Погода
на 23 октября
-3°C
Курс валют
на 22 октября
$ 57.48
67.72
Ваш город:
Мнения

Молчание ягнят

Почти каждый уголок на Земле в какое-то определенное время дня, под определенным углом зрения смотрится лучше всего. (Здесь и далее цитаты из книги Томаса Харриса «Молчание ягнят»).

Свежеизбранный Совет народных депутатов Кемеровской области приступил к работе. Их там теперь не тридцать шесть, как было раньше, а на десять больше — и количество пока не переросло в качество, скорее даже наоборот, если продолжение законотворческой деятельности окажется таким же, как ее начало. Вместо того, чтобы наградить Тулеева очередным никчемным званием навроде «Губернатора Вселенной» или лишить его оппонентов еще каких-нибудь областных наград, они решили заняться привычным для современного народного избранника делом — заботиться о детях. Забота эта последние пару лет всецело строится на выдуманном Ильфом и Петровым «Союзе меча и орала», который в путинской России стал страшной реальностью — вчера кузбасские депутаты на своей второй сессии сразу в двух чтениях приняли закон Кемеровской области «О защите прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при усыновлении (удочерении) их иностранными гражданами и лицами без гражданства, постоянно проживающими за пределами Российской Федерации».

— Я услышала странный шум. Это был крик, что-то типа плача, как голос ребенка. Я спустилась вниз, на улицу, подкралась к сараю — мне было так страшно заглядывать внутрь, но я должна была...
— И что вы увидели, Кларисс, что вы увидели?
— Ягнят… Они кричали.
— Они забивали весенних ягнят?
— И они кричали… Я сначала попыталась освободить их — я открыла ворота в загон, но они не хотели бежать. Они просто стояли там, сбитые с толку… Тогда взяла одного ягненка и побежала изо всех сил. У меня не было ни еды, ни воды, и было холодно. Очень холодно… Я подумала, что смогу спасти хотя бы одного, но он был такой тяжелый. Такой тяжелый… Я не прошла и нескольких миль, как меня догнала машина шерифа. Фермер так разозлился, что отправил меня в приют в Бозмене, и я больше никогда не была на этом ранчо.
— Что стало с вашим ягненком, Кларисс?
— Он его убил.

Открыв ящик, Пандора выпустила все несчастия. Кроме… надежды.

Скорее всего, данный законопроект был готов еще задолго до выборов в Облсовет — Тулеев дожидался результатов голосования 8 сентября. Его логика проста — негоже отдавать на розыгрыш такую козырную карту членам заксобрания, которые вот-вот сложат свои полномочия. Новым старым депутатам нужно было бы с чего-то начинать — и в очередной раз разыграть кровоточащую рану международного усыновления под патриотичным соусом представляется вполне удачным политическим ходом. Который сейчас к тому же выполняет двойную задачу — администрация Кемеровской области пытается переключить интерес общественности от массовых фальсификаций на этих самых выборах, результатом которых и стал нынешний IV-й созыв совета нардепов. Тулееву, впрочем, прикрываться детьми не впервой — после трагедии на «Распадской» в мае 2010 года, власти, обеспокоенные протестными настроениями, выгоняли на время предполагавшихся народных сходов на городских площадях именно детей. Все лучшее ведь детям, ведь вряд ли кто-то из оппозиции посмеет испортить цветам жизни праздник.

«Единая Россия», как нас старательно пытается убедить областная власть, одержала на выборах убедительную победу, и ее плодами уже начала пользоваться. Если хилое кузбасское гражданское общество проглотит данный антисиротский закон, то уверенности в своих силах им это только прибавит — после него они действительно смогут принимать все, что захотят.

Заместитель председателя комитета по вопросам образования, культуры и национальной политики Облсовета Галина Соловьева логически обосновала этот законопроект следующим образом. Оказывается, в органы исполнительной и законодательной власти региона поступали обращения, касающиеся нарушений прав ребенка и свидетельствующие о жестоком обращении с детьми, переданными на воспитание в иностранные семьи. Соловьева также опиралась на публикации в СМИ, в которых рассказывалось о существующей в американских и европейских соцсетях «определенной схемы купли-продажи российских детей» — «Если ребенок разонравился или семьи не справились с его воспитанием, то на доске объявлений выкладывается информацию о ребенке. В результате дети, минуя специальные органы опеки, могут оказаться где угодно и с кем угодно, в том числе и в особых (нетрадиционных) семьях». Не хватает еще живописных рассказов а-ля Мария Арбатова о том, как детей из России разбирают в Европе на органы — без этого отчет Соловьевой является, конечно, неполноценным.

Я допускаю мысль, что подобная риторика уместна в дискуссиях умалишенных патриотов, но когда подобную ересь несет с трибуны законодатель, облекший данные предрассудки в соответствующий законопроект, то становится действительно страшно. Впрочем, большинство россиян моих опасений не разделяет — согласно данным ВЦИОМа, 68% респондентов поддерживают запрет на усыновление детей-сирот иностранными гражданами, и получается, что Галина Соловьева внесла на повестку дня не только чертовски актуальный, но еще и заказанный из низов общества вопрос. Меня, кстати, радует, что Кемеровская область не имеет границ с иностранными государствами, а то бы кузбасские депутаты ринулись исполнять еще один народный запрос — за введение цензуры и введение запрета на выезд за рубеж в обмен на повышение пенсий и зарплат в июле этого года высказались 43% опрошенных «Левада-центром». А тут какие-то сироты, но грабли, правда, все те же самые.

Я не сторонник той мысли, что с возрастом человек становится мудрее и набирается опыта, но что действительно приходит с годами, так это умение хитрить.

Полтора года назад Кузбасс уже попадал в ленты новостей — закон Кемеровской области «О защите прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при усыновлении их гражданами США и лицами без гражданства, постоянно проживающими на территории США» был принят Областным советом народных депутатов 5 июля 2012 года, то есть за шесть месяцев до подписания Путиным так называемого «Закона имени Димы Яковлева». Тогда еще в помине не было даже «акта Магнитского», к тому же отношения РФ с США еще не были накалены до предела. Побудительным мотивом для народных избранников стали трагичные случаи, связанные с иностранным усыновлением — с 1990 года трое кузбасских детей погибли в приемных семьях за рубежом (двое в США и один в Германии). Областные законодатели тем не менее сконцентрировались именно на США, делая акцент на том факте, что двустороннее соглашение между Россией и США, обязывающее американскую сторону отчитываться о воспитании ребенка, не было ратифицировано на тот момент. Заместитель председателя Облсовета Нина Зинкевич в красках описывала тяготы, которые несут кузбасские дети в иностранных семьях: «Попадая в другую страну, ребенок, как правило, не знает языка, традиций и культуры, ему не хватает тепла и заботы. При этом Россия юридически не может оказать помощь детям, попавшим в опасные и тяжелые условия». Но, как это часто бывает в Кузбассе, информация о том, что соглашение не ратифицировано именно российской стороной, заботливо утаивалась.

Кемеровская область для откатки этого закона была выбрана не случайно, тем более что есть регионы, где печальная статистика смертности усыновленных американцами детей-сирот исчисляется более внушительной цифрой. Американофобия губернатора, видящего в любой протестной деятельности в Кузбассе происки Госдепа (а также MI-5, «Аль-Каиды», мирового еврейского лобби — на выбор, как говорится), оказалась только на руку. При этом не нужно думать, что местные законодатели такие уж провидцы и знатоки политического контекста — чтобы это понять, достаточно немного послушать прямую речь провинциальных учительниц Зинкевич и Соловьевой, и сравнить ее со спичами членов комитета Госдумы промискуитету, педофилии и педерастии Мизулиной и Баталиной.

Эффекта разорвавшей бомбы тот региональный закон не произвел, и дело не в том, что его принятие состоялось в разгар сезона отпусков — безразличный к происходящему кузбасский обыватель проглотил в свое время даже массовые фальсификации на думских и президентских выборах. А тут какие-то абстрактные дети… Реакция если и была, то сугубо экстерриториальной — жестко отреагировали СМИ в Новосибирске и в Омске, в то время как местные медиа просто опубликовали пресс-релиз СНДКО с минимальным вмешательством в предоставленный текст.

Но вмешалась прокуратура, нашедшая в данном законе противоречия с федеральным законодательством — и уже 6 декабря 2012 года кузбасские депутаты были вынуждены признать свое амбициозное законотворчество утратившим силу. (Эту же участь, кстати, скорее всего ждет и новый антисиротский акт).

Поразительно, но этот одиозный, нарушающий Конституцию РФ и Семейный кодекс, областной закон горячо приветствовал кузбасский детский омбудсмен Дмитрий Кислицын, хотя ему в первую очередь должно быть известно, насколько важна ребенку семья, что около двадцати тысяч кузбасских сирот по-прежнему нуждаются в решении своих жилищных условий. Кислицина данная статистика, похоже, смущает мало, на своем сайте deti42.ru он с гордостью вывешивает лишь новости о том, как, например, глава госкорпорации Росдети Павел Астахов приводит в пример регион, когда речь заходит о «выдающейся заботе о детях». И второй заход кузбасских депутатов на ниву международного усыновления только приветствовал.

— Вы очень амбициозны, не так ли?! Знаете, кого вы мне напоминаете с этой дорогой сумкой и дешевыми туфлями? Деревенщину — хорошо отмытую, суетную деревенщину с плохим вкусом. Хорошее питание удлинило ваши кости, но вы не более чем в одном поколении от белого отребья с юга — не так ли, агент Старлинг? И этот акцент, от которого вы так отчаянно старались избавиться, — это же Западная Вирджиния! Кто ваш отец, дорогая? Он шахтер, от него воняет бараниной? И как быстро вами занялись мальчики — все эти липкие неумелые обжимания на задних сидениях машин, где вы мечтаете об одном: вырваться и убежать. Бежать, куда подальше — да хоть в ФБР!

Инициатива нынешнего законопроекта родилась в комитете по вопросам образования, культуры и национальной политики Совета народных депутатов Кемеровской области. Что ж, посмотрим на его численный состав. Членами комитета являются ректор Кемеровского Государственного университета Владимир Волчек, директор филиала этого же вуза в Новокузнецке Владимир Гершгорин, педагог-словесник в калтанской средней школе №18 Валентина Иванченко, заведующая в детском саде №1 в Ленинске-Кузнецком Анастасия Малюгина, советник губернатора по социальным вопросам, паразитирующая на проблемах ветеранов, заслуженный учитель РФ Нина Неворотова, заместитель директора Юргинского технологического института по социальной и воспитательной работе Алексей Леонтьев (бездетный, кстати), генеральный директор областной филармонии Людмила Пилипчук, заместителем председателя комитета назначена преподаватель русского языка и литературы Галина Соловьева, ныне всецело отдающая себя законотворческой деятельности. Если бы этот местечковый закон выносили на обсуждение предприниматели или шахтеры, вопросов было бы чуть меньше, но локомотивом людоедства в Кузбассе стали именно педагоги — и в этом есть свой чудовищный символизм.

В плоскости педагогики вчерашний законопроект, разумеется, даже близко не лежит — потому что любой учитель в первую очередь гуманист. Не лежит он в плоскости и патриотизма — потому что психофашизм никакой любовью к родине оправдать невозможно (и даже вудиалленовское «любить — значит страдать», тут, увы, не работает). Зато этой инициативе, вышедшей из под пера сеятелей мудрого, доброго, вечного, очень присущи черты политической проституции. Педагогов эта власть сломала первыми — они составляют фундамент нынешней политической модели, потому что их руками, с их молчаливого согласия фальсифицируются сначала выборы, а теперь, как видно на практике, и смыслы. И то, что антисиротский демарш в Кузбассе осуществлен именно работниками системы образования для политического сутенера Аман-Гельды Тулеева удача вдвойне.

Его кто-то вырастил. Кормил медом в теплом и темном месте. Его кто-то любил.

В этом году семьдесят семь кузбасских детей-сирот обрели семьи за рубежом: 38 ребят уехали жить в Италию, 13 — в Германию, семеро — в Испанию. Стали ли они от этого менее русскими, о чем так пекутся свежеизбранные законодатели? Вряд ли. Станут ли они более счастливыми? В большинстве случаев — бесспорно. Потому что уехали они не из России, а от путинского морока. И даже если их новые родители скроют от них место рождения, то генетическая память рано или поздно даст о себе знать. Но не уверен, что для некоторых это окажется важным и необходимым откровением.

Что может дать сегодня российское сироте государство? Агрессивную среду детдомов, где нет ничего и отдаленно напоминающего семейный уют — а зачастую наполненную насилием не только со стороны собратьев по несчастью, но и от педагогов. Насилия изощренного — не всегда, кстати, физического и сексуального, — психологического. Каким оно может быть, достаточно посмотреть на наших депутатов-педагогов. С совершеннолетием государство должно предоставить сироте жилплощадь, но от своих обязательств зачастую отлынивает. История жительницы Междуреченска Надежды Краевой, которая была вынуждена судиться с городской администрацией, чтобы на законных основаниях получить свои квадратные метры, не типична, но показательна ровно в той же степени, что и история любого другого ребенка, уехавшего за рубеж. Там, за бугром, безответственные родители могут забыть его в зной в закрытой машине, а здесь, на родине, чиновники всеми силами не хотят включать сироту в список на внеочередное получение жилья. У скотства вообще-то нет национальности, если на то пошло.

Беда в том, что сироты нужны этому государству как будущий ядерный электорат. С детства подсаженные на иглу подачек, они закрепляют в своем сознании опасный подход к жизни — существовании в состоянии, что им должны. Они не будут стремиться создать что-то свое — зачем, ведь прикрываясь статусом, всегда можно что-то попросить от государства. И власти прекрасно это осознают, и не менее хорошо понимают, что их нельзя отпускать в ту жизнь, где они смогут проявить себя нормальными людьми, которым будут не чужды ответственность и достоинство, гордость и убеждения. Их ведь не единицы — детей-сирот в современной России полтора миллиона.

А до того момента, как они станут платежеспособными членами общества, на них самих можно зарабатывать. Так получается, что все, к чему притрагивается своими грязными руками «Единая Россия», имеет под собой лишь одну цель — капитализацию. После запрета на иностранное усыновление детские дома постараются залить денежным дождем, но вряд ли их воспитанники увидят хоть копейку из тех миллиардов рублей, которые пойдут на заботу о сиротах — в этой системе давно работают тысячи людей, накрепко присосавшихся к финансовому государственному вентилю. Всепронизывающая коррупция в государстве не могла обойти стороной и воспитательные учреждения, и если кому в первую очередь выгоден антисиротский закон, так это чиновникам, связанным с системой образования — не исключено, что они и выступали его яростными лоббистами. Для их алчности теперь откроются новые перспективы — количество сирот уменьшаться не станет, зато нужно будет осваивать денежные горизонты так, как они привыкли.

И тиф, и лебеди — от одного Творца.

Как ни странно, в предвыборной программе Кемеровского регионального отделения Всероссийской политической партии «Единая Россия» на выборах в Облсовет во главу угла оказалась поставлена именно семья. «Основы нравственного здоровья людей, их способности к самореализации и созиданию, отношение к окружающим и своей Родине закладываются в семье», — раскрывали кузбассовцам глаза единороссы в своем манифесте. «Необходимо укреплять и широко пропагандировать семейные ценности, обеспечивать всестороннюю помощь многодетным семьям, тем самоотверженным людям, которые решили подарить свою любовь и заботу приемным детям», — определяли они в задачах на будущее. «Усиленно распространяемые сегодня течения вроде „чайлд-фри“, оголтелый карьеризм и потребительство противоречат нашим историческим и духовным корням. Это путь в никуда», — определяли они и то, с чем нужно бороться.

Удивительно, но реализацию своей программы они решили начать именно с тотального запрета на международное усыновление, не очень, видимо, понимая, что патриотичное «где родился, там и пригодился», для многих детей-сирот обернется предложением сдохнуть на родине. Иностранцы ведь усыновляют российских детей не для того, чтобы продемонстрировать кому-либо свою прежде всего материальную состоятельность — это вопрос национальных культуры и сознания, а следовательно — идентичности. И это то, чего в культуре русской нации на данный момент уже почти нет, и в ближайшие годы, похоже, массово не появится — сопереживание и соучастие сначала всячески убивались при совке, а наклевывающуюся сегодня гражданственность всячески старается растоптать именно государство. В царской России сиротства как всепоглощающего явления, кстати, не было — оно появилось даже не во время Первой мировой, а гораздо позже, когда красные комиссары выкашивали города и села, насаждая свою идеологию; врагов народа — в ссылку, их детей — в детдома. И эта родовая травма российского общества еще будет долго давать о себе знать — необходима не только смена поколений, но и смена элит во власти, которые бы смогли дать стране понимание об иных ценностях.

Что сделали кузбасские депутаты для детей-сирот? Может быть каждый из них взял шефство над сиротским приютом, может быть кто-то из них решился на важный поступок в жизни и усыновил ребенка из детского дома? Учитывая, как выстроена кузбасская пропаганда, об этих случаях трубили бы сейчас на каждом углу. Но молчат — потому что нечего сказать. Депутаты считают, что иногда достаточно учредить ряд региональных наград, и на этом забота властей о ячейке общества выполнена. «Мы — первый регион в стране, где учреждены медали „За достойное воспитание детей“, „Материнская доблесть“, „Отцовская слава“. Эта работа будет продолжена», — пишут они в своей предвыборной программе. То есть ждите новых медалей и новых разговоров. Все как всегда.

— Большинство серийных убийц хранят какие-то трофеи своих жертв.
— Я так не делал.
— Да, доктор Лектор. Вы своих съедали.

Иногда безразличие может быть лишь способом избежать гнетущей человека тоски и душевной боли, поэтому нельзя путать его ни с врожденной глупостью, ни с усталым равнодушием привыкшего к роскоши ребенка.

Кузбасские депутаты рано или поздно ответят за этот закон: путинский режим не вечен, хотя им, яростно уверовавших в последнее время в бога, явно придется держать слово уже перед другими инстанциями. Вообще, это еще одна примета нынешней власти — одной рукой совершать подлость, а другой при этом неистово креститься.

И когда государство с азартом педофила начинает вмешиваться в жизнь семей и обеспокоиваться судьбой детей-сирот, то почему-то почти всегда получается такая вот история. Вчерашнюю новость о принятии закона партийные СМИ подали ведь вместе с этим прекрасным заголовком — «Усыновление детей-сирот — внутреннее дело России». Кто бы спорил, но, наверное, для начала было бы неплохо дать этим сиротам хоть какую-нибудь альтернативу, помимо детского дома — потому что эту внутреннюю проблему решали главным образом внешние усыновители. Теперь в отдельно взятом Кузбассе такая проблема больше остро не стоит. Потому что педофилы, в отличие от государевых слуг, детей, пожалуй, действительно любят.

Итак, Кларисс, ваши ягнята теперь молчат?
Другие публикации автора:

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 4.88 /5 (41 оценка)
Поделиться:
Комментарии
  • Дмитрий Миропольцев
    // Дмитрий Миропольцев
    не «нашего» ли пока еще мэра на последней фотке из угла рыжие усики торчат? помнится встретил он АГТ в городе на День Шахтера «у белых тапочках», т.е белых туфлях. В дубак. с того момента и началсиь в Калтане спполшные цитаты «классиков».
    А так именно эту фотку и стоило на баннеры перед выборами, про команду. без фотошопа. Думаю тогда все 99% было бы.
  • Михаил Анохин
    // Михаил Анохин
    Написано профессионально. Но в глубину не погрузился. Дело в том что классическая демократическая система в эпоху интернета и других медийных ресурсов уже не работает.
    Говоря языком не любимого Вами губернатора, то есть «балалаечным», можно сказать и так: представительная власть в персоналиях совершенно не нужна. Тем более основанная на партийной, или общественной основе.
    Взамен её должны быть развиты системы социологических измерений. Должны быть социологические организации профессионально проводящие эту работу. Организации сертифицированные и входящие в профессиональный союз, скажем СОЦИОЛОГОВ.
    Главы исполнительной власти должны избираться прямым голосованием в несколько туров. В первом любой может быть зарегистрирован, выдвинутый на общем собрании коллектива числом не менее сотни человек, ограничения минимальные.
    Во второй тур выходят десять по рейтингу. В третий тур только двое набравшие большинство голосов.
    Время между турами минимальное — подсчитали голоса и вперед.
    Это единственная уступка прежней системе демократии, которая тоже может быть заменена прямым голосованием со своих персональных компьютеров…
Комментировать: