие там подозрительные фрукты от благонадежных овощей. Соответственно, не удивило и то, что отфильтрованные кандидаты агитировали не за себя, а за своего … сказать «конкурента» - язык не поворачивается, в общем за кого надо, за того и агитировали. Впрочем, «агитировали»  - слишком громко сказано,  просто дежурно отработали свой положенный бесплатный эфир, а более ни в какой агитации замечены не были  (я, по крайней мере, не заметил). Информационные щиты, кроме как о дате выборов, ни о чем больше не информировали.

Унылый пейзаж предвыборной кампании иногда лишь скрашивали одинокие пикеты ЛДПР. И, само собой разумеется, что почти круглосуточная трансляция на местном ТВ того, как действующий губернатор чего-то кому-то вручает, кого-то награждает, кого-то ругает, чего-то открывает, строит на личные средства церкви и т.д. и т.п. – все это предвыборной агитацией конечно же не является. Агитацией являются только листовки, напечатанные, как положено на средства из избирательного фонда, например, вот такие.

Но, странное дело, избирательные комиссии вместе с приглашениями на выборы вручали избирателям программки,  дизайн которых как-то подозрительно похож на дизайн предвыборных плакатов одного из кандидатов.

И девиз, напечатанный в верхней части программки  как-то слишком сильно напоминает предвыборный слоган одного из кандидатов, вот только обрезанный на половину -  убрали фамилию кандидата. Видимо, чтобы никто не догадался, кто этот самый загадочный кандидат. И действительно, никто и не догадался: ни прокуратура, ни ФАС, ни ЦИК, ни даже, страшно сказать, президент, который вроде как бы даже где-то «гарант конституции»…

Но опять, все это нисколько не удивляет – мы еще хорошо помним, как на недавних выборах мэра города Кемерово избиратели находили в своих почтовых ящиках подметные письма якобы от имени Тулеева, с призывом голосовать за Ермакова (http://mapipiko.blogspot.ru/2013/01/blog-post_24.html). А потом наблюдатели находили пачки точно таких же  писем, ни где-нибудь, а в сейфах избирательных комиссий!   Что ж, последствия тех выборов всем хорошо известны. Я каждую весну пишу о том, как макаронная власть затапливает улицы города (http://mapipiko.blogspot.ru/2014/04/blog-post.html), сейчас на дворе осень, и пришла пора писать о том, как эта же власть те же самые улицы отапливает. Судите сами: город к зиме готов!

И не надо удивляться, ведь все оплачено! Все оплачено теми самыми избирателями, которые, судя по результатам выборов, уверены, что в повышении тарифов виноваты вовсе не тулеевские макаронные хозяйственники, а непременно Госдеп, бессовестно задирающий цены на свои никчемные зеленые бумажки!

Но вернемся к собственно результатам выборов. Результаты нисколько не удивили, да и чего было ждать, когда кандидаты от демократических сил заранее технично отстранены от выборов, а соответственно на выборах практически не было независимых наблюдателей. Наблюдатели все были свои, из числа надежных, проверенных лиц. Стесняться было некого – полный разгул демократии! Так что выборы прошли в полном соответствии с законами невероятности и фантастической статистики (http://newkuzbass.ru/blogs/post/analiz-vyborov-gubernatora), впрочем, как всегда.

Явка избирателей на выборах губернатора составила феерические 92,13%! Хотя одни только инвалиды от общего числа граждан, имеющих право голоса, составляют 12,0%, пожилые люди старше 70 лет составляют 11,2%, и это не считая занятых, приболевших, сутрамногопьющих, а главное тех, кто принципиально не участвует в так называемых выборах. Нет, конечно же, все больные, инвалиды, пожилые и даже сутрамногопьющие имели полную техническую возможность принять участие в выборах. Но вот, что примечательно: в 2013 году на выборах депутатов облсовета при явке всего 75,65% вне помещений избирательных участков (на дому) проголосовало 6,89% от общего числа избирателей, что составило  9,11% от количества избирателей, принявших участие в голосовании; а в этом году при явке 92% на дому проголосовало на 11% меньше, т.е. 6,14% от общего числа избирателей, или  6,66% от принявших участие в голосовании. Чем же можно объяснить сей парадокс: чудесами Кузбасской медицины, срочно поставившей на ноги всех лежачих и безногих, или отсутствием на выборах независимых наблюдателей и, как следствие, отсутствием необходимости прятаться от них в подъездах, впихивая в переносные ящики пачки бюллетеней? Думайте сами.

 Еще один примечательный факт – числа, характеризующие количество бюллетеней, обнаруженных во всех ящиках, как-то подозрительно часто оканчиваются на ноль.

Также часто оканчивается на ноль число избирателей, не принявших участие в голосовании.

Но особенно часто оканчивается на ноль число погашенных бюллетеней.

И действительно, чего заморачиваться – отложил в сторонку десяток другой (для круглого счета) бюллетеней, а все остальные  в ящик! Соответственно, не вызывает удивления ярко выраженная зависимость результатов голосования от процента явки избирателей.

Обращает на себя внимание, что зависимость результатов от явки (за исключением результатов Диденко) более выражена в диапазоне 40-55%. Возможно, это объясняется недостаточностью статистических данных, т.к. участков с явкой ниже 80% очень мало, но возможно и то, что результаты голосования подвергались дополнительной корректировке. В этом плане более показателен процент испорченных (недействительных) бюллетеней, который, как правило, более стабилен и реже подвергается искусственному воздействию. Действительно, до 55% зависимость количества испорченных бюллетеней от явки не просматривается, и только после 55-60% она приобретает явный линейный характер, из чего можно заключить, что реальная явка, скорее всего, была в районе 40%.

В общем, все как всегда, никаких сюрпризов. Да и в ходе голосования, никаких сюрпризов не было, тем более, как я уже сказал, демократические силы к выборам допущены не были.  Вот и я в этот раз не был ни наблюдателем, ни членом комиссии, а был всего лишь простым избирателем. Тем не менее, я решил пройтись по нескольким участкам Центрального района города Кемерово. На всех участках было довольно многолюдно, по крайней мере, больше чем на выборах депутатов в областной совет. Но в основном люди толпились возле торговых лотков, а в помещениях для голосования было пустынно. Где-то я вообще за все время пребывания (примерно 3-5 минут) не увидел ни одного голосующего,  где-то я увидел 2-3 человека. И это при том, что по данным избирательных комиссий на каждом из этих участков в помещении для голосования в итоге проголосовало более 1 500 человек (на одном из участков - 2 060 человек).  Нетрудно подсчитать, что для того чтобы за 12 часов через участок прошло  1 500 человек, каждую минуту с первой секунды работы участка до самого его закрытия должны голосовать чуть больше, чем два избирателя, чтобы проголосовали 2 000 человек, должны голосовать почти три человека в минуту. Конечно же, такого ажиотажа я не видел нигде.   

Обойдя несколько участков, я дошел до участка №338, что расположен в главном корпусе КузГТУ, на улице Весенняя, 28. На этом участке мне предстояло проголосовать самому. Поскольку голосовать было, все равно, решительно не за кого, а графу «против всех» давно отменили, я решил извлечь хоть какую-то пользу от своего посещения избирательного участка и проверить работу комиссии единственным доступным мне способом, а именно: попытаться незаметно унести свой бюллетень и посмотреть, будет ли в итоговом протоколе отражена разница между количеством выданных бюллетеней  и количеством бюллетеней, найденных в ящиках для голосования.

Как ни удивительно, но на участке №338 оказалось больше народа, чем на других участках, к одному из столов для выдачи бюллетеней даже образовалась очередь, человек 6 – 7, но у других столов не было никого. Как назло, мне тоже надо было именно к тому столу, у которого была очередь. Очередь продвигалась очень медленно, чтобы выдать один бюллетень, член комиссии затрачивала никак не меньше минуты (о двух голосах в минуту и речи не могло быть!). Связанно это было с нововведением, появившемся на избирательных участках города Кемерово в прошлом году (http://mapipiko.blogspot.ru/2014/09/1.html). Списки избирателей лежали не на столе, а на какой-то низенькой скамеечке позади стола (почти под столом), член комиссии, скорчившись, стараясь прикрыть своим телом эти списки от нескромного взгляда избирателя, с трудом находила нужную страницу, накладывала на  нее  трафаретку с прорезью и только после этого выкладывала книгу на стол, где избиратель должен был поставить свою подпись через ту самую дырочку в трафаретке.

Для ускорения процесса одна книга была передана на соседний столик, и как раз в этой книге оказался список избирателей моего дома. Я подошел ко второму столику и предъявил свой паспорт. Пока дама, выдававшая мне бюллетень, отвернувшись, искала где-то под столом мою фамилию в списках, я вдруг обнаружил, что дама за соседним столиком, отвернувшись от своих избирателей, повернулась так, что списки оказались буквально перед моим носом, и мне с моего места было отлично видно, как она листает страницы. Я принялся внимательно разглядывать списки избирателей. Дама за соседним столиком любезно пролистала перед моим носом никак не меньше десяти страниц. Разумеется, списки я видел вверх ногами, но их содержание меня нисколько не интересовало, интересовал меня только процент принявших участие в голосовании. В 16 часов по моей визуальной оценке страницы были заполнены на 20-25%.

Наконец, на свет была извлечена книга, в которой я должен был расписаться. Страница книги была стыдливо прикрыта трафареткой. Поскольку свое любопытство относительно процента явки я уже вполне удовлетворил, мне не было нужды поднимать скандал и отказываться ставить свою подпись через дырочку. Только в этом случае я мог надеяться уйти незамеченным. Умом я это, конечно, понимал, но так и не смог себя пересилить. Получать свои права через дырочку мне показалось настолько противоестественным и унизительным, что если бы я попробовал это сделать, то меня бы вытошнило прямо на книгу. Я отказался подписывать документ, которого я не вижу.

Вокруг сразу же собралась толпа из членов комиссии и наблюдателей (тех самых, из числа проверенных лиц). Тут надо сказать, что лица у наблюдателей были, действительно, проверенные; с такими проверенными лицами, даже удостоверение предъявлять не надо.  Мне стали что-то нудно объяснять про закон о защите персональных данных. Я ответил, что защита персональных данных – это их проблемы, а подписывать документ, с содержанием которого я не ознакомлен, меня не обязывает и не может обязывать ни один закон в мире. В общем, после недолгих пререканий, трафаретка была отогнута наполовину, так, чтобы я таки не смог узнать адреса своих соседей по лестничной клетке (страшная тайна!), но общее количество подписей на странице я вполне мог обозреть. На моей странице подписей было чуть больше, чем на других страницах, которые я смог увидеть - страница была заполнена примерно на 30% (еще раз напомню – по состоянию на 16 часов). Я поставил свою подпись и получил бюллетень.

Я понимал, что уже привлек внимание наблюдателей с проверенными лицами, которые с этого момента наблюдали не за выборами, а исключительно за мной. В общем, свой план, незаметно уйти с полученным бюллетенем я с треском провалил. Взяв паузу, я подошел к  информационному стенду, до того момента сиротливо висевшему в дальнем углу помещения для голосования. Как только я подошел к стенду, вокруг него тут же собралась толпа наблюдателей с проверенными лицами, внезапно заинтересовавшихся биографиями кандидатов. Но при этом они как-то не столько стендом интересовались, а все больше норовили прижаться ко мне. Но что с них взять, одно слово – выборы… какие кандидаты, такие и наблюдатели.

Окончательно убедившись, что мой план провалился, я понял, что мне остается только одно – тупо доиграть свою безнадежную партию до конца. Я положил бюллетень в карман и направился к выходу. Дорогу мне преградила председатель комиссии, громко заявляя, что я пытаюсь вынести бюллетень с территории участка. Я подтвердил. Тогда председатель комиссии стала громко подозревать меня в попытке совершить, по ее словам, «провокацию», а именно в том, что я собираюсь сбросить свой бюллетень на другом участке. Памятуя непреходящую библейскую истину:  «Не торопись языком твоим, и сердце твое да не спешит произнести слово пред Богом; потому что Бог на небе, а ты на земле; поэтому слова твои да будут немноги. Ибо, как сновидения бывают при множестве забот, так голос глупого познается при множестве слов» (Екклесиаст 5:1,2), я не стал ей объяснять, что ее слова лишь изобличают ее полное незнание избирательного законодательства, что голосование на другом участке – действие столь же бессмысленное, сколь и безобидное,  что на любом другом участке мой бюллетень будет считаться бюллетенем неустановленной формы, а в соответствии с п.11 статьи 68 Федерального закона № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» при сортировке бюллетеней участковая комиссия отделяет бюллетени неустановленной формы,  которые  при подсчете голосов просто не учитываются. Таким образом, на любом другом участке мой бюллетень  не мог бы оказать никакого влияния на ход (а тем более на исход) голосования. Впрочем, незнание председателем комиссии избирательного законодательства удивляет меньше всего. Своего незнания они никогда не скрывали, и никогда не стеснялись.

В итоге я был передан в руки родной полиции и препровожден в подсобное помещение избирательной комиссии. Мне был представлен для ознакомления акт, составленный избирательной комиссией о том, что я пытался вынести свой бюллетень. Акт был подписан членами комиссии и заверен синей печатью. По этому поводу я собственноручно написал письменное объяснение, в котором подтвердил свое желание вынести бюллетень с территории участка и оставить его себе.

После продолжительных телефонных совещаний (видимо со своим начальством) сотрудники полиции  таки убедились, что  у них нет никаких законных оснований препятствовать мне в моих намерениях. Единственно, они попросили меня погасить полученный мною бюллетень, что я с удовольствием и сделал, выразив тем самым свою гражданскую позицию, свое отношение ко всем фильтрованным кандидатам, да и к самим  выборам без выбора. Я перечеркнул бюллетень и заверил его своей подписью. Комиссия сняла копию с погашенного бюллетеня и благополучно вернула его мне, после чего я беспрепятственно покинул помещение избирательного участка вместе со своим бюллетенем, который и по сей день находится у меня.

Я думал, что на этом, собственно, мое участие в выборах губернатора Кемеровской области  закончилось. Но каково было мое удивление, когда я на следующий день увидел опубликованные на сайте избирательной комиссии результаты голосования на участке №338! Я действительно не мог поверить своим глазам! Количество выданных в помещении для голосования бюллетеней в точности совпадало с количеством бюллетеней, найденных в стационарных ящиках!

Как так?! Ведь сами же меня «поймали», сами же акт составили, сами объяснительную взяли, сами копию погашенного бюллетеня сделали и бюллетень вернули!! Ведь знали же, что моего бюллетеня в ящике для голосования нет и быть не может! Ведь знали (не могли не знать), что я обязательно проверю итоги голосования и, если что, просто так не оставлю! И все равно в итоговом протоколе пишут что попало! Такого номера я точно не ожидал. Это же надо – так глупо спалиться на ровном месте. Вот умеет же наша власть удивить там, где, казалось бы, давно уже удивляться нечему. Даже фальсификацию без нарушений провести не могут.

Естественно, я просто так это не оставил и подал заявление в Центральный районный суд города Кемерово о признании недействительными итогов голосования на участке №338.

На этом пока все. 

Другие публикации автора:

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 5.00 /5 (5 оценок)
Поделиться:
Комментарии
  • Фома Неверов
    // Фома Неверов
    Восхищает упорство Михаила в аналитике кузбасского бардака. Спасибо вам за этот адский труд.
  • Олег сейчас
    // Олег сейчас
    Персональные данные вполне можно и замазать.
Комментировать: