Погода
на 23 октября
-2°C
Курс валют
на 23 октября
$ 57.45
67.44
Ваш город:
Мнения

KEMEROWO, кладбище военнопленных

Однажды, проделав путь от Комсомольского проспекта до больницы №4, и сдав живьем пациентку врачу санпропускника, бригада скорой помощи остановилась передохнуть, чтобы почувствовать под ногами твердую землю, и уложить мозги на место.

- Там, за кустами, немецкое кладбище, - неожиданно сказала фельдшер Люба. – Военнопленных, которые Кемерово строили.

-  Мемориал? – спросила врач.

- Нет, так, просто кресты.

- Так надо позвонить в немецкое посольство, сообщить, - сказала врач, заметив, как вздрогнул от этих слов водитель. – Пусть приедут, наведут порядок.

Тут водитель заулыбался: понял, что девочки шутят. Наводить порядок – это юмор.

- Обязательно надо сходить, посмотреть, - сказала врач.

- Иди, сходи, - сказала фельдшер Люба. – Может,  башку кто-нибудь оторвет.

***

Больницы №4, бывшей МСЧ-12, в поселке Предзаводском города Кемерово нет ни в одном туристическом маршруте. Она непрезентабельна во всех отношениях, как и сам поселок. Неподготовленному туристу ступать на эту территорию столицы Кузбасса опасно: психика может не выдержать, да и местные жители большие оригиналы.

Нет смысла рассказывать историю поселка, в каждом кубическом сантиметре которого вся таблица Менделеева в ядовитых окислах и основаниях на миллионы долларов. У местных жителей даже формула крови другая, отличная от всех жителей Земли. Но это секретная информация.

Странно, что больница №4  вообще еще существует. Не удивлюсь, если узнаю, что на бумагах ее уже нет, например, снесли много лет назад, по указанию губернатора Кемеровской области Тулеева А. Г., как позор семьи, или как ветхое жилье.

От Бульвара Строителей до больницы №4 кратчайший путь через весь город 15 километров. Столько же обратно. Едем через центр города: светофоры,  пробки, троллейбусы, маршрутки, трамваи, пешеходы, - коротко, это ад. С хорошим пациентом три раза можно обернуться на тот свет и обратно, пока везешь.

Тем ни менее, больница №4 работает, дежурит по городу. Чего ей это стоит, другой разговор. Возможно, ей помогает жить неведомая сила, или духи предков.

***

Впервые я столкнулась с фашистами в Морковкино. Пионерский лагерь для детей работников образования находился в типичном лагере для заключенных в глухой тайге. Дорога  такая:  50 км от пристани Кемерово вниз по Томи на катере, потом пересадка в кузов грузовика с чемоданом, полчаса по грунтовой дороге, проезжаем через Морковкино, и дальше, пару километров вглубь тайги.

Бревенчатые бараки, столовая, камера хранения для чемоданов на сваях посреди лагеря, таежная речка вместо умывальников, футбольное поле и больше ничего. В дождливые дни у нас было одно развлечение: рисовать и вырезать бумажных кукол и платья для них. А в другие дни мы гуляли по территории, и по большей части развлекались созерцанием красот окружающей природы, не выходя за забор из штакетника.

Немецкие слова, вырезанные на черных бревнах задней стены барака, появились неожиданно, как клад на чердаке, как ржавый нож в кустах, как чужая записка в старой книге. Мы остановились и долго  разглядывали таинственную надпись. Она была красивая.

Через час мы перестали думать о находке, забыли о ней.  Находка не забыла о нас, врезалась в память. Культура, знаете ли, действует исподтишка. Конечно, мы понятия не имели, что там написано, но немецкие длинные слова узнали, сообразили, как узнали бы иероглифы. Немецкий язык в школах СССР изучали, особенно в КГБ, но без всякого удовольствия.

Немецкие буквы на стене барака означали пленных фашистов, которые работали в этой тайге и жили в этом лагере до нас. Это было совсем не страшно.

Жизнь изменилась. Идея побывать на кладбище военнопленных в наше время  сама по себе довольно-таки экстравагантная, а учитывая территорию, на которой оно находится, просто самоубийственная. Я обдумывала этот поход 10 дней. Так случилось, что в большие выходные у меня появились компаньоны моего возраста. Мы скачали маршрут из интернета. Купили питьевую воду, печенье, карамель и салфетки для рук. Дождались хорошей погоды.

Дорога на трамвае заняла примерно полчаса. Еще полчаса мы искали тропу, нарисованную на карте. Ее нет. Каждую минуту я боролась с компаньонами, которые пытались спросить дорогу у местных, или начать снимать фильм о городе после бомбежки. И все же мы нашли это кладбище.

Кроме нас, там не было ни одной живой души. За больницей №4, за забором, которого, собственно, и нет, находится пустырь и заросли, а за ними -  кладбище военнопленных Второй мировой войны. Мемориал.  Отдельно памятник японцам. Отдельно памятник венграм. Кресты и плиты: немцы, австрийцы, румыны, японцы, венгры, украинцы. Дешевая рабочая сила, строители, химики, шахтеры.

Наступает момент, когда каждый может сказать: нет слов, одни вопросы.

??? Почему так? Нет имен на этом кладбище, только цифры. Названия лагерей. Национальности. Страны. На каменных плитах вырезаны немецкие буквы, русские буквы, а читается одинаково: ПАДУНКА,  SELENOWKA, ТОПКИ, KISSELJOWSK, УНЬГИНСКИЙ, PROKOPJEWSK, КРАПИВИНСКИЙ,  TOPKINO, ТЫРГАНЬ,  KEMEROWO…  Бродят по кладбищу безымянные духи и мечтают о возвращении домой.

Вера Сидорова. Город Кемерово. Страна Россия.

 


Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 4.40 /5 (10 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: