Погода
на 23 октября
-3°C
Курс валют
на 22 октября
$ 57.48
67.72
Ваш город:
Мнения

Игра в Родину

Власть больна, власти нужна сменяемость; партия жуликов и воров, "путинуходи"… Митинги на Болотной, митинг в Марьино.

Старый барин зазря не орал — он старался народ ублажить
Песня

Прекрасная риторика. Для демократического государства. Для государства вообще. То есть для того, чего в России нет. В России существует корпорация, крупнейший в мире монополист. И если эта корпорация называется "Государство" — такое "Государство" абсолютно здорово.

Любая корпорация стремится к монополии. Даже если понимает, что монополия губительна. Корпорации больше некуда стремится. Ограничить её могут сторонние силы, либо она развалится изнутри, но произойдёт это с обязательным большим шумом.

Как любой крупный бизнес, российское государство вынуждено брать на себя социальную ответственность. По уставу России — конституции, социальная ответственность является основой основ. Но государство как бизнес не может базироваться на благотворительности. Благотворительность не приносит дохода и хороша только в качестве public relations, дополнительного ресурса имиджевой рекламы.

Монополии вряд ли придёт в голову культивировать для себя конкурентную среду. Создавать конкуренцию внутри себя, поощрять соперничество между сотрудниками и подразделениями, доносительство, борьбу за карьерный рост — вполне для корпорации логично. Нелогично прилагать усилия для создания на "своей земле" других корпораций.

СМИ необходимы для информирования клиентов и сплочения сотрудников. Второе важнее. Построить эффективное корпоративное СМИ, не захлебнувшись в бесконечном самолюбовании, крайне сложно. Газету, в которой сплошь нагромождение рекламы, финансовых отчётов и панегириков руководству, никто не станет читать. Поэтому в такую газету помещаются кроссворды, гороскопы, анекдоты, криминальные новости. Допускается внутрикорпоративная критика — опять же для обострения соперничества. Вместе с тем важно укреплять общий дух — для предотвращения любых внешних угроз или внутреннего "расползания". Невозможна даже тень сомнений по поводу незыблимости корпорации в целом.

Независимые средства массовой информации также годятся для решения внутренних проблем, и превосходно играют роль спарринг-партнёров. Они не могут быть массовыми — в них нет анекдотов и кроссвордов, слишком много серьёзности и тщедушного протеста. Они всего лишь забавны, а при известной прыти — откровенно враждебны.

Соперничество в компании непременно выходит за рамки основной деятельности. Как правило, это спорт. Спортивные состязания преследуют две цели: вызвать в каждом сотруднике стремление стать лучшим и приносить всё больше пользы компании, и показать, что "вместе мы — сила". Проигрыши в спорте другим корпорациям воспринимаются болезненно, разбираются на самом высшем уровне. Принимаются решения о наказании либо финансовых вливаниях в сторонних тренеров. Нередко спорт так увлекает руководителей отделов и даже компании в целом, что забывается и забрасывается основная деятельность.

Какие товары и услуги производит корпорация — не важно. Важно контролировать рынок и при необходимости захватывать дополнительные территории для торговли. Запускать на свою территорию конкурентов можно и нужно — за долю и на своих условиях. Более того — не так важен и бюджет монополии, и благосостояние рядовых её членов. Главное, чтобы у них не было реального выбора и возможности принятия решений.

Чем крупнее компания, тем большую роль играет безопасность. Соответствующие службы полностью копируют все методы государства: создаётся низовая охрана, тайная полиция, "отряды самообороны" из числа особо проникшихся духом. Для зашиты собственного рынка и захвата чужих — некое подобие армии, по возможности безбашенной, с профессиональной основой и отмороженной пехотой.

Корпорация вынуждена проявлять публичную заботу о вышедших из строя сотрудниках — от грузчика до солдата-наёмника. В этом нет никакого пафоса и милосердия — только расчёт. Генеральный директор, целующий мальчика в пупок или руководитель филиала, публично раздающий старикам велосипеды — всё это циничные маркетинговые телодвижения, поддерживающие лояльность действующих наёмников.

Интеллектуальный уровень корпорации не играет существенной роли. Но компания вынуждена самостоятельно организовывать досуг своих сотрудников и даже оплачивать этот досуг — опять же на уровне кроссвордов, гороскопов и анекдотов. Стихийные культурные всплески аккуратно берутся под контроль, поскольку имеют потенциальную угрозу культуре корпоративной.

Религия нужна в той мере, в которой она обосновывает философию корпорации. Известно, что верующие люди легко управляемы, как всякая толпа, одержимая одной идеей. При этом любая секта, любое неподконтрольное религиозное движение жестоко подавляется, — даже небольшое количество фанатов "чужой" идеи может внести хаос и разброд внутри корпорации.

Корпорация — не тюрьма и не рабство. Всякий труд оплачивается, и всякий человек ценится, пока он полезен корпорации. Оплачивается и ценится настолько, чтобы сносно существовать, осознавая невозможность и опасность серьёзных перемен.

Назревшие внутри компании проблемы по возможности решаются. Бессмысленно обращаться к генеральному директору с требованием изменить саму структуру компании. Не стоит упрекать руководство в чрезмерном обогащении — иначе для чего существует корпорация?

Глупо требовать  смены генерального директора путём голосования простых рабочих. Такие вопросы решаются договорённостями или сложными интригами на высшем уровне.

Ни при каких обстоятельствах вы не сможете воздействовать на владельца или руководителя бизнеса с позиций нравственности и морали. Люди, занявшие столь высокие посты, не могут позволить себе роскоши морали и щедрот нравственности. В конце концов, у них совсем другая задача — постоянное укрепление собственного влияния на рынке.

Мнение других государств воспринимается как мнение конкурентов. Оно не может быть хорошим — конкуренты не желают добра. Плохим оно быть тоже не может — это игра, в которую, по мнению президента, играет весь мир.

Чем сильнее становится корпорация, тем меньше в ней возможностей для манёвра. Корпорация не может взять и превратится в демократическое государство, или хотя бы в некоммерческую структуру с выборным управлением. Любая смена власти приведёт к краху всей системы, потому что система планомерно уничтожала  возможности замены себя. Крах зацепит всех — руководителей, силовые структуры, простых сотрудников. Понадобятся годы хаоса и жёсткого естественного отбора, чтобы заново построить систему управления.

Будет ли эта новая система демократической? Скорее, нет. Эволюционный естественный отбор выносит на поверхность самых злых, жестоких, умных. Революционный не всегда требует ума, но обязательно — подлости.

Всё, что написано выше — давно осмыслено философами, экономистами, историками. Читатель будет прав, упрекая меня в примитивности изложения, в непрофессионализме, в стремлении свалить несколько дисциплин в одну кучумалу.

Я не сделал никакого открытия, но хотел бы разрушить наивные иллюзии: никакой демократии в нашей стране нет и не будет. Государство рассматривает народ как рабочую силу, как средство достижения своих сугубо утилитарных целей.

Народ никогда не видел такой структуры власти, при которой чиновник является наёмным управленцем налогоплательщика, а не собственника бизнеса. Народ в нашей стране никогда за свою историю не был себе хозяином, он всегда воспитывался как слуга и средство, и ощущал себя слугой и средством. Он может не любить власть, как всякий работник не любит своего начальника, но принять мысль, что он — и есть власть — непосильная задача для целой нации с закостенелым мировоззрением.

Мы знаем и видим примеры, когда такое же общество бунтует и на смену одному собственнику садит себе на шею другого. Не менее алчного и жестокого. Его наверняка также сбросят, найдут третьего и четвертого, будут в кураже палить боярские терема и насиловать купеческих дочек.

До тех пор, пока естественный отбор не приведёт к власти настоящего хозяина, властного и бескомпромиссного. Того самого чёрного, что всегда после серых.

Что же теперь, не ходить на митинги, никому не верить, растоптать последние идеалы?

Нет уж, друзья. Быть идеалистами нам с вами никто не запретит. В книге написано, что если бы в Содоме и Гоморре был хоть один праведник — эти города уцелели.

Благодаря одному тебе, несогласный со мной романтик, выживет целая нация.

Оригинал

Другие публикации автора:

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 5.00 /5 (5 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: