Погода
на 25 июля
22°C
Курс валют
на 25 июля
$ 59.99
69.99
Ваш город:
Мнения

Элитообменная операция

Не успели проводить Суверенную демократию на пару с Тандемом, как на пороге новая экзотическая гостья: Национализация элит

— Подождите аплодировать,— предупреждает Владимир Путин в президентском "Послании",— может, вам не все понравится еще.

Если конкретнее, то речь об ограничении прав чиновников и политиков на зарубежные счета, ценные бумаги и акции. Что, в общем, довольно естественно, не правда ли? Примерно этого же добивается, например, и блогер Алексей Навальный. Из тех соображений, что товарищам, много и убедительно рассуждающим о губительном вирусе западного потребительства, о патриотизме, геостратегических угрозах, скорой и неизбежной смерти западной экономики, опирающейся на "зеленую нарезанную бумагу", было бы логично хранить свои деньги в сберегательной кассе и вкладывать их в акции флагманов стабильно развивающейся отечественной экономики.  

Разница в том, что Навальный и те, кто ему симпатизирует, не говорят о Национализации элит. Они, может, и слов-то таких не знают. У них идея проще: во-первых, чиновникам совесть неплохо бы иметь; во-вторых, соблюдать уже имеющиеся российские законы; в-третьих, их (в смысле чиновников) вообще что-то многовато развелось.  

Людям же, которые летают высоко и наслаждаются правом заглядывать в верхние окошки вертикали (иным позволено даже в самый пентхаус!), такой приземленный подход, конечно, претит. Умный политолог Сергей Марков терпеливо разъясняет: "Предлагая этот закон, президент опирается на российский народ, который требует, чтобы чиновники были здесь и душой, и телом. Чтобы здесь были их деньги, жены и любовницы". Страстный журналист Михаил Леонтьев с надрывом предупреждает: "Создание национальной элиты — это революция, и нельзя превратить это в лицемерие и пиар; это надо делать по-серьезному, до конца". Нравственный депутат ГД от "Единой России" (до того от "Яблока") Ирина Яровая волнуется о духовной составляющей: "Речь идет о формировании новой политической культуры, когда во главу угла ставится не логика законодательства или общественный контроль, а деловая репутация... Вопросы нравственности и моральных установок превыше законов".  

Ей хорошо, Яровой-то. У нее элитная собственность давно уже укоренена в национальном смысле. В 2006 году несовершеннолетняя дочка госпожи Яровой с хорошим патриотическим именем Екатерина купила себе четырехкомнатную квартиру площадью 127,6 кв. м в элитном московском комплексе "Тверская Плаза". По ценам того времени около 1,3 млн долларов. Или 36 млн рублей. Всего. Девчушка была совсем молоденькая — на большее, видно, денег не хватило. За прошедшие с тех пор годы Катя подросла. Цена на квартиру тоже — более чем в два раза, до 2,9 млн долларов. Поскольку номинальная хозяйка жилья теперь уже совершеннолетняя, мама и депутат — Ирина Яровая, честно несущая обязанности председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, эту квартиру в своей депутатской декларации указывать не стала. Чего зря обывательские интересы разжигать? Зачем, если ей, как иногородней, и так предоставлена московская квартира в 87 кв. м в депутатском доме?  

То есть озабоченный патриотизмом российский народ, требования которого сформулировал Сергей Марков, должен испытать чувство глубокого удовлетворения: депутат Яровая, слава богу, у нас в России и душой, и телом, и даже собственностью! Фу-ух, прямо от сердца отлегло. Ведь заведи несовершеннолетняя дочка главного думского борца с коррупцией квартиру где-нибудь в Майами (как, скажем, поступил легкомысленный сын бывшего председателя комиссии Госдумы по этике Владимира Пехтина) — страшно подумать, что могли бы изобрести тамошние спецслужбы. Выкрасть детей, бросить в Гуантанамо, потребовать взамен протоколы заседания комиссии по этике... Или того хуже, втереться в доверие к неокрепшим душам и превратить их в агентов влияния. Завербовать!  

Нет, не зря лидер "Народного фронта" и депутат Вячеслав Лысаков, стоявший у истоков процесса, говорит о том же, что и депутат Яровая: "Это не просто "национализация элит". Я называю это новой моралью". Может ли разумный человек и благонамеренный избиратель с ним не согласиться? Не может. И не надо.  

В советские времена был анекдот. Коммунисты одной из южных республик обращаются в Комитет партийного контроля за разъяснением:  

— Обязан ли член партии платить взносы со взяток?  

— Странно даже слышать такие вопросы от товарищей из братской республики,— отвечает КПК.— Настоящий, искренний коммунист, не на словах, а на деле разделяющий высокие цели и идеалы партии, обязан платить членские взносы со всех видов дохода.  

Тогда государственная номенклатура тоже была очень глубоко озабочена борьбой с разлагающим влиянием Запада, укреплением морали и социалистической духовности, тесно сопряженной с советским патриотизмом. А как иначе? Честный патриот, сознающий всю меру ответственности перед грядущими поколениями, движимый заботой о пользе юношества и благе Отечества, все украденное из бюджета, конечно, должен вкладывать в нашу же родную почву. К вящему ее обогащению и расцвету.  

Конкуренция сред

Теперь о главном. А именно, почему байка про национализацию элит окажется в итоге такой же пустышкой, как байка про энергетическую империю.  

Премьер-министр Дмитрий Медведев, отчитываясь перед депутатами Госдумы 17 апреля, с печалью сказал про отток финансов из России: "Он сократился в 2012 году применительно к 2011 году, но в странах с сопоставимой экономикой вообще такого нет. Значит, что-то у нас не так работает".  

Интересно, что же? Возможны два объяснения на выбор. Либо у финансов плоховато с патриотизмом и тогда их следует: а) перевоспитать; б) сделать невыездными. Либо финансам по каким-то причинам в России плохо и тогда следует подумать, как обеспечить им комфорт.  

В зависимости от ответа два сценария действий. Первый означает увеличение казенных затрат на патриотическую риторику, клятвы юных пионеров, моральный кодекс строителя капитализма и разное прочее воспитание нового человека, созидателя светлого будущего. Параллельно с увеличением затрат на пограничный контроль ФСБ — чтоб мышь с долларом в зубах не проскочила. Второй сценарий означает ограничение бюрократического рукоблудия и восстановление того, что называют "благоприятным инвестиционным климатом".  

Вертикаль выбирает первый вариант. Это ясно из теоретических соображений — нигде, никогда, никакая бюрократия по доброй воле не принимает решений, урезающих ее полномочия и связанную с ними кормушку. Тем более невозможно такое у нас в России, где улучшение инвестклимата однозначно подразумевает ограничение интересов вертикальной номенклатуры. Выбор власти подтверждается и конкретными шагами в области духовного окормления экономики. Светлая идея возродить борьбу за звание Героя (капиталистического?) труда, освящение воды в питерском водопроводе (говорят, вода просветлилась) — что еще нужно, чтобы оценить степень их адекватности? Если только обильные, страстные речи начальника "Народного фронта" Вячеслава Лысакова про моральную составляющую: "Задел на будущее... Это изменение ментальности... Чтобы ряды в будущем формировались по-другому, из людей, имеющих иное мышление..."  

На рубеже 1990-х и нулевых люди с весьма дремучей ментальностью, ничуть не озабоченные борьбой за высокое звание Героя труда, ломились со своими (и чужими тоже!) деньгами в Россию-матушку с вполне понятным расчетом: вложить в нефть, в газ, в электричество, в жилищное строительство, в телефонию, в интернет — во что угодно. Чтобы через год нажить вдвое. А через три года — впятеро...  

Между прочим, это и называлось "задел на будущее". Так вот сейчас он кончился. В экономические перспективы России если кто сейчас и верит, то главным образом по долгу службы.  

Президент Путин с некоторым раздражением констатирует в своем "Послании": "Девять из десяти существенных сделок, заключенных крупными российскими компаниями, включая, кстати, компании с госучастием, не регулируются отечественными законами". Проще говоря, проводятся через офшорки. Зампред комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Никита Иванов в журнале "Эксперт" раскрывает тему: "Причины, по которым наши компании выбирают иностранные юрисдикции, очевидны. Это не только низкие налоги, но и возможность разрешать коммерческие споры в судах тех стран, чье право более для этого приспособлено".  

Если уж совсем честно, то в условиях полной номенклатурной подконтрольности судов и откровенной приватизации государственного аппарата в пользу бюрократической корпорации, только безумец будет держать деньги и акции по эту сторону границы. При этом совершенно неважно, честные деньги, не совсем честные или совсем нечестные. На опыте установлено: люди вообще страсть как не любят расставаться с деньгами. С любыми. И западная, более понятная и прозрачная в практическом смысле правовая среда кажется финансистам более надежной, чем российская.  

Вот и все. Есть конкуренция экономических сред. Российская экономическая среда ее проигрывает. Деньги уходят за границу. Есть конкуренция интеллектуальных и социокультурных сред. Российская среда ее проигрывает. Мозги и культура утекают за границу. Есть конкуренция социальных сред, включая оплату труда, пенсии и медицинское обслуживание. Россия ее проигрывает. Лечиться, рожать и даже завершать жизнь те, у кого есть средства и возможность, едут за границу. Есть конкуренция экологических сред, включая качество воды, воздуха и продуктов питания... Ну и так далее.  

Слово и дело

Комплексное состояние среды определяется в конечном итоге приоритетами и политическими решениями, которые принимает власть. Есть очень простое и понятное правило. Чем ниже качество политических решений власти и очевидней ее неэффективность в смысле обустройства реальной среды обитания, тем старательней она строит вымышленную среду, в русской культуре получившую название потемкинских деревень. Тем жарче рассуждения про тысячи незримых нитей, связывающих с любимой Родиной, про необходимость защищать общенародные интересы от злобных покушений извне и изнутри, про светлое будущее, которое вот-вот настанет. И тем сильнее завинчивание гаек. Чтобы деньги, люди, тексты, мозги тихо сидели, где сидят, и не высовывались.  

Такую стабильность обязана поддерживать элита, которую следует национализировать?  

Отлично. Возьмите, например, всеми горячо любимого Юрия Михайловича Лужкова и попробуйте. Уж патриот был из патриотов! С таким напором учил нас Родину любить — куда там Жириновскому! И через Абхазию, и через Севастополь... Но вот повернулась Отчизна как-то неловко, и буквально все-все, что нажито непосильным трудом (и заблаговременно не выведено в офшорки), как ветром сдуло. Ну, миллиард-другой, наверное, где-то все же остался — за границей, понятно. Но ведь остального-то как жалко, правда?! А надо было думать, где добро держать. Оценивать риски. Россия, она такая — только что Бога за бороду держал, любимой жене везло в бизнесе просто невероятно! И вот, на тебе...  

Весьма любопытно бы посмотреть, как страстный Михаил Леонтьев, умный Сергей Марков, нравственная Ирина Яровая под руководством дальновидного Вячеслава Лысакова стали бы промеж господина Лужкова проводить воспитательно-патриотическую работу. В целях изменения ментальности с заделом на будущее. Как одного из отцов-основателей их общей партии "Единая Россия" и не самого мелкого представителя национализируемой элиты. Чисто из научного интереса хотелось бы услышать, что конкретно он им ответит и куда конкретно пошлет. И что, другие, рангом пониже, но мозгом не глупее, не догадаются, что с деньгами в нашей экономической среде лучше следовать старому принципу: подальше положишь — поближе возьмешь.  

Все это сказки, которые становятся былью лишь в воображении казенных патриотов. Запреты, где дело касается ушлых и дошлых обладателей весомых капиталов, обходятся по щелчку пальцев. Переименуют, перерегистрируют, объедут на кривой козе. А вот рядовым гражданам со своими небольшими капитальцами, спрятанными за божницей на черный день, эти патриотические инициативы икнутся еще не раз. Может, и хотелось бы рискнуть и инвестировать в наши российские акции — да больно риск велик. Тем более на систематически падающем фондовом рынке. Так что будут по-прежнему покупать многократно заклейменную "зеленую нарезанную бумагу", веры в которую все-таки больше, чем в наш патриотический рубль.  

Рынок жаркими разговорами не поднимешь. Так что рукоплескать и впрямь рановато.  

Оригинал.

Другие публикации автора:

Оценить мнение:
Рейтинг мнения - 0.00 /5 (1 оценка)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: