Погода
на 19 октября
3°C
Курс валют
на 18 октября
$ 57.36
67.37
Ваш город:
Мнения

Нужны ли России хорошие люди?

В минувшее воскресенье отметили День учителя. Сам я сегодня имею к школе очень косвенное отношение: дети выросли, бываю там только во время очередных выборов хоть кого-то куда-нибудь.

Хотя в семье полно педагогов, мама и отец  - очень классные учителя. Дед, который по татарской линии, вообще был до войны зав. районо в Рудничном районе Кемерова (по рассказам – ездил на служебной номенклатурной кобыле!).

У меня первое место работы после универа – директор сельской средней школы. При которой еще был интернат, куда свозили ребятишек,  часто населенных вошами, из семи, кажется, окрестных деревень. И после,  в областной газете – много писал про школу, учителей – в бурное для педагогики время учителей-новаторов, «Эврики» …

(В скобках  скажу: директорствовал  недолго, но с удовольствием. Кажется, недоиграв в детстве, готов был и сам с ребятней  пакостить, смеяться, прикалываться. Ходил в вольноотпущенной окладистой, неухаживаемой бороде. Не для солидности – из ненависти к тупизне лезвий «Балтика». Пятиклассники, курящие за углом школы, видя меня, спускающегося с пригорка, рассыпались в стороны: «Атас! Будулай идет!..»).

… Сегодняшнюю школу изнутри практически не знаю.  Поэтому все мои нынешние ощущения от нее – косвенные. Взгляд со стороны. То ли справедливый, то ли абсолютно неправильный.

Для меня сегодняшняя школа – «черный ящик», в который запускают новеньких первоклашек, и из которого выходит конечный продукт – граждане РФ,  завтрашние солдаты, послезавтрашние  начальники и их подчиненные.

 К празднику канал “Культура» (сделали же «гетто»  для культуры!  Создали – из хороших намерений – загон для «шибко умных, шибко культурных», сделавши практически всех их «персонами нон грата» на всем остальном телевидении.) – показал фильм про учителя, директора спецучилища (для знающих систему, не стоит объяснять,  с чем этот учитель имеет дело!)  Сергея Семенова. Лауреата международной премии Х.К.Андерсена. (В прошлом году премию получила королева Дании.)

 Мужик – сил нет сказать, какой  умница,  при хороших обстоятельствах – был бы Макаренко! Пацанов вытаскивает не с уровня плинтуса,  с уровня – на пару метров ниже. 

Из воспитанников  - Вася Лыкшин, рано умерший актер, которого, как мечту, воспитанниики, боготворят. И один из нынешних молодых членов  Совета Федерации. Сенатор стесняется  родства – ну пацаны и не настаивают.

Но, увы, Семенов – не Макаренко. Он может придумывать, как из гадкого утенка сделать лебедя,  у него рождается масса придумок («дом на полпути» - случилось трудно, можно выпускникам жить, работать, пока не одыбаешься, не взлетишь, как перезимовавший  в пещерке утенок).

  Не Макаренко, потому что никакого полезного, товарного производства он при сегодняшних правилах не может организовать: на одного пашущего – семь проверяющих, не украл ли чего директор?

У Макаренко в конечном итоге, если кто не помнит, случился абсолютный по сегодняшним временам «айфон» - фотоаппарат «ФЭД» и много еще чего полезного.  Даже в дзержинско-ежовско-бериевские  времена – случилось.

Семенов – удивительно крепкий парень, который может, кажется, все преодолеть – сказал: сегодня это не просто трудно - практически, невозможно!

***

 Мне грех жаловаться, повезло в жизни с учителями.  Учился в  Новосибирской физматшколе в эпоху Лазаревых. Фактически ощущал лазаревский дом – своим.  И не только я.

От Юрия Станиславовича набрался максим и правил жизни, которые после, выросши, произносил и своим детям.

Валерия Алексеевна – это вообще любовь на всю жизнь! Где-то там под ногами шустрила ясельная, пока не выросшая в телезвезду, Татьяна Лазарева. Но звездой была пока не она, ее мама.

Несколько лет назад написал для  одного российского методического журнала, где  у нее был бенефис (она оказалась не только нашей любимой училкой, но и очень серьезным методистом и автором школьных учебников), написал от имени учеников:

«Валерия Алексеевна Лазарева – уникальный педагог.

Конечно, мы в те годы пятнадцати-шестнадцатилетние дурни, ученики Новосибирской физматшколы – мало соображали, какими такими методическими приемами, какими штучками она ловила нас, учила и – природных физиков и математиков – делала лириками.  Какими ухватками заставляла весеннюю ребятню взахлеб анализировать  стихи или рассказ, развинчивать до шестеренок и винтиков, обнаруживать, что трезвой головой этого не понять, что не все объяснишь механикой – и начинала гореть душа, зажигаться сердце.

Какими ухватками заставляла заглянувшего в литклуб стесняющегося мальчишку сначала зайти, потом похихикать вместе со всеми, потом играть в спектакле – Чацкого ли, графиню ли бабушку – и защелкал, запел, перекатывает отрок соловьем грибоедовские афоризмы, губкой впитывая красоту классической русской словесности.

Этих штучек мы не понимали и не замечали. Потому что знали, чувствовали главный методический «прием», главный методический «секрет» Лазаревой.

Он банален, но крайне редко встречается в школе и в жизни. Это редкий талант – быть постоянно влюбленной в учеников. Идти от любови к любови. Вспоминать классы не по годам выпуска – по симпатичным мордам учеников и учениц, в которых искренне, избыточно, противу штатных обязанностей – влюблялась…

Могли ли мы, наадреналиненные, жаждущие любви и восхищения, не бросаться на этот свет искренней любви? Не тянуться к любящей нас душе?

Очумелым, нам она могла преподавать что угодно!

Редкая методика – восхищаться и любоваться своими учениками! Которой не научишь.

***

…Практически у каждого – или почти у каждого – были в школе любимые учителя. Беда лишь, что учили нас, каждого, 20-30 преподавателей, а вспоминаем – 2-3.

И были  они, не потому, что школа за них держалась. Не благодаря системе, а вопреки.

Когда-то, во время перестройки союзный министр образования Ягодин произнес приговор советской педагогике. И по тем временам смелый, а сегодня, кажется, еще более точный: «Самая реакционная часть общества – учительство!».

В том смысле, что нацеленное на воспитание ребятишек по лекалам тогдашнего государства – оно азартно, качественно исполняло госзаказ. Выдавало на-гора то борцов с космополитами, то строителей коммунизма, то павликов морозовых.  Свято верящих в мудрость начальства и никогда ни в чем не сомневающихся!

В девяностые, когда узда ослабла, обнаружился практически крах системы народного образования.

На выходе «черный ящик» начал выдавать «малиновые пиджаки», россиян, уверенных, что Солнце вращается вокруг Земли. Не очень-то задумывающихся перед тем, как сотворить подлость или преступление.

И это веселое поколение не проклятый Запад заслал, это наше, отечественное производство!

Каждый раз удивляюсь выборам. Большая часть избирательных участков – в школах. Где массово в избирательных комиссиях  - учителя. Год за годом соучаствуют в фальсификации, в воровстве голосов. И назавтра идут в класс с ясным взором  объяснять «про дум высокое стремление…».

Один из главных грехов советско-российского учительства – оно не научило, не старалось учить ребятишек искать причинно-следственные связи в окружающем мире.

Сунешь палец в розетку – долбанет. Если корову не кормить – сдохнет. Если тратить бюджет на производство танков – будет пусто в холодильниках.

Простодырость, безголовость населения – на совести школы. Может быть, не только школа виновата – но она виновата точно!

И это не исправишь, разыскивая по стране педагогов-новаторов, призывая учиться у них, проводя конкурсы «Лучший учитель года».

В стране нет ГОСЗАКАЗА на качественную школьную продукцию. Ну или – общественного заказа - на умных, честных, трудолюбивых.

Процветают – совсем другие.

Цинику живется легче, чем дурачку с принципами. Приворовывающий живет куда богаче работащего. Чтобы стать начальником,  совсем не обязательна избыточная  грамота.

Мальчик, пойманный на постановчной, «фейковой» борьбе с лесными пожарами – становится сенатором и вице-губернатором.

Списывавшие контрольные, мухлюющие на ЕГЭ, выйдя из школы,  списывают целыми диссертациями – и это не стыдно.

Школьные подлизы – бесстрашно славословят в адрес Главного Начальства и шагают по карьерной лестнице.

Общество  заказывает  неутомимых борцов за правду и справедливость? Честное  искреннее слово – приветствуется или наказуемо?

… Хорошо, если быучителя начали –таки заниматься политикой. Не насиловать политикой мозги ученикам (упаси Бог!). А объединившись, энергично сказать власти, обществу: «Страна! Мы можем, постараемся готовить умных, честных, любящих свою страну, уважающих соседей – граждан. Массово.

Скажите – оно вам действительно надо? Вы готовы дать таким людям жить так, как мы их научим?..»

Увы, рассчитывать, что учительство станет триггером перемен в обществе – легкомысленно. 

Значит, будем и дальше восхищаться «белыми воронами»  от педагогики, удивляться провалам народного образования в целом.  И надеяться на то, что новая, интерактивная доска, поставленная в классе, компьютерный класс, подаренный школе, единая школьная форма или еще что-то – резко повысят человеческие качества выпускников.

… Когда-то они назывались «шкрабами». Школьными, то есть, работниками. Слово, режущее слух – шкрябающее, крабообразное. В котором филолог услышит еще и «рабов».  Рабов системы, которой они и опора, и жертвы, и защитники…

 

Другие публикации автора:

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 5.00 /5 (5 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: