Погода
на 26 июля
22°C
Курс валют
на 25 июля
$ 59.99
69.99
Ваш город:
Мнения

Миф о геенне огненной

Самые сложные темы всегда достойны шизофрении. Один мой дед рассказывал о расстреле. О том, как подошёл и шлёпнул выстрелом в затылок какого-то злодея. Не «врага народа», -обычного уголовника. Мне трудно представить, чтобы дед врал, потому что здесь и начинается шизофрения.

На фотографии – семья бабушки. Самой Серафиме тут всего 13 лет. А вот второй справа – солидный усатый мужчина в галстуке – мой прадед Бронислав. Через девять лет после снимка его расстреляют как врага народа. Скрипичный мастер, интеллигент, к тому же польский еврей – как тут не  расстрелять. Потом, конечно, реабилитируют.

Антураж для фото подбирали, видимо, всей деревней – тут тебе и лошадь, и швейная машинка, которую совсем недавно выбросили. Это была другая эпоха – без гаджетов, без Интернета с вики-сайтами про НКВД-шников или про «пятую колонну».

На каком этапе выпала та мразь, которая постановила расстрелять прадеда, зная о его невиновности – никто в нашей семье не знает. Возможно, одна мразь сидела в «тройке», выполняя разнарядку на количество расстрелов в том далёком белорусском селе. Другая сволочь приставила ствол к  затылку. Быть может, вся цепочка палачей знала, что убивают невинного. Только у  них план – убить сегодня ещё пару сотен, и разбираться некогда.

В семье никогда не было разговоров о «прощении». Можно прощать фашиста, сжигавшего деревни в той же Белоруссии? А с какой стати прощать подонка, в мирное время расстреливавшего соотечественников так, что наган перегревался?

Быть может, он ещё жив. Шамкает что-то родственникам, потерял уже и разум, и память. И, казалось бы, чёрт с ним. Бог, если он есть, накажет, а земной суд столетнему маразматику ни к чему, а дети и внуки за него не в ответе.

К тому же, как справедливо полагают журналисты, лишнее упоминание репрессий подстегнёт новых желающих выстрелить в затылок, новые «тройки»  — такова история земли российской. Или журналисты полагают несправедливо.

Я бы не простил этого шамкающего старца. Если уж  Христианство отказывается от идей всепрощения, то куда мне, простому смертному. Способен отсидеть тюремный срок – сиди. Неспособен – доживай свой поганый век и  сдохни – разжалованным во всех наградах, лишённым всяких привилегий, а главное – осуждённый обществом — как Чикатило, как другие маньяки-убийцы.

Пусть твоей семье, которая за тебя не в ответе, будет хотя бы стыдно за такого деда. Пусть никогда в голове твоей маленькой правнучки не  родится мысль: «а вот мой бы дедушка вас всех…» Потому что засмеют.

Конечно, это общество мечты. Общество, которого нет в России – мы потеряли его в девяностые, не осудив сталинизм так, чтобы фашизм в гробу перевернулся. Теперь этого общества и не будет – новых сталинцев, уверенных в  правоте своего кумира, всё больше, ряды их всё шире и крепче, и где-то там уже отсвечивает воронёная сталь наганов.

У них достаточно легенд, у них не хватает одного – знания цифр. Между тем открытых источников достаточно, чтобы ужаснуться большевистскому террору. Репрессии – давно аксиома, о которой в приличном обществе не спорят, это дважды два, это формула воды.

Мой дед рассказывал мне о расстреле. О том, как «шлёпнул» уголовника выстрелом в затылок. Был какой-то праздник, дед напился, рассказывал мне эту историю и плакал, и повторял:

— Ромочка, так нельзя… С людьми так нельзя… Так неправильно…

И что-то ещё. Дед всю жизнь был военным, и всю жизнь ему удавалось быть пацифистом. «Только настоящий солдат может искренне ненавидеть войну».

Мы им каждый раз прощаем массовые зверства. И каждый раз они получают новые ощущения, новые чувства даже от своего желания «перестрелять пятую колонну». Они помпезно ставят маньякам памятники, цепляют на себя символику маньяков, вскидывают руки в приветствии новым полоумным убийцам.

Я не прощаю. Я хочу, чтобы убийца моего прадеда Бронислава Лубинского умер опозоренным. Хочу, чтобы память его была навсегда опорочена. Чтобы сотни тысяч сталинских жертв не остались забытыми. У нас есть министр культуры, который любит красивые мифы. Пусть он придумает красивый миф про ад, где извиваются в геенне огненной тысячи и тысячи палачей. Пусть хоть однажды выполнит свою работу.

Простим тех – простим и новых. Со свастикой на рукаве, или с  серпом и молотом, — один чёрт. Эти ряды неразличимы, и сегодня они готовы убивать просто потому, что это «прикольно». Моего прадеда расстрелял тот, что с  серпом и молотом. Несколько родных братьев моих дедов погибли от тех, что со  свастикой. Наверное, им тоже было «прикольно».

Нет нужды им мстить. Нельзя их прощать. Простите тех – к вам придут новые.

Оригинал

Другие публикации автора:

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 5.00 /5 (5 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: