Погода
на 26 мая
11°C
Курс валют
на 25 мая
$ 56.31
63.15
Ваш город:
Мнения

Мы не сможем вечно уповать только на ресурсы, которые у нас есть

Бывший министр финансов Алексей Кудрин считает, что для роста российской экономики нужны современные структуры, современные подходы к инновациям, умение людей свободно мыслить и создавать новые продукты.

По подсчетам Росстата, в первом квартале рост ВВП составил 1,6%. Минэкономразвития в апреле резко понизило прогноз по всем ключевым макроэкономическим показателям. В частности прогноз по росту ВВП России был снижен с 3,7% до 2,4% в 2013 году, с 4,3% до 3,7% в 2014 году и с 4,5% до 4,1% в 2015 году. Многие независимые эксперты считают, что экономика России может войти в рецессию и отрицательные темпы роста во второй половине 2013 — начале 2014 года.

Бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин разделяет это мнение, при условии что правительство не начнет срочно предпринимать необходимые меры. О своей оценке состояния экономики России он рассказал 19 мая на семинаре «Школы гражданских лидеров», организованном Комитетом гражданских инициатив, председателем которого Алексей Кудрин и является.

Рост экономики замедляется

Очень важно понимать ту стадию в общемировом экономическом развитии, которую проходит сейчас Россия. Общие тенденции в экономике таковы, что ее рост замедляется. Мы не можем отклониться от этих тенденций развития и нам все равно придется идти в этих рамках, складывающихся в мире. Поэтому будущее очень во многом зависит от экономической политики, от выравнивания политической ситуации в стране, от доверия к власти, доверия к реформам.

Современный тип экономики основан на серьезной конкуренции, на высоких технологиях. От предыдущих технологических революций до будущих проходит все меньший период времени. И страны в рамках этих тенденций становятся ближе друг к другу. Нам многое не надо изобретать: оно уже есть, и нужно этим только воспользоваться. Но наша задача изобрести нечто другое, чем воспользуются другие страны. Иначе мы будем совершенно неконкурентоспособны.

Только за счет доходов от продажи нефти мы жить не сможем, тем более нефть роль свою в ближайшие 50-70 лет утратит, поскольку все структуры энергетики изменятся. В ближайшие 20 лет изменятся несущественно, а дальше кардинально. Согласно последним мировым прогнозам, учитывающих сланцевую революцию, Россия замедлится в своем развитии в ближайшие 5-7 лет. Технология есть, от нее уже никуда не деться. Эти технологии со временем дойдут и до нас, будут совершенствоваться, становиться все более экологичными и дешевыми, и будут использоваться во многих странах.

Я это говорю к тому, что мы не сможем вечно уповать только на ресурсы, которые у нас сегодня есть. Конкуренция, прежде всего в технологиях и инновациях будет главной в будущем, а для этого нужны современные структуры, с современными подходами к инновациям, к мотивации человека, к умению человека свободно мыслить, создавать новые продукты.

Я уверен, что будущий экономический рост и развитие в стране пойдет из регионов, и некоторые из регионов не будут ждать, когда в стране сложатся общие условия, а смогут использовать свои региональные возможности. Сейчас регионы находятся в разной ситуации административного давления. Кто-то быстрее из этой системы вырывается, но в целом система государственного управления сегодня отстает от вызовов эпохи, вызовов экономики и потребностей людей. Люди уже на себе стали понимать, что условия жизни и творчества отстают от потребностей.

У нас нет внутренних стимулов для реформ

Мало кто знает, что Правительство России вкладывает в науку больше чем правительство Японии, Великобритании, Канады в процентах к ВВП. Казалось бы при таких вложениях у нас должны быть мощная технологическая база, сопоставимая с научным потенциалом этих государств. Но разница  в том, что в тех странах бизнес вкладывает в инновации в 4 раза больше, чем правительство. А в нашей стране - в 4 раза меньше. Наш бизнес не чувствует, что именно фактор технологий станет решающим в их конкурентоспособности, выживаемости, доходности через 5-10 лет. Они не умеют прогнозировать и просчитывать на такой период. Сами тенденции в экономике настолько волатильно изменчивы, что они не понимают, что доля их творчества будет являться определяющим фактором будущей конкурентоспособности. Сейчас главную роль играют административный ресурс и другие внешние условия,  

Я полагаю, что жизнь изменится быстрее, чем мы ожидаем, и вот когда произойдут эти изменения, мы окажемся без задела в этой сфере. В этом главная опасность. Поэтому то, что провозглашено с точки зрения модернизации и инноваций совершенно справедливо, но насколько мы шаг за шагом создаем эту среду – это вопрос. Одним из условий развития является открытость общества, защита прав собственности, бизнеса, личности, приоритет творческих возможностей, приоритет предпринимательства перед другими факторами. Предприниматель должен понимать, что от его усилий, в конце концов, будет зависеть его успех. Если все это реализовать, то масштаб синергии предпринимательства будет таков, что мы устанем разрезать ленточки на открытии новых инновационных производств, которые будут создаваться.

Мы должны выстроить такие институты, где будет уменьшена роль административного ресурса в конкуренции, усилить роль предпринимательства, тем самым усиливая роль факторов, которые реально ведут к прогрессу и повышению конкурентоспособности. Есть некоторые неизбежные процессы, наступление которых можно оттягивать, не понимать, но они обязательно о себе заявят, причем в более тяжелом варианте. И если мы не будем понимать требования времени, мы можем потом придти к очень болезненным процессам в обществе.

Могу провести аналогию с 90-ми. Проблемы 90-х, которые сейчас зачастую оцениваются негативно, были не в неверных действиях экономистов. Эти проблемы возникли в предыдущие 20-30 лет, когда не были  осознанны те реальности, те вызовы, которые встали перед страной. Возможности страны и выбранной экономической модели снижались, а задел на будущее не делался. И эта экономическая модель удерживалась до конца. Поэтому трансформация произошла очень болезненно, путем утери центром полностью своей экономической власти и дезинтеграции СССР.

Переход к рынку был безальтернативным вариантом без подготовки: деньги не работали. В момент дезинтеграции СССР страна осталась без продовольствия, потому что Госплан прекратил работать и меры планового управления по обязательным поставкам из близлежащих республик прекратились. Так что шоковый вариант перехода к рынку был вынужденным. Мы свой вариант китайского пути проиграли и потеряли тогда.

Это всегда надо помнить, и сейчас нужно своевременно создавать те институты, которые будут способствовать реформированию политической и экономической системы, созданию механизмов обратной связи.

Мы, безусловно, прожили очень небольшой исторический период, когда бы мы могли выстроить эти механизмы: создали основные элементы рыночной экономики, настроили их на достаточно неплохие темпы экономического роста. Этому способствовала, конечно, благоприятная внешняя конъюнктура. 

Эта благоприятная внешняя конъюнктура пока ещё остаётся, но её фактор существенно снизился. Мы чувствуем, что у нас нет внутренних стимулов, потенции для реформ. В результате мы не сделали за последние годы достаточных заделов в экономическом росте. Мы уповали снова на распределение денег или даже расходы резервов. Поэтому сейчас, даже если засучить рукава, нам придётся года три или пять пахать, чтобы выйти на новые элементы эффективности. Они не достигаются одним решением. Это выстраивание институтов, выстраивание определённых механизмов. 

К сожалению, существующая  система не идентифицирует реальные проблемы и не настраивает на их решение: мы уже накапливаем большой негатив, и он скажется в ближайшие год–два–три. 

Нужно ли тратить резервный фонд?

Минимальные основы российского рынка сложились в начале 2000-х годов, при принятии законов, регулирующих экономику - налогового, бюджетного кодексов, закона о банкротстве и т.д. В 2002-2003 годах Евросоюз и США признали Россию, как рыночную экономику, пусть несовершенную. Бизнес наконец-то смог ориентироваться в экономических процессах: возникло большое количество предприятий частного сектора, прошла очередная волна перераспределения собственности, и у нас возникли зачатки среднего класса. Но мировые процессы, которые мы наблюдаем, как-то не реализуются в нашей системе.

Одна из причин, почему это происходит, связана с наличием у нас быстрых доходов от нефти и газа, которые создавали особые возможности для решения спроса. По мировым меркам мы пережили уникальный период, когда в 2000-х ВВП на душу населения был около 4 тыс. долларов, а сейчас более - 15 тыс. долларов. Рост ВВП в три раза, очень существенный, отразился в первую очередь на доходах населения: мы преодолели отставание 90-х годов. Избыток доходов от нефти создавал иллюзию, что количество денег, не качество, не эффективность, а именно количество, закроет наши проблемы. Это было проще. В тот момент эти ресурсы были под рукой.

Несмотря на то, что меня часто упрекают в слишком большой академичности, жесткости финансовой политики, у нас с расходы бюджета в некоторые годы росли на 30-40% в год на базе, накопленной за все предыдущие годы. Это было в 2006-2007 годах. 80% всех заработанных средств поступало на рынок и тратилось. Сейчас мы тратим 100% доходов. У нас остался небольшой накопленный резерв, 5-7 млрд. долларов может быть поступают в резервный фонд и сейчас, но тратим мы сотни миллиардов.

Желание потратить резервный фонд есть всегда. Даже сейчас. Я категорически против, поскольку это приведет к ухудшению ситуации в стране. Приведу пример: экспорт от доходов от нефти, нефтепродуктов и газа, в 2000-м году был примерно 50 млрд долларов. А уже в 2005 – 150 млрд, в 2008 – примерно 350 млрд. долларов. Это значит, что на рынок вносится 350 млрд долларов валюты, которая на этом рынке продается, а потом уже рублями платятся налоги, а остальные компании тратят на покупку других активов и собственные нужды. Доллары полностью остаются на валютном рынке, они куплены теми потребителями, которые хотят ввезти импорт. В результате такого предложения укрепляется курс. В 2000-м году у нас объем импорта составлял 60 млрд. долларов, сейчас 440 млрд. Вся наша нефтяная зависимость конвертировалась в импорт, причем в условиях укрепления национальной валюты, и, соответственно, большого импорта продовольствия. Из-за укрепления национальной валюты внутренним потребителям за счет рублей стало легче купить доллары и завезти импорт. Импорт стал дешевле. Это известный всему миру эффект, описанный как голландская болезнь. К сожалению, некоторым нашим управленцам он до сих пор не известен. Поэтому они и предлагают вносить еще больше долларов на этот рынок. Тогда будет завезено еще больше импорта, который положит на лопатки нашу экономику. Безусловно, все эти ресурсы можно использовать, но только равномерно.

Система ручного управления

Зачастую у нас неправильно называют государством сформировавшийся в последнее время некий класс бюрократов, который приватизировал некоторые возможности государства в ущерб народу. Россия прошла революционные изменения после ухода от модели СССР, но мы до сих пор находимся в промежуточном переходном периоде.

К сожалению, власть уровень проблем не вполне оценивает и понимает. Но даже если эти проблемы осознаются, нет системы управления, умения ее выстроить, чтобы все работало.

Например, есть некие правила формирования бюджета, но даже такой простой процесс не выполняется так, как надо, и ответственность за неэффективность, за невыполнение принятых программ не наступает. Я, будучи министром финансов, каждый месяц писал представления на кого-то, именно потому, что деньги выделялись, а цели проектов не достигались. Главная проблема в том, что нет  ориентированности на конечный результат.

Очень часто, через три месяца после утверждения правительством какой-то программы вдруг выясняется, что в нее забыли добавить важные пункты и заложить деньги. И спускается поручение премьеру, что нужно выделить еще 300 млрд. по строительству детских садов, и еще 200 млрд. на инфраструктуру для жилья, а детские пособия проиндексировать в два раза. Но все финансовые источники только что были распределены в рамках планирования федеральных целевых программ, и казалось, что это и есть те приоритеты, те цели, над которыми теперь нужно каждодневно трудиться!

 Неумение выбрать приоритеты, мгновенное нарушение принятых правил, существенное нарушение процедур принятия решений, например, выделение средств, такое сейчас происходит в правительстве постоянно. И вот все программы сокращаются на 5%, а объясняется это тем, что не учли элемент эффективности. Это все ручное управление, и никто за это не несет ответственности. Я бесконечно могу приводить такие примеры, и они существуют во всех сферах управления. К сожалению, у нас сегодня нет людей, способных перестроить систему государственного управления. Власть думает, что может принимать решения, спускать их, и они как-то будут исполняться.

Поэтому у нас все время авральная ситуация в той или иной сфере: сегодня мы строим детские сады, завтра боремся с ветхим жильем, послезавтра реформируем ЖКХ. В то время как 90% каждодневных текущих задач не выполнено, и входят в противоречие с предыдущими поручениями.

Мы не умеем управлять сложной экономической системой. Мы даже иногда принимаем правильные интересные законы, но у нас не складываются практики, мы не умеем ими пользоваться и регулировать отношения в рамках исполнения такого рода правовых норм. Таким образом, мы имеем устаревшую оболочку для совершенно новых отношений.

Вот сейчас в силу принятых ранее решений по зарплате, в ближайшие год-два регионы не потянут этот уровень обязательств. Я общаюсь с губернаторами, анализирую ситуацию формирования бюджетов. В этом году для повышения заработной платы на 200 миллиардов рублей все субъекты сокращают инвестиции по сравнению с предыдущим годом. Это ведёт к снижению темпов экономического роста.

Нужны ли нам госпрограммы?

 Госпрограммы это один из индикаторов, который наилучшим образом оценивает качество и эффективность государственных расходов. С 2014 года весь бюджет будет расписываться в рамках государственных программ. Но нынешнее правительство стало принимать программы вне рамок прогнозов доходов и расходов, и они стали нереалистичными. В декабре прошлого года утвержден трехлетний бюджет, а новые утверждаемые программы существенно выходят за рамки этого бюджета. Например на следующий год по всем федеральным целевым программам принятым объем финансирования выходит на 1 триллион 113 млрд рублей за рамки бюджета. Плюс в связи с тем, что темпы экономического роста будут ниже, чем ожидалось, доходы и прибыли тоже окажутся ниже, в следующем году ожидается недопоступление доходов примерно против плана от 500 до 700 млрд рублей. Тем самым не только на 1 трлн 113 млрд мы должны увеличить расходы, мы должны уж в следующем году найти какую-то форму решения обязательств. Реально мы встали перед проблемой, когда обязательств принято существенно больше, чем реалистичность их обеспечения. Это не позволяет полноценно реализовывать государственные программы. Стратегии, концепции и госпрограммы должны быть сбалансированы. Тогда всем понятно, что будет реализовано и стратегическое планирование работает. Пока такого нет, и мы наблюдаем безответственность правительства и его неспособность реализовать методы стратегического планирования.

Я не готов быть техническим исполнителем

Меня часто спрашивают, при каких условиях я мог бы занять пост премьер-министра РФ. Это непростой вопрос. Мне таких предложений не поступало, и та дискуссия, которая проходит в СМИ, меня очень забавляет. Это будет зависеть от политических процессов. Я, конечно, накопил серьезный опыт, у меня есть своя позиция. Наверное, некоторые решения я мог вы исполнить лучше, реализовывать какие-то новые экономические модели. Но пока я не разделяю некоторые позиции правящей партии, не согласен с некоторыми решениями руководства страны, и я этого не скрываю. Я не готов реализовывать любой курс или просто быть техническим исполнителем.

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 0.00 /5 (2 оценки)
Поделиться:
Комментарии
  • Алексей Трубочкин
    // Алексей Трубочкин
    Когда был во власти создал то, что сейчас критикует. Шизофрения или лицемерие не пойму?
Комментировать: